WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 61 |

Когда мне было 5 лет, у меня появилась сестра Ирина. Вначале я долго не мог понять, откуда она появилась, почему внимание всех переключено на это маленькое существо. Потом все нормализовалось.

Рос я, как уже говорил, любознательным, бесстрашным и наивным. За свою наивность и открытость мне частенько перепадало. Например, был такой случай. Ребята зимним вечером кидали камни в проходящие машины. Я не кидал, а стоял рядом и смотрел. Когда одна машина остановилась, все бросились врассыпную, а я остался стоять. Ведь я не кидал, значит, и убегать не надо. Водитель налетел на меня, побил и отобрал шапку. Так пришел я домой избитый и без шапки.

Что я хочу еще отметить. Вечерами я чувствовал, что вокруг меня кипит невидимая жизнь, и это наполняло мою детскую душу трепетом. Что касается «творчества», то я постоянно рисовал войну, метко кидал камни и хорошо лепил из пластилина военную технику и разных зверей.

Детство.

В семь лет я пошел в школу. Думали, если не справлюсь с учебой, то меня отчислят, но ничего, я потянул.

В это время родители получили двухкомнатную квартиру в центре города и мы переехали.

По окончании первого класса меня отправили в пионерлагерь. Для этого надо было собрать множество медицинских справок, и меня тягали по всевозможным больницам. Возвращаемся с отцом с одного из таких обходов, он говорит, что пойдет за другими справками, а меня отправляет домой. Я решил быстренько перебежать дорогу перед стоящим автобусом, в который садится отец, метнулся вперед. Раздался визг тормозов, и меня сбил военный «бобик». Все случилось так неожиданно, что я ничего не успел сообразить, только испугался. Вскочил и на одной ноге поскакал назад. Но меня схватили военные и потащили в машину, отец вышел из автобуса и поехал вместе со мной. В военном госпитале мне оказали первую медицинскую помощь, благо, что я отделался лишь ушибом колена.

В этот день я отоспался и чувствовал себя нормально. Через несколько дней меня отправили в пионерский лагерь, где я через пару недель заболел воспалением легких. Лечили в городской больнице. Вскоре я вернулся домой.

Примерно через два месяца, во время купания, я с удивлением обнаружил на теле белые пятна. Меня повели в кожный диспансер и установили диагноз — «витилиго». На следующий год летом меня лечили редкими лекарствами — глотал таблетки «бероскана», его же втирали в кожу и облучали кварцем. Ни к чему хорошему это не привело, наоборот, возникло малокровие, а на месте пятен образовались волдыри. Я со слезами просил мать забрать меня из диспансера, что и было сделано. Я очень стеснялся пятен на коже и одно лето даже не купался в реке. Мама знала, что существуют знахари, и однажды повела меня к бабушке, которая выводила испуг. Никто не верил в излечение, в том числе и я Но все же под нажимом я стал принимать ее сеансы. Настороженное отношение к этому виду печения както незаметно сменилось желанием его получать. Суть лечения состояла в том, что бабушка растапливала воск в специальной сковородочке, сажала меня на табурет и читала молитву, при этом держала сковородочку с воском над головой. Потом она выливала, его в золу и мы смотрели, что получается.

Когда она полушепотом читала молитву и сковородочка с ее трясущихся руках легонько касалась моей головы, я от всего этого впадал в особое состояние расслабленности и покоя. Мне оно очень нравилось.

Приняв 45 сеансов, я принес ей в благодарность ведро вишен. Примерно через 3 месяца пятна почти исчезли. Так впервые я познакомился с силой знахарского лечения.

Ввиду того, что мои родители работали посменно, бабушка приходила к нам ночевать. И вот однажды ночью я сходил в туалет и в дремотном состоянии возвращался к кровати. Бабушка спала с нами в одной комнате, на кровати с сестрой, которая стояла рядом с моей. Зайдя в комнату, я направился к кровати, и вдруг чтото темное поднялось мне навстречу и бабушкиным голосом спросило: «Что тебе, Гена?» От вида этого темного я страшно испугался, закричал и бросился в кровать, трясясь и закутываясь в одеяло. Прибежала мать и в сердцах спросила: «Ну зачем вы, мама?» Бабушка ответила: «Я только спросила». Вот так отразился через несколько лет мой удар дверью в ее лоб. После этого пятна появились вновь и стали еще больше. Они у меня имеются и по сей день. Так неожиданно и неотвратимо совершается карма. А.было мне в то время 9 лет. В центре города, где мы жили, возле нашего дома«хрущевки» находилась библиотека с детским отделением. Я записался в нее и читал самые разнообразные книги. Узнав о том, что я хорошо леплю разных зверей, в том числе доисторических, мне организовали выставку. Родители попрежнему работали, и учеба была отдана на мое усмотрение. Из чего я вывел одно правило: чтобы родителей в школу не вызывали, веди себя нормально, учись хотя бы по приличному минимуму. Учился я средне. Из предметов нравились история, биология, немного физика и химия. Вообще, смысл учебы до меня не доходил, просто я делал тот самый минимум, чтобы не ругали.



