WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 61 |

Моя практика подсказала Мне. Я 15 дней не кушал. Мне было от этого дела хорошо. Я стал кушать — Мне в паху сделалось больно. Я елееле отвратил это вот заболевание, стал пользоваться без всякой пищи. Мне в этом хорошо. (Ввиду того что после голода должен быть специальный выход, а он этого не знал, да и кто ему продукты такие в больнице даст, и начались боли в паху.) Болезнь сажается Природою, она свое господство захватывает силами своими. Человеку тогда доходит, когда это место будет ломить, мучить. А помочь этому техника, наука, медицина не поможет». (Указывает на то, что каждому человеку изза его нравственных проступков дается Природой, как огромным организмом соответствующая болезнь, чтобы он сделал соответствующую корректировку и перестал своими намерениями и действиями Ее разрушать. ) С П. К. Ивановым, по вине медиков, приключилось другое заболевание. Рассказывают очевидцы — Валентина Сухаревская, Петр Матлаев и Александр Бреженев.

«За три месяца до 25го съезда партии Учителя забрали в новошахтинскую психбольницу. Мы ехали в Москву. Учитель, Валентина и мы с Любой. Учитель всем тогда говорил, что Он везет подарок для съезда. Он ходил по вокзалу в Сулине в трусиках. Пришел пьяный милиционер, капитан, увидел Учителя и сразу же сообщил об этом в милицию. В это время подошел поезд, все сели, заняли купе и поезд отправился. И уже на выходе со станции Красный Сулин поезд резко затормозил, остановился. Влетела в вагон оперативная группа и приказали всем выйти. Петр сказал: «Кто имеет право останавливать поезд, выгонять людей с поезда?» Так его так пихнул милиционер, что он летел через весь вагон. Мы взяли вещи и вышли, а Учителя схватили, бросили в «воронок» и повезли в милицию. Приезжаем мы домой и узнаем, что из милиции звонили Яшке — чтобы он привез подушку и одеяло, на чем Учителю спать. Не хотели Его отпускать и обидеть не хотели, а утром Его отпустили. На этом, казалось бы, конец. Но это время в области решали, что делать с Учителем. И по указке Никогосовой, главного психиатра Ростовской области, решили Учителя изолировать. Как мы только уехали, подошла «скорая помощь», и Учителю сказали, что Его приглашают в горисполком. Он сел, а Его повезли прямо в новошахтинскую больницу. Сказали так: «Будешь свободно ходить, гулять. Но если уйдешь, то мы Тебя запрячем в закрытую психбольницу». Он говорит: «Что ж я, мальчик? Я никуда не пойду». Днем Он гулял, а вечером возвращался и отдыхал. Так было месяца два. А потом проходила там общая вакцинация: надо было у больных брать кровь. Предложили и Учителю, а Он взмолился: «Меня же сюда привезли здорового, зачем же вы это делаете?!» А главврач больницы сказал: «Если мы сделаем тебе прививку и ты умрешь, мне ничего не будет. А если умрешь без прививки, то меня посадят». А когда взяли кровь, сделали прививку, у него поднялась температура. Он просился на Природу: «Мне нужно воздух, воду и землю». Но его не выпускали. И начались тяжелейшие дни его жизни; на дворе мороз больше 40 градусов, он в одних трусах лежит с высокой температурой на голой кровати — один тощий матрац был под ним. Палата нетопленая, полопались трубы отопления — холодина невозможная. Никого к нему не пускают, и только Валентина Леонтьевна назвалась родственницей жены Учителя, Ульяны Федоровны и имела право поухаживать за этим человеком. Условия складывались не к лучшему, а к худшему. Привезли ему из дома одеяло, чтобы хоть было чем укрыться больному человеку. Они пообещали дать ему, а сами запихнули одеяло в шкаф, так запрятали, что потом еле нашли его при выписке.

