WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Чтобы вырубить, к примеру, инновационный сектор экономики США, лучше всего ликвидировать второй элемент – венчурные фирмы, бизнесангелов, поддержку университетских лабораторий, занимающихся чемто практическим, армией и бизнесом. (Те самые прикладные разработки и 10 рублей). Первый элемент не достанешь – ученых слишком много, денег им надо мало и за всеми не уследишь – дома могут работать! Последний элемент не поднять – это крупные фирмы и большие деньги, а значит нужны и большие ресурсы, чтобы с ними бороться. В начале «демократии» в России вырубили для надежности 2й и 3й элемент. По существу, ликвидировали и прикладную науку, и крупные фирмы, создающие высокотехнологичную продукцию, заинтересованные в воплощении научных достижений (причем для надежности ликвидации наших высокотехнологичных производств были уничтожены основные рынки сбыта их продукции как в стране, так и за рубежом).

Следующий этап – «Разделяй и властвуй». Тут надо, как и в любой иерархической структуре, отделить интересы «верхов» и «низов», «молодых» и «старых», «столицы» и «провинции». И вообще, чем по большему числу признаков удастся разделить, тем лучше.

Далее очень важно дискредитировать руководство. Во всяком случае дать понять и ему, и всем остальным, что оно уже «на крючке». Строптивый народ наверху нужно мягко «сдвинуть по горизонтали» с ключевых постов. При этом важно всё это делать без шума, объясняя, что сама структура и её руководство «должны вести себя хорошо», «не политиканствовать», ни в коем случае не защищать себя ни публично, ни в коридорах власти. Похожим образом уничтожены армия, спецслужбы, огромные отрасли промышленности. Это срабатывает почти всегда.

И в конце очень важно, чтобы структура сама себя начала резать, сокращать, «реформировать», «реконструировать». Это создаёт ощущение тотального предательства и обычно делает невозможным организацию совместных усилий, необходимых для возрождения организации.

Надеюсь, впрочем, что в некоторых случаях и эта продвинутая теория сработает не до конца. Тогда появится шанс и потребность в дальнейшем развитии теоретических разработок.

Если завтра в поход Я думаю – ученые наврали, – Прокол у них в теории, порез:

Развитие идет не по спирали, А вкривь и вкось, вразнос, наперерез.

В.С. Высоцкий Но есть и совершенно другая точка зрения на развитие науки в России. Та, которая лучше согласуется и со здравым смыслом, и с решениями Президента РФ.

В самом деле, мы живем в холодной стране, 2/3 территории которой находятся в зоне вечной мерзлоты. Для большинства регионов России характерны различные комбинации экстремальных физикогеографических и геоэкономических условий. У нас дорогая рабочая сила, потому что ее надо обогревать, одевать и кормить. У нас очень дорогие энергоносители в сравнении, скажем, с Венесуэлой или Саудовской Аравией, потому что они расположены совсем не там, где живет большинство населения и находится обрабатывающая промышленность.

Поэтому наша страна не сможет длительное время быть как раньше писали "сырьевым придатком развитых капиталистических стран". Поэтому скоро либо продавать будет нечего (кстати сказать, судьба отечественной геологоразведки – это тема отдельного грустного рассказа), либо то, что мы имеем, если мы не сможем его защитить, будет в той или ной форме отобрано.

Поэтому очень скоро нам, если Россия сохранится (в чем многое зарубежные эксперты сомневаются, трактуя нашу страну как зону кризиса и предрекая распад на 6?8 государств в ближайшие 10?15 лет), нам придется кормить, обогревать, лечить и защищать себя самим. И торговать нам в перспективе имеет смысл только интеллектуальной собственностью, вооружениями и иной высокотехнологичной продукцией. Но для этого надо уметь производить это на уровне лучших мировых образцов самим. И тут свое слово должна сказать отечественная наука.

Отрадно, что такого же мнения придерживается и Президент России. Встречаясь 3 декабря 2001 года с руководством РАН, он поставил перед всем российским научным сообществом две задачи:

независимая экспертиза государственных решений и прогноз бедствий, катастроф, кризисов, разработка мер по их предупреждению и парированию;

отработка сценариев перевода экономики от нынешней "экономики трубы" на инновационный путь развития, определение точек роста и создание научноорганизационной структуры, способной их поддерживать и доводить до уровня производства.