Что касается моего здоровья, одна за другой следовали простуды, им сопутствовало лечение, как предписывали врачи. Частенько меня «посещали» и фурункулы. Что только я не делал, борясь с ними: и ихтиолку прикладывал, и печеным луком прижигал, и выдавливал. Толку было мало. Неправильное питание и мощнейший болевой зажим от испуга делали свое дело.

Мои внутренние переживания в этот период были наиболее сильны. Например, я был стеснителен изза пятен, а влюблялся в девочек «без остатка». Мне хотелось подойти, но я стеснялся, боялся, и это вызывало стопор внутри меня. Вот это внутреннее горение, бушевание детских страстей были необычайно сильны. Но потом все проходило и я успокаивался. С возрастом я стал не столь пылок, хотя бывали моменты, когда страсти бурлили во мне, не находя выхода. Только в последнее время я понял, насколько вредна такая блокировка естественного течения чувств, мыслей, желаний для здоровья и как с ней бороться.

Когда мне было примерно 12 лет, произошел такой случай. Вечером иду по коридору нашей квартиры и вдруг у меня возникает чувство чьегото присутствия. Я резко обернулся, «посмотрел» в стену и «увидел» светящееся изображение льва. Затем все исчезло.

Что еще можно добавить? В этом возрасте я постоянно искал себя. Переходил в разные кружки, но ни в одном из них надолго не оставался. Я чувствовал, что это не мое. Но что мое, я не знал. Внутри раскручивалась некая пружина, которая не давала мне покоя. Я все время чтото выдумывал, экспериментировал, наблюдал. У меня были друзья среди сверстников, но лучше всего я чувствовал себя, когда оставался один. Я умел занять себя интересным, на мой взгляд, делом: читал (даже «Капитал» прочел), выстругивал разные поделки, чтото еще мастерил, любил ходить на природу, рыбачил. При этом старался понять разные секреты, хотя бы той же рыбалки.

Естественно, я играл со сверстниками. Но в каждом дворе, в каждой группе бывает свой лидер, который навязывал свою волю другим. Я не перечил, но это мне не нравилось, и я старался держаться от всего этого в стороне.

Следует отметить, что меня завораживала музыка. Специально я ничего не слушал, просто то, что доносилось из динамиков радио и телевизора. Причем в музыке мне нравилось не столько звучание, сколько то, что стоит за этим — вложенные чувства, игра страстей, какойто напор. Так в 45 лет меня заворожило «Болеро», а в 910 — потряс напор песен «Битлз». Я старался не пропустить политической передачи, в которой в качестве заставки проигрывали «Любовь нельзя купить за деньги».

Можно сказать, я жил в какомто своем мире. Окружающее меня касалось лишь постольку, поскольку это было необходимо для жизни. Я чувствовал нечто исключительное в себе, но это нечто никому не было нужно, я не проявлял его внешне. Я уверен, нечто подобное есть в каждом человеке, но он подавляет это, создавая мощную доминанту приспособления к жизни и за счет этого теряет свою индивидуальность и свое предназначение. В результате — «обычная жизнь», а в глубине души разлад с самим собой, с тем, что делаешь и что надо бы делать.

Одним словом, нарабатывался мой жизненный и творческий потенциал, ищущий направление, в которое должен был устремиться. Так продолжалось до 14 лет.

Путь Силы. В восьмом классе я подружился с одноклассником Павлом В. Он занимался гантелями и выглядел мускулистым пареньком. Это подействовало на меня особенным образом. Упражнения с гантелями, напряжение, какоето преобразование в организме — создалось впечатление, что именно это мне необходимо, как воздух. Позже я заметил, что некоторые люди постепенно испытывают потребность в занятиях, в разрядке, в ожидании какогото эффекта, действующего на тело и на психику. Без этого они просто не могут жить. Нечто такое случилось тогда и со мной. Я ощутил какойто особый вкус к новому делу и занимался увлеченно, но беспорядочно.





