WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 54 |

В значительно же большей степени новая модель стратификации связана с формированием слоя крупных собственников, состоящего в основном из бывшей партийносоветской и хозяйственной номенклатуры, обменявшей право распоряжения собственностью на право владения ею. [78 Трансформация социальной структуры и стратификация российского общества / Институт социологии РАН, 2е изд., перераб. и дополн. Отв. ред. д. философ. н., проф. З.Т. Голенкова. М.: Издво Института социологии РАН, 1998. С. 287.] Проведение реформ открыло новые каналы для быстрого продвижения в верхние слои общества. Становление новых элитных групп, особенно в регионах, сопровождалось существенным рассогласованием статусов. Инструментом согласования положения во властной иерархии и материального достатка, который в глазах представителей власти должен давать возможность для соответствующего стиля жизни и приобретения символических предметов потребления, служит целый арсенал средств: от легальных до преступных. Многие из них могут быть отнесены к коррупционным действиям.

Характерными проявлениями коррупции в России являются совмещение государственными чиновниками должностей в органах власти и в коммерческих структурах; организация коммерческих структур должностными лицами, использующими при этом свой статус, обеспечение этим предприятиям привилегированного положения. Государственные чиновники и политики высокого ранга нередко используют служебное положение в процессе приватизации государственных предприятий к собственной выгоде или в пользу близких ему лиц. Распределение государственных финансовых ресурсов также является предметом коррупционных деяний [79 Волженкин Б.В. Коррупция…С.13]. Изобретательность коррупционеров весьма велика, поэтому список услуг и материальных ценностей можно умножать до бесконечности. По заключению В.В.Лунеева, “изощренное мздоимство и казнокрадство стало основной и перспективной статьей дохода на временных и неустойчивых государственных должностях, институированного порочным российским деловым обычаем” [80 Лунеев В.В. Коррупция учтенная и фактическая // Государство и право, 1996. №8. С. 84].

Последствия коррупции. Коррупция как социальная проблема. Как мы убедились, причины коррупции усматриваются в чрезмерном вмешательстве государства в жизнь общества. Однако демократия и рынок не ведут к исчезновению коррупции. Более того, в них самих таятся причины коррупции. Варианты интерпретации как причин, так и самой коррупции могут содержать противоположные суждения. Оценка одних и тех же явлений, их восприятие в обществе на разных этапах истории может быть различным. Примеров такого рода можно привести достаточно.

Отношение общественного мнения к коррупции изменяется от страны к стране и от культуры к культуре. Существуют различия, даже разрыв и в восприятии коррупции общественным мнением в целом и элитами, в частности [81 Мени И. Коррупция на рубеже веков: эволюция, кризис и сдвиг в ценностных представлениях // Международный журнал социальных наук. 1997. №16. С. 8]. Неодинаково восприятие коррупции и различными социальными группами. Исследования, проводившиеся в России, также подтверждают справедливость этого положения.

Отнесение того или иного действия или явления к коррупции зависит, по выражению И. Мени от “порога терпимости общества”, а также от “интенсивности контроля над системой сверху”, [82 Там же. С. 11] Различное восприятие коррупции побудило А. Дж. Хайденхаймера предложить классификацию коррупции как “белой”, “серой” и “черной”. [83 См.: Heidenheimer, Arnold J., Michael Johnston, and Victor T. Le Vine (eds.) Political Corruption: A Handbook. New Brunswick, NJ: Transaction Books. 1989.] В основе классификации – отношение общественного мнения в целом и элиты, в частности. А. Дж. Хайденхаймер отнес к “белой” коррупции те деяния, которые не воспринимаются ни общественным мнением, ни элитами в качестве незаконной, хотя формально они таковыми являются. По мнению исследователя, это говорит о том, что данная форма коррупции стала частью национальной культуры (обычаем, нормой). К “черной” коррупции относятся деяния, в отношении которых наличествует единодушное осуждение. Наконец, к “серой” коррупции он относит те действия, относительно которых нет единодушного мнения.

