WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 54 |

Поскольку коррупция все же чаще осуждается обществом, обвинения в коррупции, как правило, служат действенным инструментом манипуляции общественным мнением и инструментом политической борьбы. Откровенные выступления российских политиков дают этому прекрасные подтверждения. “Чемоданы компромата” Руцкого, обвинения Президента и его окружения со стороны оппозиционных групп, взаимные обвинения олигархов, заполнившие СМИ и т.д.

Сказанное не означает что такого рода обвинения, по определению, ложны. Более того, правящие элиты нередко оказываются вовлечены в коррупцию вследствие поиска возможностей, способов расширения потока благ, притекающих по официальным каналам. [94 Alam, Shahid M. Anatomy of Corruption. An Approach to the Political Economy of Underdevelopment // American Journal of Economics and Sociology. 1989. Vol. 48, № 4 (October), pp. 441456.] Как указывала Е. ЭтциониХалеви, элиты – это те, кто охраняют демократию, но они также являются теми, кто при определенных обстоятельствах увеличивают свою силу посредством коррупции правил и процедур демократии. [95 EtzioniHalevy, Eva. Bureaucracy and Democracy: A Political Dilemma. London: Routledge and Kegan Paul. 1985.] Наконец, напомним, что коррупция также является инструментом, способным обеспечить вертикальную (направленную вверх) мобильность тем социальным группам, точнее, ее представителям, для которых закрыты иные возможности. Если ранее мы говорили об этом, ссылаясь на Мертона, о значении этого канала для этнических групп, то теперь к ним необходимо добавить преступные сообщества. Российская избирательная кампания 1999 года дает тому немало примеров.

В заключение отметим, что перспективы России в ограничении коррупции, точнее, сведении ее до приемлемого уровня следует связывать с существенным улучшением правовой базы взаимодействия государства (его представителей) с обществом, а не с ловлей отдельных мошенников и казнокрадов. Последнее очень важно, особенно в плане укоренения в жизни граждан уважения к закону и привычки жить в соответствии с законом, но недостаточно, если не будут существенно ограничены и точно описаны процедуры взаимоотношений сторон. Однако пессимизм внушает неспешное формирование институтов гражданского общества, без которых общество неизбежно скатывается к административносиловым способам решения проблем коррупции.

И.А.Пидлуска ПРОБЛЕМА КОРРУПЦИИ В УКРАИНЕ:

ПУТИ ГРАЖДАНСКОГО ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ И СОКРАЩЕНИЯ КОРРУПЦИОННЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ Коррупцию в Украине часто называют "больной темой". О необходимости широкомасштабной борьбы с коррупцией как с угрозой национальной безопасности заговорили еще в 1992 году. Антикоррупционные призыви стали обязательным лозунгом всех без исключения политических сил, а сама тема коррупции обязательной в общении с международными финансовыми структурами, донорскими организациями и потенциальными иностранными инвесторами. Со временем призывы к "широкомасштабной борьбе с коррупцией" трансформировались в утверждение что "коррупция существует везде в целом мире", а следовательно, бороться с ней не имеет смысла.

Парадокс: во всем мире коррупция это плата госслужащему за оказание незаконных услуг незаконным способом. В Украине, как и в других постсоветских государствах, коррупция это плата госслужащему за преференциальное оказание законных услуг, а часто и просто за более качественное и своевременное выполнение чиновником работы, которую он и без того обязан выполнить.

