WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 57 |

ВЕДУЩИЙ: Василий Васильевич, вам хочу вот какой вопрос задать. Многие эксперты сходятся во мнении, что дедовщина, как явление, началась в то время, когда происходил переход с трехлетнего на двухлетний срок службы, то есть те, кому не повезло, которым пришлось 3 года служить, как бы срывали свое неудовольствие на новобранцах, которые будут только два года служить, вот с этого началось, ну, с какойто зависти. А потом уже пошла волна и это стало таким уже серьезным явлением. Вопервых, так ли это, с вашей точки зрения и если так, то не может ли это получиться, когда перейдут на один год? Те, которые два года, сорвут свое неудовольствие на новобранцах опять? Василий СМИРНОВ: Владимир Владимирович, вопрос, конечно, важный и я бы корни так называемой дедовщины видел несколько в другом. Давайте заглянем в школу, давайте посмотрим на переменах, когда учительница рассаживает двух рядом сидящих мальчишек, потому что они вступают в какойто антагонизм, мальчик дергает девочку за косичку. Давайте поднимемся выше, посмотрим, кого мы призываем. Мы сегодня призываем 9 процентов, то есть 9 человек из 100, может быть, я скажу такие нехорошие слова, но, наверное, не самых лучших молодых ребят нашего общества.

ВЕДУЩИЙ: В каком смысле не самых лучших, что вы имеете в виду? Василий СМИРНОВ: По образованию. Мы имеем сегодня порядка 18 процентов, имеющих среднее общее образование, мы имеем служащих в армии 33 процента, кто до армии нигде не работал и не учился. На призывных комиссиях отсеиваются 30 процентов сразу негодных к службе в вооруженных силах и на сегодняшний день мы в соответствии с законом вынуждены брать граждан, которые имеют снятую или погашенную судимость. Да, процент этих граждан значительно уменьшается. Если 5 лет мы брали 7 процентов таких, то вот в этот призыв мы берем всего полтора процента. Я думаю, мы будем уходить от этого. Поэтому факты дедовщины, конечно, имеют место, но касается перехода на один год службы, я думаю, что, конечно, это внесет позитивную волну в успешное решение этого вопроса, но и жить, сказать, что вот они будут все любить друг друга, живя в коллективе...

ВЕДУЩИЙ: Это я понимаю.

Василий СМИРНОВ: Конечно, какието нюансы будут.

ВЕДУЩИЙ: Валерий Александрович, вот скажите, пожалуйста, вот это рассуждение, ну, вот в школе дерутся. Но в школе всегда дрались, всегда. Я дрался, вы, наверное, и дергали девочек за косички, это было своего рода ухаживание, все понятно. Я говорю о совершенно другом явлении, об очень жестоком и порой со смертельны исходом обращение. Согласны ли вы, что это связано с самим контингентом, что люди хуже образованные, из менее, может быть, благополучных семей и так далее более склонны к таким вещам, и вообще какова роль тогда командира. Вот вспомнили сейчас учителя, который рассаживает, а командир, он что? Валерий ФАДЕЕВ: Я не согласен с тем тезисом, который Василий Васильевич высказал, что призывают и плохо подготовленных, необразованных молодых людей и отсюда дедовщина. Вопервых, я должен сказать, что есть естественные отношения между молодыми солдатами и солдатами второго года службы. Конечно, солдат второго года службы будет уклоняться от того, чтобы мыть туалет и, конечно, пойдет солдат первого года службы. Это нормально. Это нормальные отношения между старшим и младшим, это не дедовщина и за время службы никто никогда на это не обращал особого внимания. Но вот когда начинают унижать, тем более бить, все это мы прекрасно понимаем. Это, конечно, явление армейское. Вот как хотите, вы меня не убедите. Корни этого явления, я уже пытался об этом говорить и вот в вашем сюжете это прекрасно прозвучало. Когда армия занимается подготовкой к войне, когда она работает с утра до вечера, а не пьянствует, не ворует и не бездельничает, тогда и дедовщина исчезает. Мы все прекрасно знаем, что и в жизни в нашей, не в армейской, точно также, безделье и пьянство это путь известно куда. Ято считаю, что... Ято гораздо более радикально настроен даже чем коллегигенералы денег очень мало в нашей армии, не хватает денег. На солярку, на бензин, на керосин, чтобы самолеты летали, на снаряды, чтобы ними стрелять. Наш военный бюджет 30 миллиардов долларов это очень маленький военный бюджет для такой большой, огромной страны как Россия. Мы вынуждены, у нас 13 границ, у нас огромная территория, мы вынуждены иметь большой бюджет. Мы не можем отказаться от нашей армии. Поэтому мы должны требовать не на 20 процентов увеличение бюджета, а в разы. И тогда мы сможем с вас спросить, почему же у вас армия не стреляет и почему у вас солдаты ничего не умеют делать и почему у вас дедовщина в войсках.