Точно также существует целая палитра суждений по поводу последствий коррупции, ее влияния на различные сферы общественной жизни.



В поле зрения исследователей прежде всего попадает воздействие коррупции на экономический рост и развитие. Многими признается функциональность коррупции в плане ускорения принятия решений, оживления экономической деятельности и предпринимательства в странах, страдающих от излишнего государственного вмешательства. Мы уже приводили суждения по этому поводу известных авторов.

Автор наиболее часто цитируемой по этому вопросу статьи Н. Лефф [84 См. Leff, Nataniel H. Economic Development Through Bureaucratic Corruption // The American Behavioral Scientist. 1964. Vol. VIII. P. 8 14] считал, что коррупция в форме взяток позволяет преодолеть многочисленные жесткие правила, устанавливаемые властями развивающихся стран. И хотя взятка идет в карман чиновнику, а не государству (это – негативная сторона), но эффективность распределения ресурсов при этом повышается.

Споры вокруг характера воздействия коррупции на экономику продолжаются. Нередко сторонники положительного воздействия ссылаются на опыт стран ЮгоВосточной Азии в период с 1965 г., демонстрировавших значительный рост и одновременно высокий уровень коррупции. Однако экономический рост являлся результатом целого набора факторов и влияние коррупции неясно. Можно предположить, что главное – это насколько экономика эффективна изначально. Если изначально она не эффективна, то коррупция может стимулировать более эффективное поведение и рост. В случае же, если экономика достаточно эффективна, то коррупция может внести искажения в ориентиры роста, что в свою очередь негативно скажется на экономике. [85 Goudie, A.W. & Stasavage D. A framework for the analysis of corruption // Crime, Law & Social Change. Vol. 29, № 2 – 3. P. 139.] Если для отдельного субъекта (клиента) возможно достижение определенных целей при использовании коррупции как инструмента в конкурентной борьбе, то с позиции страны в целом коррупция означает ограничение конкуренции, недобор налогов, рост теневого сектора экономики и сокращение инвестиций. Наконец, нельзя не упомянуть и то, что коррупция усугубляет неуверенность и неопределенность экономической среды в результате кумулятивного эффекта искажения ориентиров экономического роста, создаваемого множеством отдельных ее актов.

При оценке последствий коррупции необходимо иметь в виду особенности правящего режима: степень политической централизации и демократической прозрачности, а также характер его взаимодействия с институциональными структурами, через которые осуществляется политический контроль и влияние. Политические структуры, в которых слаба или отсутствует вовсе деятельность представительных институтов, могущих призвать к ответственности правительство, создают большие возможности для коррупции ввиду того, что в них нет политических механизмов, посредством коих может быть смещено правительство, потакающее коррупции или непосредственно в ней замешанное. [86 Ibid., p. 121.] Опасность коррупции коренится в политическом влиянии, которое могут оказывать политики и правительственные чиновники на бюрократические институты, судебную и правоохранительную систему. Отсутствие ясных правил, ограничивающих политическое влияние на бюрократические институты, а также недостаточное разделение власти между правящим режимом и судебной системой могут способствовать расцвету коррупции. Развивающееся гражданское общество и СМИ способны играть мониторинговую роль в отношении коррупции, проводя собственные расследования фактов коррупции и публикуя соответствующую информацию. Однако, возможности СМИ и институтов гражданского общества существенно ограничены в условиях автократических политических режимов не только ввиду наличия различного рода ограничений свободы слова и печати, но и изза собственной слабости. Тем не менее, при совпадении интересов политического и судебного истеблишмента, гражданское общество и СМИ могут оказаться теми немногими каналами, посредством которых можно както уменьшить коррупцию. [87 Ibid., p. 125.] Весьма важную роль в ограничении коррупции, ее негативного влияния на общество имеет степень организованности коррупции, ее предсказуемость. Сотрудничество бюрократических структур (и политиков) в установлении размеров взяток и выполнении обязательств коррупционерами могут существенно ослабить ее отрицательное воздействие. Примером сотрудничества во взяточничестве иногда приводят СССР, где различные бюрократии кооперировались в определении размера взяток, а КГБ отслеживал возможные отклонения. [88 См. Shleifer A., Vishny R.W. Corruption // The Quarterly Journal of Economics. 1993. Vol. 107. № 3 (August). P. 610612.] Наконец, коррупция, а точнее, возможность получения больших взяток может служить серьезным стимулом к завоеванию или удержанию политической власти и влияния, как для правящих элитных групп, так и для оппозиции. Следовательно, может служить фактором обострения отношений между элитными группами, а также вести к политической дестабилизации. Установление власти, мотивированной желанием сохранить привилегии и коррупционные платежи, искажает приоритеты экономической и социальной политики, когда провозглашаемые цели и стратегии развития лишь в малой степени отвечают интересам страны.