Скорее всего в данном случае имеется следующая мотивация. Человек чувствует себя (хотя на самом деле этого нет) в чемто несовершенным, зацикливается на этом, стесняется и ищет возможность компенсировать или устранить подобный недостаток. Это заставляет его фанатично браться за то или иное дело, заниматься спортом, например. Спортивные успехи как бы показывают, что он превосходит окружающих людей, и это делает его самоуверенным, независимым, избавляет от изъянов, которые он сам у себя нашел.

Нечто подобное произошло и со мной. За счет изменения фигуры, роста физической силы я подсознательно намеревался трансформировать себя в более открытую личность и преуспеть в жизни.

Когда мне исполнилось 14 лет, я пришел в тяжелоатлетическую секцию. Там познакомился со старшими по возрасту ребятами, с которыми впоследствии дружил долгие годы. Занимаясь в секции, я все время строил планы, графики роста результатов. Мысленно я уже был чемпионом, но на самом деле результаты росли гораздо медленнее, чем хотелось.

Пришел в секцию и мой школьный друг Павел. Благодаря особенностям организма, он быстро достиг неплохих результатов, обогнав меня. Ребята говорили о нем, как об очень перспективном спортсмене. Подобные разговоры бередили душу: почему он талант, а я нет. Это еще больше подхлестывало: я должен измениться, стать похожим на него.

И вот здесь проявились мои творческие качества. Я покупал книги, по которым изучал технику и методику тяжелоатлетической тренировки, узнал о том, как питание влияет на рост мышечной массы и силы, читал о выдающихся штангистах и т.п. Особенно меня поразил Пол Андерсон, который пил много молока, что помогло ему установить выдающиеся рекорды. Я стал усиленно питаться, пить молоко, дошел до того, что выпивал его по 10 литров в день. Кроме того, употреблял различные витамины, поливитамины и т.п., считая, что это идет мне на пользу. И действительно в 16 лет я уже выглядел совершенно подругому, повысились и спортивные результаты. Из тяжелоатлетических упражнений мне особенно удавались рывок и подъем штанги на грудь. Я не боялся подлазить под нее в низком седе. Помню, как толкнул 110 кг и сказал присутствующим в спортзале, что на грудь возьму 130. Мне никто не поверил. Я установил вес, едва подтащил его, и, сделав подрыв и юркнув под штангу, встал. У всех это вызвало и недоумение, и удивление одновременно.

Окончив школу, я пошел учиться в ГПТУ на электрослесаря КИП и автоматики. Вообще, школу я окончил на тройки, а в ГПТУ учился лучше. Учеба здесь была мне нужна для того, чтобы продолжать занятия спортом.

Когда мне было около 17 лет, мой друг Леонид Г., служивший в ростовской спортроте, приехав на побывку, рассказал мне о том, что сейчас почти все болееменее выдающиеся штангисты принимают анаболики, от которых результаты растут словно на дрожжах. Я незамедлительно решил воспользоваться этим. Пошел в аптеку и купил венгерский неробол. Стал применять его по три таблетки. Сила и масса тела, действительно, стали расти необычайно. Буквально в течение месяца я резко изменился на глазах у окружающих и стал поднимать вес на уровне первого разряда.

В то время штанга была наиболее популярным видом спорта, регулярно проводились соревнования. Я стал выступать, сначала в местных, затем в областных. Меня заметили и, когда пришла пора призыва в армию, направили в ростовскую спортроту. Однако, прежде чем я туда попал, пришлось пройти карантин у себя в Каменске и месяц отслужить в дагестанском городе Буйнакске.

Вырванный из привычной среды, я за эти два месяца испытал сильный адаптационный стресс, неоднократно болел и потерял почти половину своей силы. Но даже лежа в госпитале с тяжелым отравлением, я собирал вырезки о спортсменахштангистах и верил в то, что буду заниматься и совершенствоваться в этом виде спорта. Я постоянно стремился стать чемпионом и внутренне нацеливал себя на это.

Наконец пришел вызов, когда я слушал приказ о направлении в спортроту, на глаза невольно навернулись слезы.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 61 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.