WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 59 |

Какое содержание вкладывал законодатель в это понятие, оставалось неясным и после издания Устава с комментариями [23 См.: Судебные уставы с изложением рассуждений, на коих они основаны. СПб., 1866.]. В связи с этим известный русский юрист Н.Селиванов отмечал: “...Раз между окончанием преступления и началом действительного розыска протек сравнительно большой промежуток времени и очевидность доказательств исчезает, является туманная область гадательных предположений и в 9ти из 10ти случаев приходится довольствоваться упованием, что виновные подвергнутся каре Божьей, а дело сдать в архив” [24 Селиванов Н. Судебнополицейский розыск у нас и во Франции // Юридический вестник, Издво Московского юридического общества, 1884. С.293.].

В то же время необходимо отметить, что уголовный сыск уже выделялся как самостоятельная форма участия полиции в раскрытии преступлений, причем выступал в качестве основной части дознания. А.А.Квачевский пишет, что “розыск один из способов производства дознания, направленный к скрытому и тайному преимущественно установлению и указанию преступника” [25 Квачевский А.А. Указ. работа. Ч.2. С.5.].

Статьи Устава уголовного судопроизводства говорят о некоторых приемах производства оперативнорозыскного дознания: “В производстве дознания полиция все нужные ей сведения собирает посредством розысков, словесными расспросами и негласным наблюдением, не производя ни обысков, ни выемок в домах” [26 Устав уголовного судопроизводства. Ст.253.]. Таким образом, можно сделать вывод о том, что в указанный период применение полицией таких оперативнорозыскных методов, как личный сыск, разведывательный опрос, скрытое наблюдение, уже предусматривалось, предусматривалось получение сведений из неофициальных источников способом, при котором обеспечивается полное неведение лиц, в отношении которых эти действия производятся.

Более того, в развитие указанных положений законодатель в ст.254 Устава уголовного судопроизводства предписывает: “...в сомнительных случаях они обязаны собрать сведения посредством негласного полицейского разведывания”.

Какихлибо сроков негласного дознания, производимого полицией, установлено не было, что, безусловно, сказывалось на законности его проведения.

Быстрый рост преступности и отсутствие скольлибо эффективных средств противостояния ей вынудили царских чиновников предпринять более радикальные шаги. В 1866 г. при канцелярии полицейского управления СанктПетербурга была создана первая небольшая сыскная часть под руководством И.Д.Путилина [27 Иван Дмитриевич Путилин фигура загадочная и легендарная (не то полицейский ДонКихот, не то русский Лекок). Появился в столице из уезда и служил будочником, сыскным агентом, смотрителем на Сенном рынке и опять агентом, но более высокого ранга. Увенчан чинами и наградами. Знаток трущоб и аристократических клубов, ночлежек и салонов, свободно чувствовавший себя и в мундире с лентами, и в лохмотьях, надетых для погони за преступником (См.: Юзефович Л. Ситуация на Балканах // Урал. 1986. № 6. С.60).]. В ее составе было 22 сыщика. Так Петербургская сыскная часть стала прообразом службы уголовного розыска в России.

Тем не менее, ни организация сыскной части, ни использовавшиеся методы сыска, в т.ч. и негласные, не были нормативно урегулированы, не было на тот момент и квалифицированных сыщиков. Поэтому на первых порах большая часть сотрудников была занята работой по сбору сведений о преступных элементах города, их учетом и регистрацией. Об этом свидетельствует и отчет петербургского оберполицмейстера Ф.Ф.Трепова за 1867 г., в котором подчеркивалось, что для начала работы сыскного отделения в течение года было собрано 20 тыс. справок о судимых, лицах, причастных к уголовным преступлениям, о разыскиваемых, о тех, кому по различным причинам запрещалось жить в столице, и о других “интересных” для полиции людях [28 См.: Всеподданнейший отчет о деятельности СанктПетербургской полиции за 1867 г. СПб., 1868. С.26.].

Первый, весьма серьезный ведомственный документ Инструкция полицейским урядникам, осуществлявшим дознание в уездах (утверждена МВД 17 июля 1878 г.), предписывала собирать необходимые сведения негласно, пользуясь знанием жителей своего участка, стараясь не возбудить никакого подозрения или недоверия [29 Свод законов Российской империи (далее Свод законов...) / Под ред. А.А.Добровольского. СПб., 1913.]. Какоголибо учета таких сведений не было (см. Приложение 1).



