WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 61 |

«13 декабря 1966 года пост начинается. Если Я протерплю 49 дней — это будет второе пришествие человека. Кто не такой, как все зависимые; одно намерение пришло завоевать в Природе независимость, которая должна доказать всем людям свою справедливость. Мы эту пластинку сменим — больше не будет этого.

Первый человек постился 49 дней. А второму ли даются все силы подытожены — делать в Природе хватит. Довольно служить телом, чтобы оно нас с вами поедало. Надо так сделать в жизни своей, чтобы ей не мешать и свое не упустить; тогдато будет мир, тогда будет любовь.

В год один раз приезжает из Москвы комиссия. Профессор Лунц был ее председателем, он не давал свое согласие дать Мне волю в Природе. Он знал Мою деятельность, что Я больному помогал — а он этого не хотел. Мы с ним встречались в Москве в феврале 1958 года. Я очень ждал эту Комиссию — крепко надоела их система, но Мне надо проходить их, условие. А Меня Лунц спросил: «А вот если Ты помрешь, куда Твоя тайна денется?» Я в карман не лазил за словом, знаете, что ему ответил: «Я не имею никакой тайны, а вот истина есть!» Говорю Лунцу: «Разувайся, раздевайся — и вслед за Мною». Лунц закрутил ногами, а ученый доктор, кто не хочет видеть на себе плохого и холодного, как вижу Я его — не прячусь от Природы и не живу так, как живут наши все люди: стоят на очереди и ожидают своего дня.

14 февраля 1967 года. Два года Я встречаюсь с врачами, они у Меня, как у человека у больного, спрашивают: «Как Ты сегодня чувствуешь? Какие у Тебя в наших условиях изменения? Что Ты делаешь и как Ты делаешь в Твоей палатке?» Если темно, на дворе электрический свет — лампочка горит — да не одна, а две. За тобою через стекло ведутся персоналом специально несмолкаемое наблюдение: сестра, нянечка и военный в форме больничного халата, дежурный. Это их работа свою смену продежурить, в журнальную книгу кого следует записать — пишет о каждом проявленном случае больным — у кого какое состояние. Уже третья комиссия притянула, на мое счастье, не Лунца председателем, а Зоя Гавриловна... Эта женщина в лице коллектива Меня своею любознательностию заставила разговаривать через Мои слезы; какой Я был тогда делец в жизни своей, если Я обливаюсь слезами, но отвечаю на все вопросы по Своему делу логично, точно — так как и надо. Меня слушал весь коллектив. Мою точную на Мне правду. Я ходил, закалился тренировочно, делал все две подряд зимы — не бросал закаляться для того, чтобы не подчиняться Природе, быть таким хозяином, как Я оказался... 16 февраля 1967 года Лунц выписал из больницы в гражданскую областную больницу. С 16 февраля начал одеваться одеялом — простыл: давит насморк.

18 февраля 1967 стало тепло, но по снегу приходилось с утра с рабочими одному ходить — очень было энергично.

19 февраля 1967 — десять градусов, холод, без солнца приходилось гулять. Чувство великолепное. Желательно иметь вволю свободу.

20 февраля 1967 — это Мой 68 день терпения. Я его с доброю душою и с сердцем так хорошо встретил и проводил энергично. 20 февраля стал кушать сознательно: Римма выдала продукт.

8 марта 1967 года для женщин был небывалый, концерт и с зарубежом, и по нашей стране Иванова. Иванов три дня, кто протерпит — не будет Мою приготовленную пищу есть, то Я от этого всего откажусь — возьмусь за то, что и было такое дело перед Мною раскрылось одним человеком. Это дело бросалось, не вытерпелось другим, и не вытерпелось и третьим человеком, не закончено. Итак, обед остался несъеденный — Иванову пришлось выиграть: он не ел это время, вся пища осталась. Дело подсказывало пищу не есть.

11 марта 1967 год. Хмуро, но ничего погулял. Было свидание с Марьей Матвеевной, она проведала Меня.

Это было 12 марта 1967 года. Я обнаружил это небывалого в Природе пришедшего для испытания рака. Я почувствовал его деятельность с внутри и с внешности его белые губы черносинего опухшего места. Это заболевание так даром от человека не уходит, Я им заболел не напрасно. (Трудно сказать, что в данном случае имел в виду Иванов. Скорее всего, это была отработка кармического должка, а может, проявление болезней, ранее согнанных с других людей.) 13 марта. Воздух не пропускает пищу и не хотел, чтобы ее употреблял. Значит, уже завоевание.