ВЕДУЩИЙ: Я вам должен дать слово, Николай Александрович.

Николай ПАНКОВ: Если можно, я бы с удовольствием включился в дискуссию. На самом деле очень тяжелый вопрос. Он нас очень серьезно беспокоит. Мы прекрасно понимаем, что молодые люди, российское общество боятся сегодня нашей армии и том есть очень много объяснений. Я согласен с вами, что причины, наверное, главные причины лежат сегодня внутри армии, но я бы поддержал Василия Васильевича, что нельзя все существующие проблемы объяснять только нашей плохой работой. Ведь на самом деле общество стало более жестоко. Я даже сегодня в передаче боюсь затрагивать некоторые аспекты. Вы согласитесь, как болезненно отзываются сегодня межнациональные взаимоотношения, в средней полосе России в частности. Какой сюжет недавно произошел в Нальчике. Все это превносится в вооруженные силы и мы думаем а как нам комплектовать подразделения и части по национальному принципу? Как? Как отреагировать? Я бы не хотел уходить в конкретику, я думаю, все прекрасно понимают, на какую тему болезненную я выхожу. Далее. Ведь был очень длительный период, когда мы осознанно рушили все советское, все коммунистическое. Мы разрушили институт замполитов. Мы ликвидировали подготовку замполитов и мы сейчас толькотолько воссоздаем вот эту подготовку. Первый выпуск состоялся в этом 2005 году. В подразделениях нет профессионалавоспитателя. И наконец у нас огромный некомплект офицеров, у нас 50 тысяч некомплект. Подразделения и части не укомплектованы и мы говорим казарма предоставлена сама себе. И вот когда в этой казарме все воедино сходится, конечно, здесь все может быть. И самое последнее, Владимир Владимирович. Я бы хотел сказать, что сегодня вот в 2002, 2003, 2004 и 2005 годах 80 процентов частей и подразделений живут без дедовщины, нам не известны такие факты. И наконец вот эти адреса, которые резонируют, которые будоражат общество, которые, конечно, в напряжении держат и нас и как бы говорят, что мы не научились пока должным образом работать.

ВЕДУЩИЙ: Алексей Алексеевич, вот вы служил это 60е годы, да.

Алексей СИГУТКИН: Я закончил службу в начале 2000 года, а до этого 34 года прослужил.

ВЕДУЩИЙ: Срочно вы служили, правильно? Алексей СИГУТКИН: Я начал с рядового и закончил генераллейтенантом в воздушнодесантных войсках, заместителем командующего.

ВЕДУЩИЙ: Замечательно. Значит можете ли вы, глядя мне прямо в глаза, сказать, что в советское время, в 70х годах, например, дедовщины не было? Я почему задаю вопрос? Потому что у меня есть люди, которые служили, так же как и вы, и говорят, что процветала дедовщина в 70х годах, по крайней мере там, где они служили, то есть вполне в советское время.

Алексей СИГУТКИН: Владимир Владимирович, я как раз руку хотел поднять, как в школе, слова попросить. К сожалению, корни дедовщины лежат даже не в том, что перешли с трех на два года, а дедовщина в вооруженных силах Советского Союза, первые признаки появились когда стали призывать в армию на срочную службу лиц осужденных раньше, судимость имеющих. И они принесли с собой в вооруженные силы Советского Союза вот элементы тюремного быта, заключенных. К сожалению, это вот тогда была еще ошибка допущена. Я глядя вам прямо в глаза говорю: дедовщина и в самых развращенных видах существовала и в Советской Армии. Но было много воинских частей и подразделений, где ее не было, и были такие, где даже доходило до того, что расформировывали по состоянию дисциплины. Но я бы хотел еще одну фразу. Вот мы не упоминаем это. Говорят вот здесь, что офицеры нужны, где же офицеры? Понимаете, это обязанность вообще большей части младшего командного состава.

ВЕДУЩИЙ: Сержантов.