В указанный период были сделаны попытки теоретического обобщения практики борьбы с неочевидными преступлениями и выработки на его основе рекомендаций по оперативнорозыскным приемам ведения дознания. В нормативной форме закрепляются соответствующие силы, средства и методы, их содержание и порядок применения. На уровне дискуссий определяются контуры предмета уголовного сыска, формируется понятийный аппарат. Появляются узнаваемые в настоящее время термины: сыск, розыск, поиск, осведомительство, маскировка, негласное дознание, сведения, полученные от осведомителей, осмотр личности, обходы, преследование, учеты, негласный и гласный расспрос и др.

История уголовного сыска до 1866 г. интересна тем, что именно тогда были заложены основы будущей системы оперативнорозыскной деятельности. В правительстве окончательно сформировалось мнение о необходимости и целесообразности организации специальной полицейской службы сыскной полиции.

Устойчивый рост преступности вынудил МВД к 1907 г. создать и расширить сеть сыскных подразделений в составе Департамента полиции при канцеляриях оберполицмейстеров, полицмейстеров и градоначальников [30 См.: там же.] в Киеве, Риге, Одессе, Тифлисе, Баку, РостовенаДону и других крупных городах страны.

Но это были еще далеко не те сыскные аппараты, которые могли дать ощутимые результаты в борьбе с преступностью, поскольку их организация, формы и методы работы не были урегулированы, несмотря на то, что их структура и функции определялись весьма широким перечнем нормативных актов: Общим учреждением губернским [31 Там же. Т.2. С.592864.], Уставом о предупреждении и пресечении преступлений [32 Там же. Т.14. С.123188.], Уставом уголовного судопроизводства [33 Там же. Т.16. С.11851388.], Общим уставом счетным [34 Там же. Т.8. Ч.2. С.14991530.] и рядом других, в т.ч. ведомственными документами МВД.

Попрежнему политический сыск опережал в этом плане сыск уголовный. Здесь была четко организована регистрация “неблагонадежных” с их точными приметами. Необходимо отметить, что архив Третьего отделения “Собственной Его Императорского Величества канцелярии” не только сыграл значительную роль в становлении и упрочении политической полиции, но и существенно повлиял на дальнейшее развитие системы учетов уголовного сыска.

В компетенцию Третьего отделения входил и сбор информации:

о всех лицах, под надзором полиции состоящих;

об известных “открытиях” по фальшивым ассигнациям, монетам, штемпелям и документам;

о всех без исключения происшествиях.

Вся информация о событиях систематизировалась и обобщалась в специальных таблицах [35 ПСЗ. Т.1. № 449.]. Жандармерия первой, уже в конце 50х гг. XIX в., стала применять для учета своих поднадзорных и фотографию.

В полиции же первое фотографическое бюро было открыто в Петербурге лишь в 1862 г. Вслед за этим полицейские кабинеты фотографии организуются при наиболее крупных полицейских управлениях. С накоплением снимков из них стали формировать удобные в пользовании альбомы, располагая фотографии регистрируемых в алфавитном порядке. А первое в России регистрационное бюро было создано при столичной сыскной полиции в 1890 г. К 1892 г. в различных городах империи было открыто “для лишения рецидивистов возможности скрывать свою прежнюю судимость, равно для констатирования подозрительных лиц, желающих утаить свое прошлое и свое действительное звание”, по различным оценкам, 1012 станций (бюро).

В полицейских нормативных актах нашли отражение предложения известного русского юриста Б.Баршева об использовании розыскных объявлений своеобразного прообраза сегодняшних розыскных ориентировок. В одном из них говорилось, что в случае незнания места пребывания обвиняемого или его побега суд по представлению судебного следователя, предложению прокурора или собственному усмотрению выносит распоряжение о помещении в сенатских объявлениях и губернских ведомостях статьи о розыске [36 См.: Свод законов... Т.16. Ч.1. С.12871288.].