Это самый злейший враг, он напал на Мое тело и вероломно окружил — не дал знать. Я его случайно обнаружил на правой ноге под большим пальцем на лапе. Он Рак свою форму показал и своим внешним видом чувствительно дал знать всему органическому телу. А раз он был — это Мое испытание.



Я сейчас стал изучать его исторические силы, которые приходилось на себе испытывать, как он делался временным хазаром: то делал, что ему возможно.

Тело человека есть в Природе красотацветок. На него садилась пылинка, она цветку делала свое бессилие. Цветок делался вялым. Так и это.

Ученые люди на Меня смотрели, только Моим золотым рукам они не поверили, что они могут творить чудеса. Казанского хирурга это заставило остаться под вопросом, но никто не получил от пациента согласия на какуюлибо медицинскую помощь.

Природа Моя, она Мне помогает. (Вот здесь имеется расхождение в том, как П. К. Иванов относится к Природе, то он называет себя Повелителем Природы, а то вдруг просит у Нее помощи, защиты. Скорее всего эта раздвоенность понятий и послужила причиной болезни. Мы не можем повелевать Природой, мы можем только как можно лучше делать задуманное Ей.) 13 марта. Я весь день продумал да занимался, свою мысль в цель этого места, где рак определился. Я не бросаю ни на минуту, чтобы забыть за него. {Иванов применяет мыслеобразы для избавления от болезни в течение целого дня.) Я свои силы пустил в ход, Я не растерялся пригласить к Себе на помощь человека некурящего в Природе, кто может недостаток как навизающий промассировал до боли. (П. К. Иванов применяет интересный прием, для усиления мыслеобразного воздействия он приглашает человека, и они вдвоем сосредотачиваются на больном месте.) 14 марта тоже промассировал — не помогалось, а все делалось для того, чтобы этому врагу дать отпор. 15 марта Я и Яшка (Крапивкин) вместе в другой палатке, на Яшкиной койке все это все делали на глазах всех людей.

16 и 17 марта все это как будто по порядку делалось, а боль как была, и было крепко и болезненно чувствовалась в теле, но улучшения до 20 марта не было: враг жив и энергичен. Наступает на свое место, это Мое такое дело не помогало.

Я был бессилен чтолибо сделать. Чтобы успокоиться — этого рак не делал, а свое все то, чего делалось им, он делал. Тело пугалось, и не делалось то, чего надо. (Самое главное, это не впасть в отчаяние. У П. К. Иванова это почти проявилось. Паника — самый большой враг в излечении.) Со стороны больных и также персональное лицо крутился — не отвлекался следить за такою историею — она Мною делалась. Этот рак навязался на Мое такое тело, в котором приходилось терпеть и очень крепко — это все между моим телом и Природою не на шутку делалось: чуть он не говорил Моему телу, что Я опоздал с ним. «Иванова Порфирия Корнеевича Идея не врачева и не знахарева; чтобы когото лечить. Он не имеет права никакого. Он закаленный человек тренировочно. Любителя здорового человека может учить закалкой, чтобы не болеть и не простуживаться, т. е. его эксперимент людям делает пользу. Если Он коголибо испортит Своим учением. Он наказывается строгим законом». Подпись лечащего воспитателя — врач...

Моя бдительность и Мое умение заставили все делать каждый приходящий день и уходящий. Я гнал с тела болезнь, а она сопротивлялась. Мои силы делались не такие уверенные, как было до этого. Я надеялся на все свое в Природе: что никто Мне не поможет, кроме как приходили силы и уходили каждого дня: это воздух, вода и земля.