В это время Петр Матлаев и Саша Бреженев поехали в Москву, чтобы там разобраться с этим делом, почему Учитель находится в психбольнице. Подключили и профессора Николаева, и других, чтобы организовать защиту его дела. Вся Москва знала, что Иванов находится в тяжелейшем состоянии. Когда они вернулись домой, то у Учителя поднялась температура выше 41 градуса. Мы обратились к главврачу, чтобы Учителя выписали домой, что в таких условиях он не выживет. Но врач не имеет права в таком плохом состоянии отдать его. А Никогосова в это время была гдето в санатории: дала указание упрятать Учителя, а сама уехала отдыхать. Мы обратились к ее заместителю; Петр и Сашка поехали в Ростов. А та отвечает: «Положила его Никогосова, я не имею никакого права отменить ее решение». Тогда Петр сказал ей так: «Вы знаете, что этого человека знает весь мир, и он — единственное лицо в этом мире, и вам не простится это убийство. Природа себя проявила в этом единственном человеке». Врач отвечает: «Я же не могу так сделать, как вы просите. Поезжайте домой сейчас, а я подключу Москву — за разрешением, сама я не имею права отпускать его». Был консилиум в Москве, решался вопрос: надо выписать Иванова из больницы — другого спасения нет. Все понимали, что в таком возрасте, 77 лет, из этого положения нет другого выхода, как только гибель. Из Москвы приезжал потом на хутор мужчина, который участвовал в этом деле, и он рассказывал, как там оно было.



Приезжаем к главврачу в Новошахтинск за Учителем, а он говорит: «Ребята, приезжайте за ним завтра. Пока нет официального разрешения, но я уже знаю, что его хотят отпустить». Утром на другой день мы приехали с Дмитрием Николаевичем на «Москвиче», привезли теплое одеяло, так как врачи не хотели отпускать его голым, и они беспокоились, чтобы его хорошо укутали этим одеялом. Привезли Учителя домой, на хутор Боги, на одеяле. Он был очень плохой: исхудал, 48 кг вес, сердце работает с перебоями, состояние тяжелейшее, и Учитель говорит: «Петр, оденься теплее и поезжай в Сулин за Яшкой, Я хочу видеть сына». Мороз стоял 42 градуса. И стал давать последние указания: «Когда Я умру, вынесите Меня Но это время в области решали, что делать с Учителем. И по указке Никогосовой, главного психиатра Ростовской области, решили Учителя изолировать. Как мы только уехали, подошла «скорая помощь», и Учителю сказали, что Его приглашают в горисполком. Он сел, а Его повезли прямо в новошахтинскую больницу. Сказали так: «Будешь свободно ходить, гулять. Но если уйдешь, то мы Тебя запрячем в закрытую психбольницу». Он говорит: «Что ж я, мальчик? Я никуда не пойду». Днем Он гулял, а вечером возвращался и отдыхал. Так было месяца два. А потом проходила там общая вакцинация: надо было у больных брать кровь. Предложили и Учителю, а Он взмолился: «Меня же сюда привезли здорового, зачем же вы это делаете?!» А главврач больницы сказал: «Если мы сделаем тебе прививку и ты умрешь, мне ничего не будет. А если умрешь без прививки, то меня посадят». А когда взяли кровь, сделали прививку, у него поднялась температура. Он просился на Природу: «Мне нужно воздух, воду и землю». Но его не выпускали. И начались тяжелейшие дни его жизни; на дворе мороз больше 40 градусов, он в одних трусах лежит с высокой температурой на голой кровати — один тощий матрац был под ним. Палата нетопленая, полопались трубы отопления — холодина невозможная. Никого к нему не пускают, и только Валентина Леонтьевна назвалась родственницей жены Учителя, Ульяны Федоровны и имела право поухаживать за этим человеком. Условия складывались не к лучшему, а к худшему. Привезли ему из дома одеяло, чтобы хоть было чем укрыться больному человеку. Они пообещали дать ему, а сами запихнули одеяло в шкаф, так запрятали, что потом еле нашли его при выписке.

В это время Петр Матлаев и Саша Бреженев поехали в Москву, чтобы там разобраться с этим делом, почему Учитель находится в психбольнице. Подключили и профессора Николаева, и других, чтобы организовать защиту его дела. Вся Москва знала, что Иванов находится в тяжелейшем состоянии. Когда они вернулись домой, то у Учителя поднялась температура выше 41 градуса. Мы обратились к главврачу, чтобы Учителя выписали домой, что в таких условиях он не выживет. Но врач не имеет права в таком плохом состоянии отдать его. А Никогосова в это время была гдето в санатории: дала указание упрятать Учителя, а сама уехала отдыхать. Мы обратились к ее заместителю; Петр и Сашка поехали в Ростов. А та отвечает: «Положила его Никогосова, я не имею никакого права отменить ее решение». Тогда Петр сказал ей так: «Вы знаете, что этого человека знает весь мир, и он — единственное лицо в этом мире, и вам не простится это убийство. Природа себя проявила в этом единственном человеке». Врач отвечает: «Я же не могу так сделать, как вы просите. Поезжайте домой сейчас, а я подключу Москву — за разрешением, сама я не имею права отпускать его». Был консилиум в Москве, решался вопрос: надо выписать Иванова из больницы — другого спасения нет. Все понимали, что в таком возрасте, 77 лет, из этого положения нет другого выхода, как только гибель. Из Москвы приезжал потом на хутор мужчина, который участвовал в этом деле, и он рассказывал, как там оно было.