В практику российского уголовного сыска активно внедряются криминалистические методы. Циркулярным распоряжением МВД от 9 апреля 1907 г. в Департаменте полиции было создано Центральное регистрационное бюро. Уже к 1908 г. в губернских и других крупных городах, а также в тюрьмах функционировало 69 дактилоскопических бюро. Тем не менее дактилоскопия оставалась пока лишь вспомогательным средством. Теперь регистрация лиц, проходивших по полицейскому ведомству, проводилась по фотоснимкам, дактилоскопическим оттискам и описанию по методу словесного портрета. На каждого зарегистрированного изготавливались:





1) основная регистрационная карта с 3 фотоснимками и дактилоскопическими оттисками в 2 экземплярах (второй экземпляр предназначался для Центрального регистрационного бюро);

2) снимок для фотоальбома преступников;

3) алфавитная карточка;

4) специальная карточка с фотоснимком на профессиональных пре ступников [37 См.: Шинджикашвили Д.И. Сыскная полиция царской России в период империализма. Омск, 1973. С.265.].

Необходимость специального отбора и учета нужной информации потребовала создания, кроме упомянутых, новых регистрационных кабинетов и бюро (сначала в Петербургском сыскном отделении, а позднее и в других городах), т.е. новых учетных подразделений.

Одно из них особый стол [38 Здесь “стол” как отделение в учреждении, ведающее специальным кругом дел. См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1985. С.668.] (1902 г.) концентрировало сведения об извозчиках, служащих многочисленных питейных заведений, швейцарах и дворниках, наиболее “благонадежные” из числа которых оказывали полиции значительные информационные услуги [39 См.: Высоцкий И.М. СанктПетербургская столичная полиция и градоначальство. СПб., 1903. С.288289.]. Это был совершенно новый вид учетов, выходящий за рамки традиционной уголовной регистрации, поскольку использовался и для организации негласной работы.

Полицейская служба России к этому времени представляла собой сложную организацию без единой и четкой законодательной регламентации. Входящие в ее состав различные подразделения образовывались разновременно, под влиянием сиюминутных потребностей, чем “в общемто и объяснялась ее многосложность”, бюрократичность и иерархичность [40 См.: Краткая объяснительная записка и заключение Межведомственной комиссии под председательством сенатора А.А.Макарова по преобразованию полиции в империи. СПб., 1911. С.17.].

Анализ нормативных документов, регламентировавших деятельность общеуголовной полиции, и практики сыска в период по 1908 г. позволяет сделать следующие выводы:

в случае обострения оперативной обстановки закон разрешал полицейским подразделениям прибегать к помощи местного населения и воин ских частей;

деятельность действовавших сыскных подразделений единым российским нормативным актом не регулировалась. Решение вопросов сыска было отдано на откуп местным органам полиции; в процессе уголовного сыска использовались сведения, полученные от информаторов из числа “подозрительных” лиц;

специальной подготовки сотрудников сыскных подразделений не осуществлялось, что вело к крайне низкой эффективности сыскной работы (дела прекращались за необнаружением виновного, а преступники освобождались от уголовной ответственности по реабилитирующим основаниям);

децентрализация системы уголовного сыска ограничивала деятельность сыскных аппаратов пределами обслуживаемой территории, уровень взаимодействия с сыскными подразделениями других местностей был крайне низок;

усилия по созданию единой системы “тайного осведомления” не подкреплялись достаточными правительственными субсидиями, вследствие чего в дознании часто использовалось рукоприкладство [41 См.: там же.].

Высокий уровень общеуголовной преступности, полная несостоятельность уголовного сыска, признанная на всех полицейских уровнях, привели к необходимости преобразования полицейского аппарата Российской империи.

Закон об учреждении сыскной части в полиции России, после обсуждения в Думе, был утвержден царем 6 июля 1908 г. [42 Собрание узаконений и распоряжений правительства, издаваемое при Правительствующем Сенате за 1908 г. СПб., 1909. № 104. С.15801584.] (см. Приложение 2). По этому закону сыскные подразделения четырех разрядов были образованы в составе полицейских учреждений во всех губернских и крупных городах [43 В уральском и близлежащих регионах сыскные отделения 3го разряда были созданы в Перми, Оренбурге, Уральске, 4го разряда в Тобольске.].

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 59 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.