Законодательная база борьбы с коррупцией За годы независимой государственности создана достаточная законодательная база для борьбы с коррупцией в Украине. Одним из первых указов Президента Л. Кучмы был указ "О неотложных мерах по усилению борьбы с коррупцией", принятый в июле 1994 г. Вслед за ним были приняты Закон "О борьбе с коррупцией" (октябрь 1995), запрещающий совмещать госслужбу с любой другой деятельностью (за исключением творческой, каковой считаются исследовательская деятельность, преподавательская и научная работа), Указ о создании Национального бюро расследований (апрель 1997) (соответствующий законопроект так и не был принят парламентом), Национальная програма борьбы с коррупцией (апрель 1997), Концепция борьбы с коррупцией в Украине на период с 1998 по 2005 год (введена президентским декретом в апреле 1998 г.). В январе 1999 г. Украина присоединилась к Антикоррупционой Конвенции Совета Европы в области криминального права. Кроме того, существует своеобразный "кодекс этики" госслужащего закон "О государственной службе" (1993 г.), запрещающий использование служебного положения в корыстных целях. Однако, в современном национальном законодательстве отсутствуют действенные механизмы, которые обеспечивали бы предотвращение конфликта интересов. Должностные лица высокого ранга имеют прямые и косвенные связи с бизнесом как учредители компаний и владельцы акций, что не противоречит действующему законодательству. Однако, в отличии от общей практики ряда демократических государств, ничто не обязывает украинских официальных лиц и государственных служащих передавать свои корпоративные права и акции в управление на период исполнения своих государственных функций. Формально подавая в отставку, избранные в парламент или назначенные на государственные должности руководители корпораций переходят в официальный ранг "почетных президентов", при этом фактически оставаясь руководителями компаний. Понятие корпоративного управления остается в зачаточном состоянии.

Источники и причины коррупции Среди наиболее типичных для постсоветского пространства объективных причин распространения коррупции несовершенство законодательной базы и нормативных актов постсоветского периода, зачастую открывающих коррупционные возможности "в соответствии с действующим законодательством", а также слабость гражданского общества. Среди субъективных причин коррупции особое значение имеют динамика элит и несоответствие статуса госслужащего уровню его власти и ответственности. В такий случаях коррупция выступает как баланс спроса и предложения. В тоже время, "тоталитарное наследие", которым зачастую объясняют привычку государственных служащих к взяточничеству, является не столько причиной, сколько попыткой оправдания коррупции как "традиционного" способа "смазки" плохо отлаженного государственного механизма.

Ведущий эксперт Всемирного банка Даниел Кауфман составил детальный список видов государственного регулирования, создающих коррупционных возможности. По его мнению, особое "коррупционное" поле создается там, где присутствуют выдача лицензий, разрешений, паспортов, таможенных и транспортных документов, предоставление субвенций, кредитных и налоговых льгот, где существуют квоты на импорт (экспорт), контроль за ценами, где наблюдается монополизация рынка, а новые фирмы и инвесторы встречают серьезные препятствия на своем пути на рынок. Коррупции чрезвычайно способствует закрытость социальноэкономических процессов закрытое акционирование недвижимости, телекоммуникаций, энергетической инфраструктуры, закрытая приватизация, возможность открытия анонимных банковских счетов, а также возможность избирательного применения законодательных актов. Пока данные факторы остаются правилом, антикоррупционные кампании будут малоэффективны, а борьба с коррупцией будет делом сезонным, как правило, "привязанным" к переговорам с международным финансовыми институциями о предоставлении очередного кредита.

Что же мешает эффективной борьбе с коррупцией? Прежде всего непоследовательность, проявляющаяся в создании новых коррупционных возможностей. Например, одновременно с провозглашением борьбы с коррупцией, государственным органам, со ссылкой на хронически недостаточное бюджетное финансирование, позволяется просить "спонсорской помощи" от тех, кому они должны оказывать государственные услуги. На практике "просьбы" о "спонсорстве" превращаются в скрытое или открытое вымогательство со стороны госслужащих за оказание будтобы бесплатных услуг. При этом низкая зарплата госслужащего и недостаточное бюджетное финансирование данного государственного органа используется для оправдания коррупции.

Тем не менее, массовая официальная антикоррупционная кампания 19981999 годов, в ходе которой правоохранительные органы регулярно публично заявляли о многочисленных случаях коррупции, но в отчетах среди выявленных и привлеченных к ответственности "коррупционеров" практически отсутствовали должностные лица хотя бы областного масштаба, не дала ожидаемых результатов. Несмотря на предпринятые усилия, избирательный подход в борьбе с коррупцией укрепил общественное мнение о том, что коррупция является неизменным атрибутом власти.