Итак, курс определен, решения приняты. Осталось их выполнить. Начать и кончить. В современной России это нелегкая задача. Тем более, что курс, обозначенный Президентом, находится в разительном противоречии с решениями в отношении отечественной науки и образования, которые, начиная с сентября 2004 г., принимает соответствующее министерство Правительства РФ.

Исполнение решений Президента может принести конкретный результат сегодня. Мировая практика показывает, что каждый доллар, вложенный в прогноз и предупреждение бедствий, позволяет сохранить от 10 до 100 долларов, которые пришлось бы потратить на ликвидацию последствий уже случившихся бед. Только что произошло гигантское 9балльное землетрясение в Индийском Океане и возникшая волна унесла жизни около 300 тыс. человек. Если бы у пострадавших стран была система мониторинга и оповещения, то для предупреждения людей и принятия других неотложных мен у них было около 1,5 часов. Спасти удалось бы очень многих. Сейчас на деньги ООН систему мониторинга и оповещения в ЮгоВосточной Азии будут создавать. Но людейто уже не вернуть. А Россия застрахована от таких бедствий? Из теории управления известно, что самые дорогие ошибки – стратегические. В частности, потому, что они не могут быть скомпенсированы на более низких уровнях иерархии, и поэтому их важно было бы избегать не в далекой перспективе, а сейчас.

В 2002 году Институт прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН выступил с инициативой создания национальной системы научного мониторинга опасных явлений и процессов в природной, техногенной и социальной сферах. Нашу инициативу поддержали еще 10 академических институтов (в частности, Международный институт теории прогноза землетрясений и математической геофизики РАН, который разработал методы прогноза землетрясений, получившие мировое признание). Подготовлена соответствующая программа, направлены письма, приняты решения, прошел не один десяток совещаний. Однако к созданию такой системы в Академии пока не приступили. Решение оказалось заблокировано и на уровне РАН, и на уровне Правительства.

Кроме того, в ряде высокотехнологичных сфер можно и нужно двигаться немедля. Например, у наших коллег из Индии действует государственная программа ITEX?50, которая предусматривает достижение этой страной к 2008 г. объема экспорта программного обеспечения в 50 млрд. долларов. Индусы последовательно идут к своей цели, создавая налоговые льготы, развивая исследовательские центры, совершенствуя образование программистов и коммуникационную инфраструктуру. Планы российского правительства, по заявлениям соответствующего министра, примерно в 50 раз скромнее. Да есть и многие другие вещи, которыми стоит заняться в высокотехнологичном секторе экономики.

В настоящее время создание новых поколений лекарств, производство дешевых и качественных продуктов питания, улучшение состояния окружающей среды связывают с развитием биотехнологии. В свое время наша страна имела неплохие позиции в этом направлении. И их можно вернуть, если заняться этим всерьез. В настоящее время финансирование этой перспективной отрасли в России в 25 раз меньше, чем в Китае и в 2500 раз меньше, чем в США. Отсюда и результат – в 2000 г. на Россию приходилось 0,15% мирового производства биотехнологической продукции [5 Труды Второго съезда общества биотехнологов России/ 13?15 сентября 2004 г., Москва.].

По мнению экспертов, выступавших в Конгрессе США в 1998 г., прорыв в будущее в XXI веке будет связан с развитием нанотехнологий. Это начинающаяся революция. Углеродные нанотрубки на порядок прочнее стали, имея в 6 раз меньший удельный вес. Наноструктуры способны избирательно проникать в раковые клетки и поражать их. Некоторые наноструктуры в перспектив смогут в миллионы раз повысить быстродействие ЭВМ. И этим направлением можно было бы заняться всерьез, постаравшись вскочить в последний вагон уходящего поезда [6 Нанотехнологии в ближайшем десятилетии. Прогноз направления исследования. – М.: Мир, 2002. – 296 с.].





Наука в обществе – инструмент. Инструмент, чтобы сохранить жизнь людей и дать возможность сделать ее лучше.

