WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 46 |

А. ВЕНЕДИКТОВ: У нас этого нет? Т. ЯКОВЛЕВА: У нас, к сожалению, это есть только в Москве, то есть, в федеральном центре крови. И к сожалению, по субъектам Федерации, я могу ошибиться, но, помоему, нигде такой ситуации нет, к сожалению, не хранится. Второй момент. Сейчас это новые технологии обязательно. Если мы, действительно, серонегативный период существует месяц, то есть, когда появляются антитела, то есть, например, геномодиагностика. Когда геном, не антитела, определяются уже через неделю. Например, в США уже 20 таких лабораторий есть. У нас ни одной. Это даже на федеральном уровне. Это обязательно надо делать. Это еще проблема, которую можно решить. И третий момент. Плазма. Да, эритроциты, тромбоциты. Мы не можем, так, как мы называем, банк крови, карантинизировать. А вот плазму надо и обязательно, она должна обязательно выдерживаться минимум 3 месяца, а то и 6 месяцев. И если бы у нас были банки крови, то тогда мы оттуда берем кровь, и пожалуйста, тогда мы уже точно знаем, что она ничем не заражена, потому что это уже сделано. Или, если она заражена, то мы обязательно это определим. Потому что, перед каждым переливанием крови опять это смотрится. И третий момент, это то, что нужно сохранять обязательно, не просто сохранять, а стимулировать развитие безвозмездного донорства. Поощрять это.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я как раз хотел возразить. Вот смотрите, происходят некие события, катастрофы, теракты, пожары, взрывы, в Москве, во всяком случае, и к нам обращаются пункты донорской крови с просьбой, дайте объявление, не хватает крови. 200 человек в Москве, 10млн. город, на 200 человек не хватает крови. И идут все, отдают свою кровь, кто ее сейчас будет проверять? Немедленно перелить надо. Нам звонят, обрывают телефоны, мы их понимаем, мы даем эти объявления. Как совместить эту скорость, необходимость? Т. ЯКОВЛЕВА: А для этого, я вам и говорили, если мы с вами развиваем безвозмездное донорство, если мы его стимулируем, то количество доноров увеличивается и идет к нам. Эти доноры практически всегда систематически обследуются. Мы называем это действительно кадровые доноры. Он них кровь получается очень качественная. Создаются банки крови, где хранится кровь. И если, не дай бог, какойто пожар, какаято травма, из этого банка кровь в достаточном количестве поступает. Но у нас, поверьте мне, такой экстренки, что не хватает крови, такого не может быть.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну как?! Т. ЯКОВЛЕВА: Просто кровь берется, обязательно, мы говорим, давайте, кровь сдавайте, потому что, чтобы не оголить те запасы крови, которые есть. И уже 20 лет практически мы свежую кровь не переливаем. Мы переливаем кровезаменители, плазму крови и препараты крови.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, когда мы призываем сдавать кровь, это в некий банк данных, чтобы иметь запас, грубо говоря? Т. ЯКОВЛЕВА: Конечно, и тут же ее перерабатывают срочно. Можно срочно переработать. И тут, конечно, я вам говорила, что, вопервых, не соблюдается карантин крови, и второй момент, если бы у нас была геномная диагностика, мы с вами все равно бы четко знали, заражена кровь или не заражена.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сейчас задам странный вопрос, я в этом мало что понимаю, существует ли некая статистика, сколько литров крови переливается каждый день в России, сколько нужно крови для переливания? Объем проблемы? Можете чтото сказать, или по вашей небольшой больнице? Т. ЯКОВЛЕВА: Я могу вам только сказать, что каждый третий человек в России нуждается в переливании не самой крови, мы просто говорим, в переливании, каждый третий человек в России нуждается в препаратах крови. Сколько точно в сутки крови переливается, я не могу сказать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: С вашей точки зрения, какой в таком городе, как Москва, 10млн., должен быть запас? Какой у вас был запас, когда вы работали в небольшом селе? Т. ЯКОВЛЕВА: У нас обычно запас был, это очень небольшое село, поэтому только 5 литров было, плюс эритроциты.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сколько людей жило в этом селе? Т. ЯКОВЛЕВА: Гдето 4.5 тыс. 5 литров, плюс эритроциты, тромбоциты, плазма.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Можете себе представить, обращаюсь к слушателям, какой должен быть запас на 10млн. город, или на 1млн., Самару, Новосибирск и так далее, имейте в виду. Я бы вернулся к проблеме СПИДа. Мне почемуто представляется, если бы это был не ВИЧинфицированный, не СПИД, может быть, не было бы такой, ну, грязный инструмент бывает, заразились. Скажите, пожалуйста, не преувеличена ли опасность эпидемии СПИДа для нашей страны? Очень многие говорят, СМИ нагнетают. Нас упрекают наши слушатели, вот, если заразиться от грязного ланцета, то вы не говорите, а СПИД вы говорите.