Результаты опроса, проведенного Киевским международным институтом социологии в конце октября 1998 года (выборка 2 111 респондентов по всей Украине, более одного ответа на вопрос):

39% считают, что коррупция поощряется тем, что чиновникам дано слишком много прав 38% видят причину в "иммунитете" депутатов парламента и судей 33% называют причиной недостаточный контроль за имплементацией законов 27% коррупция упрощается пробелами в законодательстве 26% отсутствием "кодекса этики" госслужащего 24% недостаточный контроль за использованием бюджетных средств 19% возможности ухода от ответственности за коррупционные действия (зависимость судей, сложность доказательства, очень короткий срок, отведенный законом на рассмотрение "коррупционных" дел два месяца) 17% возможность оказывать поддержку "дружественным" фирмам.

Опрос, проведенный фирмой "СоцисГеллап" по заказу IFES в июне 1999 г. (репрезентативная выборка 1 200), дал следующие результаты:

62% респондентов считают, что коррупция в Украине широко распространена, но склонны рассматривать ее как "жизненный факт" 26% считают, что коррупция "встречается достаточно часто" 2% считают коррупцию "редким явлением" 69% воспринимают коррупцию как "очень серьезную проблему" 47% считают коррупцию основным фактором, блокирующим экономические реформы в Украине.

"Коррупционный рейтинг" данного опроса выглядел следующим образом:

1 "высокие должностные лица" и милиция (81%) 2 таможнники (80%) 3 налоговые инспекторы (79%) 4 члены парламента и судьи (73%) 5 представители аппарата Кабинета министров (72%) 6 члены президентской администрации (65%) 7 частные предприниматели (64%) 8 руководство банков (61%) 9 руководство иностранных компаний (42%) Показательно, что при этом лишь 5% респондентов считали коррупцию одной из основных причин своей неудовлетворенности ситуацией в стране и верили, что борьба с коррупцией может стать эффективным методом улучшения этой ситуации.

По данным Комитета Верховной Рады Украины по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности и борьбы с организованной преступностью и коррупцией, за 9 месяцев 1998 года украинские суды получили 2,754 протоколов о коррупции. В 43% были вынесены обвинительные приговоры и большинство чиновников коррупционеров были привлечены к административной ответственности, т.е. были оштрафованы на различные в основном незначительные суммы. Показательно, что из 208 привлеченных к ответственности за коррупционные деяния чиновников низших рангов 54 и дальше остались на своих должностях. Суммы штрафов не превышали эквивалент 110 долларов. По данным Генеральной прокуратуры Украины, в 1999 году количество зарегистрированных случаев взяточничества превысило 2600, а из переданных в суд 768 криминальных дел 200 касались высокопоставленных госслужащих. С начала 2000 года в суд уже направлено уже более 2 тысяч протоколов о коррупции. По оценкам экспертов Всемирного банка, годовая сумма взяток, которые платятся в Украине, соответствуют двухмесячному товарообороту в стране. Предприниматели отдают в виде взяток до 6,5% своей среднегодовой прибыли.

Официальные и общественные антикоррупционные инициативы "Первой ласточкой" антикоррупционной кампании, затрагивающей известного государственного деятеля (правда, уже после того, как он ушел в отставку "по собственному желанию" после серии публикаций в западной прессе, обвиняющих его в коррупции) было "дело" Павла Лазаренко, премьерминистра Украины в 19961997 годах. Вскоре после отставки и перехода в оппозицию Лазаренко был обвинен в злоупотреблении властью, открытии незаконных валютных счетов за рубежем, нецелевом использовании более 2 миллионов бюджетных средств. В январе 1999 года Павел Лазаренко был лишен парламентской неприкосновенности и вскоре бежал в США, где попросил политического убежища и в настоящее время ожидает решения американских иммиграционных властей. У правоохранительных органов также имеются претензии к нескольким бывшим соратникам бывшего премьера в основном по поводу уклонения от уплаты налогов и незаконных банковских операций.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 54 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.