Мы начали этот раздел с констатации того, что не существует однозначного взгляда, единой оценки коррупции. Ранее мы отмечали, что интерес в обществе к проблеме коррупции связан с проведением реформ. Большинство упоминавшихся исследователей считают коррупцию источником дезорганизации общества. В то же время лишь немногие обращают внимание на динамику данного социального феномена, учитывают, как коррупция становится проблемой в глазах общества, почему в дальнейшем она выступает объектом политических действий или все заканчивается очередным скандалом.

Г. Блумер утверждал, что социальные проблемы суть продукты процесса коллективного определения, а не набор какихто объективных социальных условий. [89 Blumer, Herbert. Social Problems as Collective Behavior // Social Problems. 1971, № 18 (Winter), pp. 298306.] На самом деле, многое указывает на то, что проблема коррупции – это вопрос интерпретации, восприятия реальности, а социологическому узнаванию и признанию явления в качестве социальной проблемы предшествует ее обозначение таковой со стороны общества (общественного мнения).

Новый взгляд на коррупцию связан с концепцией социального конструирования реальности П. Бергера и Т. Лукмана, которые утверждают, что хотя реальность социально определена, само ее определение воплощается в конкретных индивидах и группах, которые творят это определение. [90 См.: Бергер Питер, Лукман Томас. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М.: Московский философский фонд, “AcademiaЦентр”, “Медиум”, 1995.] С. Чибнелл и П. Саундерс, применив этот подход к анализу коррупции, идентифицировали ее скорее как классификацию поведения, достигнутого в результате переговоров, нежели качество, внутренне присущее определенному типу поведения. Они продемонстрировали, как интерпретация одного и того же действия может изменяться в зависимости от специфики социального контекста и запаса знаний. [91 Chibnall, S. and Saunders,P. World Apart: Notes on the Social Reality of Corruption //British Journal of Sociology. 1974, № 28 (June), pp. 138154.] Знание социальных условий может быть использовано не только для того, чтобы объяснить возникновение определенных требований привлечь внимание к какимто явлениям, но также для того, чтобы объяснить, почему они получают это внимание или даже принимают форму публичной политики. [92 Best, Joel. Images of Issues: Typifying Contemporary Social Problems. New York: Aldine de Gruyter. 1989.] В таком ключе осуществлено исследование коррупции в Индии В. Паваралой. [93 Pavarala, V. Interpreting corruption: elite perspectives in India. New Delhi etc.: Sage Publications. 1996.] Он, в частности, отмечает, что коррупция в Индии выступает полем выяснения отношений элитных групп. Это не столько обсуждение самой коррупции, ее сути и т.д., сколько споры и конфликты вокруг экономических, политических и социальных структур, которые ведут различные элитные группы между собой.

Политическая практика демонстрирует, что обвинения в коррупции обычно исходят от групп, стремящихся к реформам. В развивающихся странах эти элиты презентируют коррупцию как неотъемлемую характеристику прежних политических режимов и общественных систем, которые они стремятся если не разрушить, то, по крайней мере, модернизировать. То есть у этих групп существует прямой интерес в дискредитации прежних режимов при помощи обвинений в коррупции.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 54 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.