Т. ЯКОВЛЕВА: Это не преувеличение. У нас Россия пока не входит в число стран, где, можно сказать, эпидемия ВИЧ, с наибольшим распространением. Но, к сожалению, темпы распространения настолько высоки, что вскорости Россия будет занимать одно из первых мест по распространению.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Некоторые эксперты, вполне квалифицированные, в частности, приводили в пример историю с открытой украинской границей. Потому что, когда сюда приезжают люди из африканских стран, они обязаны перед получением визы сдать кровь на СПИД обязательно, по закону. А те страны, с которыми у нас безвизовый режим, естественно, это не сдают. И мои товарищи в погонах, высокопоставленные, говорят, а не закрыть ли нам украинскую границу, потому что на Украине со СПИДом практически не борются. Это правда? Есть такой тренд? Т. ЯКОВЛЕВА: Если брать европейские страны, то там вообще в законе не прописано, что нужно, допустим, иностранцев обязательно обследовать на ВИЧинфекцию, потому что это нарушение прав человека. В нашем законе всетаки прописано, мы идем более жестко, несмотря на то, что нам делают замечания и со стороны международного сообщества. У нас есть категории людей, которые обязаны просто обследоваться на ВИЧинфекцию.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Значит, все иностранцы тогда, наши украинские братья, они же не обследуются, это же смешно, безвизовый режим, проезжают границу на "Жигулях".

Т. ЯКОВЛЕВА: Я еще раз говорю, я вам говорю о европейском опыте и международном опыте, и то нас обвиняют в том, что мы нарушаем права человека. Я считаю, что здесь нужно больше, только одними принудительными, приказными методами мы не справимся с проблемой. Здесь обязательно нужно более широкую и санитарнопросветительную работу вести, здесь, мы, допустим, сейчас ввели карты иммигрантов, ставить их на учет и контролировать процесс миграции в нашей стране, в России. Поэтому здесь у нас больше нужно пунктов открывать, где можно свободно обследоваться анонимно на ВИЧинфекцию. По этому лучше пути идти, это, конечно, нужно делать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Смотрите, центр изучения общественного мнения провел обследования к 1 декабря, у нас все к датам, как вы догадываетесь, да. И накануне всемирного дня борьбы со СПИДом. И тут выяснились очень интересные вещи. Например, на вопрос, готовы ли вы работать совместно с ВИЧинфицированным, то на сегодняшний день 27% только считают, что не приемлемо, а 33% считает, что в этом нет ничего страшного. А вы как считаете? Т. ЯКОВЛЕВА: Я хочу обратить внимание наших граждан на то, что они действительно не должны быть изгоями. Я хочу сказать, чтобы не было боязни такой, прямо страшно заразиться СПИДом.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как, нет боязни? Страшно заразиться СПИДом.

Т. ЯКОВЛЕВА: Но надо сказать, заражения не происходит. Настолько безграмотно население. Здесь я и с себя не снимаю ответственности. Они не знают пути заражения СПИДом. Они считают, что, например, сели на стул, где сидел ВИЧинфицированный больной, и заразились. Ни в коем случае. Я еще раз повторяю. ВИЧинфицированность может произойти, например, половым путем и через иглу, через кровь. И причем это может быть, вот не один вирус попал в кровь, я буду утрировать, чтобы россияне понимали, и сразу развилась болезнь. Ни в коем случае. Ведь организм у нас настроен на самовыживание, на защиту, и он может просто разрушить этот вирус, нужно определенное количество вируса чтобы попало в организм. Здесь надо просто соблюдать элементарные правила поведения. И если говорить о том же, о беспорядочных партнерах, о наркотизации. Ведь у нас 75% идет заражение ВИЧинфекцией всетаки через иглу наркомана. И сейчас, к сожалению, стал увеличиваться процент, 2530% всетаки уже пошло половым путем. То есть несоблюдение просто гигиены. И не такие цифры, как мы говорим сейчас, при переливании крови, допустим, это единичные случаи, они бывают, кстати, во всем мире. Хотя я понимаю вас. Потому что когда человек приходит в больницу затем, чтобы спасти жизнь, а ему переливают такую кровь, я понимаю, конечно, каждый случай нонсенс. Но, с другой стороны, всетаки два пути заражения. Поэтому люди ВИЧинфицированные ни в коем случае не должны быть изгоями, они должны быть полноценными членами общества. И к ним нужно спокойно относиться.