Гранты, гранты,гранты… И кто бы нас сегодня ни провоцировал, кто бы нам ни подкидывал какието там Ираны, Ираки и ещё многое что – не будет никаких. Никаких не будет даже поползновений. Наоборот, вся работа будет строиться для того, чтобы уничтожить то, что накопили за многие годы.

В.С. Черномырдин Системы организации науки в мире очень разнообразны. Поскольку в нашем отечестве решено было «списывать» в 1991 году всё с западных образцов, то скажем несколько слов о том, как дела обстоят "у них".

От каждой крупной реформы в общественном сознании обычно остается немногое, какойнибудь броский слоган. Приватизация – "ваучеры", на которые, по чубайсовскому мнению, можно будет купить 2 «Волги». От зурабовской медицинской реформы, наверно, останутся те самые «5 дней», за которые в больнице нужно излечить любую болезнь. От реформ в области науки в начале 90х годов осталось чудесное и манящее слово «гранты». Поэтому обратим на них особое внимание.

В синергетике – или теории самоорганизации – бурно развивающемся междисциплинарном подходе есть ключевое понятие – параметры порядка. Это те немногие ключевые переменные, которые определяют динамику всех остальных переменных. Именно параметры порядка определяют все главное в системе. Остальные степени свободы подстраиваются к этим ключевым переменным [7 Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой/ Изд. 4/ Синергетика: от прошлого к будущему. – М.: Эдиториал УРСС, 2003. – 312 с.].

Так вот, параметры порядка в американской науке не имеют ничего общего с системой грантов – вспомогательным инструментом для выделения и поддержки активных ученых. Параметры порядка в науке США поразительно напоминают советские аналоги, а во многих случаях превосходят их масштабом, серьёзностью и, я бы сказал, жесткостью организации.

Прогноз, мониторинг происходящих изменений, оценка стратегических альтернатив – важнейшие задачи современной науки. Американцы называют эти исследования красивым словом «проектирование будущего». Эта работа нужна правительству, министерству обороны, ЦРУ, многим другим серьёзным организациям, крупным корпорациям.

Этой работой занят ряд первоклассных мозговых центров. В качестве примера можно привести корпорацию RAND, выполняющую широкий круг правительственных заказов. Это около 5000 высокооплачиваемых и высококвалифицированных исследователей. Многие из них являются ведущими в своих областях. Области эти различны – от геополитики до космических исследований, от системного анализа до компьютерных наук. (Заметим, что ничего похожего в современной России нет. Инициативы создать нечто подобное в нашей стране, с которыми выступает Институт прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН и ряд других институтов РАН [8 Малинецкий Г.Г., Курдюмов С.П. Нелинейная динамика и проблемы прогноза// Вестник РАН. 2001. Т71, №3, с.210?232. http://www.keldysh.ru/departments/dpt_17/neldim.htm. Малинецкий Г.Г., Осипов В.И., Львов Д.С. и др. Кризисы современной России: Научный мониторинг// Вестник РАН. 2003. №7, с.579?593. http://www.keldysh.ru/departments/dpt_17/k.html. Малинецкий Г.Г. Выбор стратегии// Компьютерра №38 (513) 7 октября 2003 г. http://www.keldysh.ru/departments/dpt_17/vs.html], пока блокируются и в Правительстве и в Академии.) Прикладная наука, опытноконструкторские разработки активно развиваются в ряде крупнейших фирм. IBM, Bell, Boeing, General Motors и ряд других вкладывают десятки и сотни миллионов долларов в год в доведение фундаментальных научных идей до продукта. Каждая из этих структур имеет огромные научные подразделения, способные оплачивать работу ученых любого ранга, вплоть до Нобелевских лауреатов. Очень велика роль государства в поддержке науки этих индустриальных гигантов. Это разумная политика трансферта из сферы высоких военных технологий, создающихся за государственные деньги, в гражданский сектор. Это ясная и последовательная научная политика и стратегия, к разработке которой привлекаются ведущие специалисты страны. И главное здесь – чёткое определение приоритетов и их пропаганда в общественном сознании.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.