Алексей СИГУТКИН: Сержантского состава. И сегодня, еще в советское время произошло это, у нас выпало это звено. Я вот убежденный сторонник, что младшие командиры, сержанты, должны быть профессиональными, контрактниками должны быть.





ВЕДУЩИЙ: Мы будем об этом говорить обязательно, это важнейшая тема, как мне кажется. Вопрос может быть даже того, чтобы сержанты вообще были контрактниками, но сначала мы должны уйти на рекламу.

Реклама.

ВЕДУЩИЙ: Владимир Петрович, у меня такое ощущение, что, может быть, мы вышли на какуюто ключевую тему, я имею в виду тему сержантского состава. В любой армии это, может быть, чуть ли не важнейшая часть с точки зрения каждодневного функционирования. Может ли быть так, что обратив именно на эту часть армии особое внимание, можно будет решить многие вопросы, в том числе и вопросы дедовщины, как вы думаете? Владимир ЛУКИН: Конечно, это один из очень важных факторов, не единственный, но один из очень важных факторов. Да, у нас сержантский состав это слабое звено в армии и с этим согласны, помоему, мои военные уважаемые коллеги. Но было бы наивно говорить, что мы можем в одночасье это изменить. Даже если мы повысим существенно зарплату, то утеряны некоторые традиции. Контингент поступает определенного плана. Поэтому быстро здесь вряд ли можно чтото такое сделать, навести обстановку в каждой казарме, а именно вот такой состав, сержантский состав может это сделать. Но для этого он должен гордиться своей профессией, он должен иметь определенный уровень, его должны уважать и все прочее, а это быстро не делается.

ВЕДУЩИЙ: Это понятно.

Владимир ЛУКИН: Вот почему мы в своем докладе, который мы подготовили и на который вы ссылались, предлагаем хотя бы возможно как временную меру, ввести институт военной полиции.

ВЕДУЩИЙ: Военной полиции? Владимир ЛУКИН: Военной полиции, да, которая бы следила за поведением и которая была бы подотчетна, может быть, высшему командному составу, но не конкретному округу конкретной части. Вот во всех случаях, кроме того, когда командиры командуют учениями и всем прочим, за бытом следит военная полиция. Пока, насколько я знаю, мои уважаемые коллеги из армии не востребуют это предложение, но я считаю, что и они, и общество в целом, потому что то, что должно быть в армии, не только профессионалы решают, но и общество, они должны очень серьезно рассмотреть эти вопросы. В целом ряде стран это работает.

ВЕДУЩИЙ: Я понимаю. Вы противник военной полиции? Николай ПАНКОВ: Владимир Владимирович, прежде всего несколько слов. Мне кажется, на самом деле мы сейчас нашли очень важную тему. Общество должно знать, что мы делаем, чтобы дедовщину в армии искоренять. Абсолютно правильно вы заметили институт сержантов, он сегодня слаб и я сразу хочу сказать, что мы объявили и мы работаем. У нас будет сержантконтрактник, сержантпрофессионал это первое. Второе мы демонстрируем на самом деле невиданную открытость. Ни в одной армии мира сегодня такой открытости нет. Мы на своем сайте сегодня печатаем все случаи гибели военнослужащих. Мы заключили меморандум с уполномоченным по правам человека и он по правам военнослужащего работает в вооруженных силах и, может быть. потом будет возможность, мы продолжим эту тему. А теперь собственно вот по проблеме военной полиции. Тема не новая, она впервые возникла еще в 90е годы. Были ярые сторонники создания института военной полиции и в вооруженных силах РФ. Я бы сейчас выразил свою личную точку зрения. Я полагаю, что создание такого института не оправданно. У нас и в настоящее время, как в целом в нашем российском государстве, так и в вооруженных силах, очень много контрольных, контролирующих органов, когда один с сошкой и семеро с ложкой. Есть соответствующие структуры в вооруженных силах, которые решают вот эту прежде всего карательную функцию.

ВЕДУЩИЙ: А вот насчет карательной, гауптвахта. Вы сторонник, я так понимаю, постановления этого института? Николай ПАНКОВ: Владимир Владимирович, я тоже прошел и срочную службу, я тоже ее боялся, не буду скрывать, и боялся гауптвахты. Вот поверьте, очень боялся попасть на гауптвахту. Я сегодня являюсь сторонником гауптвахты и очень жесткой регламентации вот этой стороны.

ВЕДУЩИЙ: Самого применения? Николай ПАНКОВ: Абсолютно правильно. Очень жесткая регламентация применения гауптвахты.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 57 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.