А. ВЕНЕДИКТОВ: Сейчас мы проверим, как наши слушатели восприняли то, что вы сказали. А я в конце некоторые цифры прочитаю, потом новости, потом мы спросим нашим слушателей, считают ли они, что ВИЧинфицированных людей надо изолировать. Смотрите, согласны ли вы жить с ВИЧинфицированным на одной лестничной клетке: не согласны 25%; пользоваться посудой, которую когдато использовал ВИЧинфицированный человек – минус 77%.

Т. ЯКОВЛЕВА: Не заразятся через посуду А. ВЕНЕДИКТОВ: Ваш ребенок ходит в один класс, группу с ВИЧинфицированным ребенком – 56% никогда. Ухаживать за ВИЧинфицированным близким человеком – 20% никогда. Покупать продукты у ВИЧинфицированного продавца – 75% никогда. Я обращусь к нашим слушателям с вопросом, надо ли изолировать ВИЧинфицированных людей сразу после новостей и рекламы.

НОВОСТИ А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы спрашиваем вместе с Татьяной Яковлевой, как вы считаете, надо ли изолировать ВИЧинфицированных людей. Если вы считаете, что надо изолировать от греха подальше, набирайте 995 81 21. Если вы считаете, что это нормально, не заразные, их не надо изолировать, набирайте 995 81 22. Голосование будет идти 4 минуты.

Т. ЯКОВЛЕВА: Мне бы очень хотелось, чтобы люди не пришли к выводу, что нужно их изолировать. Пусть они подумают, в первую очередь, а если бы с ними такое случилось. Еще раз говорю, ни через воду, ни через продукты питания, ни через стул заражения не происходит. И нужно к этому нормально относиться.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я бы хотел спросить вот о чем. Всетаки, с одной стороны, вы говорите, что тренд негативный, что угроза растет, хотя эпидемии нет. С другой стороны, вы говорите, что заражение происходит только половым путем и через иглу. То есть, значит, это тесно связано с проблемой наркомании? Т. ЯКОВЛЕВА: Конечно, очень тесно. Причем, я уже сказала, гдето 7075%, а раньше было 95%. Сейчас, я уже отметила, тенденция пошла такая, что снижается часть заражения через иглу наркоманов и увеличивается заражение половым путем.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Люди решили закрыть демографическую проблему и стали чаще общаться? Т. ЯКОВЛЕВА: Наверное, так выходит. Это, конечно, смех плохой, но действительно проблема существует. Здесь мы не даром ставим и перед правительством вопрос, что обязательно нужно выделять деньги из федерального бюджета, из бюджетов различных уровней на социальную рекламу, и не просто на социальную рекламу, а чтобы пропагандировался действительно здоровый образ жизни, чтобы это действительно было модно. Именно жить так, как сейчас сделали в США. У них действительно модно стало вести здоровый образ жизни. Это очень много значит. На разъяснительную работу. Вы знаете, если вспоминать, как я работала и в поселковой больнице, и в ЦРБ, у нас каждый врач обязан был прочитать лекцию на заводе, на фабрике, в школе, даже в детских садах, на родительских собраниях, проводилась санитарнопросветительная работа. У нас висели санбюллетени. Сейчас, к сожалению, все это ушло. Никакой разъяснительной работы практически не идет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Зато теперь есть такой мощный инструмент как телевизор.

Т. ЯКОВЛЕВА: Абсолютно. Поэтому я и говорю, что одни врачи не справятся. Недаром СМИ называют всетаки "четвертая власть". Это действительно так. Это мощный рычаг на сознание человека. И очень важно, чтобы в СМИ пропаганда здорового образа жизни обязательно шла.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Если говорить о темпах ростах этой заразы в России, с чем она сравнима? Т. ЯКОВЛЕВА: Если по официальным данным, у нас всего 340 тыс. человек ВИЧинфицированных.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это тех, кто зарегистрирован, о которых мы знаем, банк данных? Т. ЯКОВЛЕВА: Да. На самом деле, я больше склонена к мнению экспертов ООН и ВОЗ, это гдето 11.5 млн. человек ВИЧинфицированных. Но здесь выступает, вы знаете, у нас проблема, три таких фактора. Это наркомания, связанная с ней ВИЧинфицированность, и связанная с этим же еще и гепатит В и С.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 46 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.