А на снегу, на земле с воздухом можно будет очень скоро потерять свое личное здоровье, ибо человек в этом деле не живет поприродному. (Вот интересная мысль П. К. Иванова. Для того, чтобы жить полноценно в природе, надо от многого отказаться, чтобы полнее слиться с Ее силами. Если сделать это половинчато, организм не сможет полноценно приспособиться, и с наступлением сурового времени года, кроме вреда, ничего не будет. Именно об этом он говорит — «на снегу, на земле, с воздухом можно будет очень скоро потерять свое личное здоровье, ибо человек не живет поприродному». Нечто подобное произошло и с ним, когда он в результате изоляции лишь наполовину жил в соответствии с Природой.) Я уже устал и пытать и надежды на все сложил, думаю: неужели пришла Моя такая чара — в этом деле себя потерять? Думаю: не сдамся этому врагу. Откуда и зачем он пробрался — а что Я не человек, как в Природе бывает, лишь бы он сел и укоренился — ему недолго изза человекова незнания. Он не говорит, а тихонько прокладывает свои энергичные силы, хочет тело опутать, с внешности и внутри мышцу сворачивает, твердое как склянка делается мясо — у него щупальцы смертельные, и медицинский нож не сможет удалить это. (Данное описание говорит о том, что он чувствовал, а возможно, и «видел» энергетику рака и то, как она действует. В любом случае не надо сдаваться. Человек все равно во много раз сильнее посторонней энергетики, которая паразитирует на нем. Действительно, лишь благодаря нашему незнанию болезнь берет верх над нами. Вооруженный знанием, настоящим знанием, человек неуязвим.) Спасения никакого, кроме как одна дорога лежит — не в силах наши специалисты этого сделать. Я эту тайну у себя опознал. Сам это все своими руками проделываю: ему головку самую — силу пробуждаю, не даю ему дальше браться, опускаться вниз, а поднимаю его энергию вверх — и легко так для человека проходит с помощью воздуха, воды и земли. Тут можно сказать за снег, да за морозную, крепкую сторону. Только этим странным пробуждением можно удалить любую боль. Я недаром закаляюсь и провожу свою профилактику — это дает немало хорошего. Надо делать осторожно руками, естественно. А умом владеть, глазами стрелять будет правда.





Я головку ему мял и мну до тех пор, пока от этого получается успех, который давался реально ежедня — за Мною оставались силы: враг сдавался. {В данном случае, под «головкой» понимается активный центр болезни, на который и было в первую очередь направлено противодействие.) Восемь дней он рвался в ход; мы его давили — с этого всего образовалась водянка и как гноем оттуда убралась. Мои силы это делали для того, чтобы испытание оставалось для Меня и для всех в Природе — они делали чудеса человеку, а мы этому не верим, не хотим поверить истине, что она есть пробудительность человекова тела. (Обращение к Силам Природы — морозу, воде, земле, воздуху, позволяет пробудить тело, его защитные резервы и легко справляться с болезнями.) Мы же видели сами, какое было воспаление развитое, а какая нога осталась? У Алмаза (врача этой больницы) не было к этому доверия, он говорил: «Пусть умирает. Он человек такой же невыделяющий — нету у Него того, чего надо». Мы все люди простые и обыкновенные, зависимые. Нас если эта болезнь встретит, то тяжело придется оставаться в живых — такая привязчивая штука, он ничем не упраздняется: какие силы несмолкающие, убьет сразу человека.

(Вы видите отсутствие веры в себя и суждение о других по себе. Но каждый человек может бесконечно развить свою силу воли и с помощью ее творить чудеса.) 27 марта 1967 года, 15 дней Мне пришлось применять Свои естественные меры для того, чтобы с этою формою повоевать одно время, кто перед этим делом бессилен остался — враг сдался. Через ноги, по холодному условию, по снегу, морозу как никогда уходит любое заболевание.

У Природы есть все, а у человека есть вся жизнь изза Природы и изза человека. Человек — мыслитель, а Природасоздавательница, она рождает новое. А человека дело одно — сделать то, чего в жизни не было.

Вдруг приезжает женщина, делает комиссию на Мне: Мое тело выписывает в местную больницу. А это делается не до разу, пока получишь путевку — насидишься. А тут нога, где взялось воспаление рожи, она Мне не давала к дому ходу. И тут как на грех обнаружил и у Моего больного тиф — карантин месячный. А когда стали проверять, у него не оказалось тифа.

Меня нога тянула назад. Она, вероятно, знала за Мое все такое, что решила комиссия перебросить в местную гражданскую, закрытого вида больницу в Новоровенецке. Я из Казанской больницы 4 мая 1967 года выбыл.

Это дорога не ваша, а Моя дорога, которая не обошлась без Министерства здравоохранения СССР. У вас в деле есть в Мой адрес письмо, чтобы Я о своем деле описал как Я над собою врага победил и сделался Победитель Природы, Учитель народа. (Читая эти строки, ловишь себя на мысли, что П. К. Иванов гордится своими достижениями, а это уже ненужная информация в полевой форме жизни, а значит, «семя будущей болезни»).

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 61 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.