Приезжаем к главврачу в Новошахтинск за Учителем, а он говорит: «Ребята, приезжайте за ним завтра. Пока нет официального разрешения, но я уже знаю, что его хотят отпустить». Утром на другой день мы приехали с Дмитрием Николаевичем на «Москвиче», привезли теплое одеяло, так как врачи не хотели отпускать его голым, и они беспокоились, чтобы его хорошо укутали этим одеялом. Привезли Учителя домой, на хутор Боги, на одеяле. Он был очень плохой: исхудал, 48 кг вес, сердце работает с перебоями, состояние тяжелейшее, и Учитель говорит: «Петр, оденься теплее и поезжай в Сулин за Яшкой, Я хочу видеть сына». Мороз стоял 42 градуса. И стал давать последние указания: «Когда Я умру, вынесите Меня на мороз, чтобы Я стоял на морозе; выкопайте яму в Сулине, рядом с Ульяной Федоровной. Сами похороните, чтоб все сделали вы». В это время подходит к Учителю Саша Бреженев, — Учитель лежал на диване, на кожаном, — и говорит: «Учитель, Ты же пришел жить, а не умирать!» А Учитель ему ответил: «Если так, тогда пошли!» Стали поднимать его с дивана, а за него взяться же невозможно: тело не слушается. Ребята взяли его под руки, а я ноги ему переставляла — чтобы вывести на двор. И борьба за жизнь Учителя продолжалась двое суток: поставили в хате корыто, Учителя — в корыто, и так его обливали холодной водой каждый час или два. Он не успевал просохнуть. Как могли, выводили на двор. На другой день утром приехал Петр с Яковом. Учитель собрал всех, кто был, в круг возле Себя: Марка, Сашу, Петра, Валентину с одной мыслью — помочь. И к концу вторых суток Учитель стал бегать! На третий день Учитель послал за главврачом новошахтинской психбольницы. Он сказал: «Приезжайте и посмотрите, насколько Природа и свобода способны дать человеку жизнь!» Врач приехал и был так удивлен, увидев бегущего на дворе по снегу Учителя со свежестью здорового человека. Завязался интересный разговор, все сели пить чай — и все были рады, что борьба за жизнь человека окончилась победой! Четыре месяца Учителя продержали в этой больнице».

Важно понять феномен подобного исцеления. Вопервых, П. К. Иванов опять «уперся» — стал проявлять волевые качества, сказал «нет» своей немощи. Вовторых, когда уже терять нечего, необходимо постоянно стимулировать организм на энергонабор. Обливания через каждые два часа позволяли это делать, а также частые выходы на двор и вдохи воздуха из высоты. Втретьих, и это главное, была применена биоэнергетическая накачка Иванова с помощью доноров. «Учитель собрал всех, кто был, в круг с одной мыслью — помочь Ему». Это означает, что люди сосредоточились на нем с желанием помочь ему, и энергия от них потекла в Него. Полевая форма жизни быстро восстановила свои структуры и прежний объем. Иванов полностью оправился от этой немощи за трое(!) суток. Вот что значит не пасовать перед трудностями и иметь необходимое знание.

В заключении раздела о лечении следует рассказать о системе и тех рекомендациях, которые в 1959 году давал Порфирий Корнеевич людям, чтобы они не болели. Эти рекомендации он называл «Моя закалка».

«Все люди должны быть здоровыми, сильными, любящими жизнь. Человек должен бороться за здоровье, за продолжение жизни, за долголетие. К сожалению, у нас люди не научились легко жить, а научились легко терять свое здоровье, и своими неверными поступками укорачивают свою жизнь.

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 61 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.