WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

1994 год. Прошло десять лет. Вопрос об определении границ между бывшими союзными республиками, а теперь независимыми государствами, встал со всей остротой.

Молодой режиссер Майдо Сельгмяэ обратился к этой же теме, условно назовем ее — граница, но уже на документальном материале.

Безграничные возможности экранного искусства, многообразие его выразительных средств, внимательное и вдумчивое отношение к ним позволили создать произведение, не оставляющее равнодушным зрителя вне зависимости от его местожительства и национальности.

Героиня видеофильма "Иду, иду, иду помаленьку" — эстонка. У нее, как и у многих жителей Вырузского района, самые близкие люди оказались похоронены на кладбище в Печорах, на территории России. Мать, муж, сын лежат в земле всего в десяти километрах от дома, но за границей, в другой стране.

Ей, семидесятидевятилетней женщине, приходится не просто преодолеть путь свыше 20ти километров, но пересечь границу — линию, разделившую на две части совсем недавно целостный край.

В звуковой фонограмме текст отсутствует, слышна лишь эстонская музыка и естественные шумы. В изображении — идет немолодая женщина, идет, идет, идет. И при этом, казалось бы, такими скупыми средствами, создан художественный образ вечности — жизни, смерти, красоты природы и образ современной действительности с сиюминутными политическими коллизиями, нарушающими гармонию окружающего нас мира.

Зритель сразу попадает в узнаваемое время и пространство. Сдержанная красота северозападной природы. Внутрикадровое движение (медленные неспешные панорамы, проходы с камерой, наездыотъезды) позволяет зрителю как бы сопровождать героиню в ее путешествии и пройти вместе с ней весь путь.

В начальных кадрах незнакомая нам женщина выходит из дома, запирает дверь и кудато направляется. Через некоторое время она уже подходит к контрольнопропускному пункту на границе. Небольшая остановка для проверки документов, и она снова идет по дороге. И вдруг слышен за кадром еле уловимый колокольный звон. В голубом небе возникают очертания золотистого креста, изображение становится все отчетливее, и мы видим, что крест установлен на куполе собора ПсковоПечорского монастыря. При помощи такого монтажного перехода зритель вместе с героиней оказывается на православной земле — на территории России.

Замечателен тот факт, что о месте действия мы узнаем не из закадрового комментария (как это бывает почти всегда на телевидении), а через изображение, посредством зрительных композиций, дополненных звуком (в данном случае — звуком колокола).

На кладбище мы наблюдаем за уверенными размеренными движениями пожилой эстонки. У нее внимательные глаза, заботливые и ловкие руки. Она сосредоточенно прибирает могилы, сажает цветы. Пройдет совсем немного времени, и она вновь отправится в путь, теперь уже — обратно.

Камера следует за героиней, обгоняет ее и берет на крупный план. Портрет нашей современницы — волевой и мужественной, перенесшей многие испытания и достойно принявшей еще одно: пролегла граница между ее домом и могилами родных. Финальная надпись сообщает скупые биографические данные и дает справку о пограничном режиме.

Методом видеонаблюдения, средствами экранного искусства режиссер дал возможность зрителю в течение 14ти минут прожить вместе с героиней нелегкий, тревожный, многочасовой путь, заинтересоваться ее судьбой, сопереживать, сочувствовать ей и всем людям, попавшим в трагическую ситуацию, оказавшимся жертвами возникновения новых границ.

Никакое другое искусство не справилось бы с подобной задачей, так как только художественновыразительные средства экрана позволяют в пространственновременных структурах зримо зафиксировать течение жизни, дополнив и углубив изображение звуком (музыкой и шумами).

Завершая разговор об экранной образности, нельзя обойти молчанием телефильмы одного из самых значительных и талантливых документалистов нашего времени режиссера Владислава Виноградова. Все его работы заслуживают самого внимательного и подробного анализа, так как являются настоящим кладом для изучающих азбуку экранного языка, а также тех, кто стремится к совершенству мастерства в этой области творчества.

В начале своего творческого пути режиссер Вл. Виноградов снял телефильм "Старик и конь", который и сегодня покоряет нас отточенностью экранной формы, пластической культурой, а главное, единством изображения и звука, их ритмическим и мелодическим соотношением.



"Оборона страны немыслима без лошади". Эти слова маршала Буденного ушли в далекое прошлое. Остались только пенсионеры: старикбуденновец и конь. Участвуют они в балете "Дон Кихот" и, сыграв роль продолжительностью в сорок секунд, возвращаются по улицам Ленинграда домой. А в фонограмме звучит марш буденновцев, контрастируя своим боевым духом и бодрым ритмом и с героями, и с современной жизнью города.

Прошлое и настоящее, наша история при помощи выразительных средств экрана, через изображение и звуковой ряд (музыка, шумы, прекрасный дикторский текст), посредством художественной экранной образности ожили на экране не только как документ эпохи, но и как произведение высокого искусства.

А в одной из последних своих работ, созданной в 1994 году, "Жилбыл великий писатель" режиссер за четырнадцать минут (такова продолжительность видеофильма) сумел рассказать о жизненном пути одного из самых замечательных писателей России Льва Николаевича Толстого.

За этот временной отрезок зритель узнает о детстве, юности, литературной деятельности и последних днях жизни великого писателя, о супружеских отношениях и о большой настоящей любви, которую питала к мужу Софья Андреевна. Зритель может постичь трагедию личности этого большого и незаурядного художника.

Режиссеру удалось воссоздать на экране все вехи биографии человека, давно умершего, когда в качестве зрительного ряда могли быть использованы только считанные кадры кинохроники, многочисленные фотографии (статичная природа которых всегда вступает в конфликт с динамикой экрана), предметы обихода, сохранившиеся до наших дней, обстановка дома.

Каким надо быть виртуозом, чтобы на этом скудном изобразительном материале воспроизвести на экране жизнь писателя во всей ее полноте с тончайшими нюансами, доступными только знатокам творчества Л.Н. Толстого, создать живое, динамичное, существующее в пространстве и задействованное во времени изображение, установить глубинные связи, существующие в нашей земной жизни и переходящие в вечность.

Безусловно, что и звуковое решение в тесном взаимодействии со зрительным рядом сыграло свою весомую роль, во многом определившую совершенство экранной формы.

Закадровый текст звучит в четырех вариантах: от автора (в начале и в конце видеофильма читает актер Иван Краско); от имени Льва Николаевича (дневники прочел Бруно Фрейндлих, да так выразительно, что возникает вопрос, уж ни сохранилась ли запись голоса самого писателя), голос Софьи Андреевны воспроизводит актриса Елена Юнгер; и, наконец, звучат слова хорошо известной старшему поколению песни "Жилбыл великий писатель Лев Николаич Толстой, ни рыбы, ни мяса не кушал, ходил по именью босой..." Эта песня в сжатой шутливой форме не только излагает основные биографические вехи на жизненном и творческом пути писателя, но и окрашивает изображение в теплые тона, придает нужное звучание философскому смыслу произведения; нет здесь ни осуждения глубоко несчастного человека (которого даже захоронили у оврага, а не на кладбище), ни преклонения перед кумиром.

В изобразительнозвуковую структуру органично включен и вальс, сочиненный писателем. На фотографии мы видим Льва Николаевича с Софьей Андреевной, сидящими за фортепьяно. Приблизившись к нотам, стоящим на подставке, можно увидеть и надпись: сочинение графа Л.Н. Толстого. А в это время за кадром раздаются первые звуки вальса. И через ноты в двойной экспозиции проступают, оживают фотографии героев в сопровождении звучащей мелодии.

В звуковом решении умело применяются естественные шумы (крик петуха, щебетание птиц, фырканье лошади), музыкальные, шумовые и интонационные акценты. Иными словами, режиссером талантливо и профессионально использована вся палитра художественновыразительных средств экрана.

Художникам, работающим в области игрового ТВ, тоже есть на что ориентироваться в своем творчестве. Имена выдающихся кинорежиссеров и их произведения нет надобности перечислять в данной работе. Можно только сказать, что положительный опыт, накопленный кинематографом, не следует игнорировать, его надо изучать, осваивать и впитывать, предлагая новые решения на более высоком витке использования изобразительных и звуковых возможностей экрана.





Приведем лишь два примера из кладезя мирового киноискусства, и что немаловажно, созданы они в нашем отечестве: один из самых кассовых фильмов "Табор уходит в небо" режиссера Э. Лотяну, другой короткометражный, почти неизвестный широкому зрителю, фильмдебют режиссера А. Майорова "Золотые рыбки".

Режиссер Эмиль Лотяну свой фильм охарактеризовал как "сплав музыки и изображения". Он пишет: "Целый год мы с композитором Эужениу Дога потратили на сбор музыки... по крупицам выстраивали музыкальную ткань фильма, ибо в музыке прежде всего запечатлен характер цыганской жизни.... мы тщательно складывали партитуру фильма, которая, в сущности, была как бы закадровым авторским монологом. Ею мы проверяли все — игру актеров, пластику изображения" (Липков А.И. Эмиль Лотяну. М., 1983. С. 40).

Все эпизоды фильма буквально пронизаны музыкой. Ее ритмы, мелодии предопределяют и внутрикадровое движение, и пластику действующих лиц, их ощущение себя в пространстве и во времени. Вспомним проход героини — молодой красавицы Радды в окружении подруг по узким улочкам провинциального города, ее встречу с местным графом, их лихой проезд на повозке. Или необыкновенно впечатляющий праздник в таборе с зажигательными плясками и полными огня цыганскими песнями. Невозможно забыть удивительный по красоте голос одиннадцатилетней девочки — Алены Бузылевой, ее артистизм, детский задор.

Музыка, звучащая в кадре и за кадром, шумы — вся звуковая партитура диктует решение изобразительного ряда, его живописный и темповый колорит, его ритмический рисунок. Поэзия, выраженная через органическое единство, взаимопроникновение, взаимосвязь пластики кадра и фонограммы — видимая музыка и звучащее изображение — такими предстают перед нами все без исключения эпизоды фильма.

Трагическая история любви Зобара и Радды, губительная природа страстей, опасность, которая таится в пленительном слове "свобода", — вся смысловая направленность произведения проступает прежде всего через его музыкальную канву и через изображение, которое как будто невидимыми нитями красиво вышито по ней.

Критик А. Липков пишет: "Фильм, начавшись как гимн свободе, заканчивается реквиемом по ней" (Там же, с. 38).

В комедийном фильме Александра Майорова золотые рыбки с большой охотой выполняют пожелания жителей маленького городка. И вот уже в одном из дворов во всю его ширь установлены столы, застеленные белыми скатертями и заставленные бутылками водки. За ними сидят два героя. Настроение у них прекрасное: им есть, что выпить, и о горожанах они подумали, используя свое желание: в водопроводах теперь вместо воды течет водка.

Но вот за кадром начинает звучать известная всем мелодия П.И. Чайковского из балета "Лебединое озеро". Камера под звуки музыки медленно панорамирует от стола. И зритель видит, что герои не только радуются спиртному, но и не вставая изза стола созерцают "маленьких лебедей", наслаждаясь совершенным исполнением танца балеринами в белоснежных пачках.

Трудно описать всю гамму чувств и размышлений, которые вызывает этот изобразительнозвуковой образ. Жители маленького провинциального городка не пожелали обнаженных натурщиц со страниц эротического журнала, ни виллы на берегу Атлантического океана, ни даже выступления какихнибудь известных популярных эстрадных артистов. Их душа просила чегото возвышенного, одухотворенного.

Да, "не хлебом единым жив человек". Многие философы утверждали, что народ всегда хотел "хлеба и зрелищ". Но для менталитета, сложившегося в нашей стране, понятие "зрелище" вмещает гораздо больше, чем коррида (эффектный бой разъяренных быков с отважными матадорами). Лирическая и широкая душа наших соотечественников требует высокого искусства, красоты, гармонии, "пробуждения лирой добрых чувств" — всего того, что теперь так редко появляется на телевизионных экранах. Для полноценной жизни души тоже нужна пища (не только тело нуждается в ней), и она должна быть доброкачественной и желанной.

"Таких фильмов теперь и не увидишь", — с тоской говорят приехавшие учиться в наш институт слушатели, посмотрев "Золотые рыбки". "Вся надежда на вас", — только и можно сказать в ответ. Будущее экранного искусства во многом зависит от профессиональной подготовки творческих работников ТВ.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.