WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 59 |

По замыслу правительства сеть сыскных отделений, подчиненных местному руководству, должна была работать по однородной системе регистрации и розыска, имея единый центр информации. С этой целью в Департаменте полиции еще в марте 1908 г. было открыто так называемое Восьмое делопроизводство, в функции которого входило создание и организация деятельности Центрального регистрационного бюро. Однако идея децентрализованного уголовного сыска, когда сыщики приспосабливались к общерозыскной работе в пределах своего округа, а не специализировались на определенных сыскных функциях, победила. Таким образом, оставшись без центра управления и информации, жестко привязанные к единому району действия, чины сыскной полиции могли рассчитывать только на собственные силы [44 См.: Организация деятельности уголовного розыска в дореволюционной России (конец XIX начало XX в.). М., Издво Академии МВД СССР, 1984. С.36.]. В довершение всему отсутствовали специалисты в руководстве сыскных подразделений, т.к. 75% лиц, возглавивших вновь созданные отделения, составляли бывшие участковые и становые приставы, их помощники и даже околоточные надзиратели. Профессиональный уровень этой категории полицейских чиновников, как правило, не соответствовал требованиям, предъявляемым к начальнику сыскного отделения [45 Мулукаев Р.С., Полубинский В.И. Указ. работа. С.28.].

9 августа 1910 г. Министерство внутренних дел, которое возглавлял А.П.Столыпин, утвердило инструкцию чинам сыскных отделений, предусматривавшую в числе задач сыскных отделений негласное расследование преступлений общеуголовного характера (см. Приложение 3).

Одновременно устанавливалась структура отделений, отразившая основные методы их деятельности. Один из отделов проводил работу по выявлению преступников и их разоблачению с помощью негласной агентуры (внутреннее наблюдение), вербовавшейся из представителей преступного мира, скупщиков краденого, хозяев воровских притонов, проституток. Кроме того, сыскная полиция пользовалась услугами лиц, которые по роду своих занятий имели возможность вести наблюдение за многими лицами, старьевщиков, разносчиков, посыльных, дворников, извозчиков, железнодорожных служащих.

Наружное наблюдение осуществлялось посредством филеров штатных чинов, специализировавшихся на ведении оперативного наблюдения за лицами, заподозренными в преступлениях. В специальном отделе оперативнорегистрационном бюро должна была проводиться работа по использованию в сыске достижений криминалистики, объединяющая все формы учетов. На бюро были возложены функции регистрации преступников, выдачи справок о судимости. Учеты формировались теперь не только за счет сведений, носящих процессуальный и административный характер, но и за счет данных, полученных оперативным путем сыщиками наблюдения.

В целом пространная инструкция, по свидетельству современников, была “изложена так туманно, что... сыск поставлен в такие рамки, которые не дают возможности бороться с возрастающей год от года преступностью” [46 Вестник полиции. 1913. № 14. С.318.]. Дело усугублялось еще и тем, что некоторые параграфы инструкции трактовались так, что позволяли прокурорам, вместо заслушивания чинов сыскных отделений о результатах оперативной деятельности, самим браться за неизвестную им работу и причинять ей этим ущерб.

В период 19111912 гг. Департамент полиции, встревоженный неудовлетворительным состоянием организации сыскного дела, провел целый ряд инспекций в полицейских органах. В итоге констатировалось, что приход к руководству сыскными отделениями представителей общей полиции привел к тому, что новое оборудование оказалось никому ненужным, труды и денежные средства, затраченные министерством в 1908 г. на организацию сыска в России, не привели к желаемым результатам. Научный сыск стал терять свое значение [47 См.: ЦГИА СССР. Ф.1217. Оп.1. Д.11. Л.60.].

Начальник Петербургского сыскного отделения так описывал тогдашний контингент секретных сотрудников: “Негласных агентов приходится иметь во всех слоях общества. Как при посредстве отбывших наказание за кражи и отпущенных на свободу возможно узнавать места сбыта похищенных вещей, разные воровские притоны и сборища, известные воровские клички воров и пр., так равно собирание секретных справок о разного рода личностях возможно иметь только при посредстве негласных агентов. Через них же получаются сведения о приезжающих из других городов шулерах и членах воровских и других шаек. Во всех увеселительных заведениях, гостиницах, трактирах, постоялых дворах должны быть агенты среди прислуги. Разные общественные и частные учреждения, банки, страховые общества и прочие также не могут быть оставлены без наблюдения тех же негласных агентов” [48 Цит. по: Мулукаев Р.С., Полубинский В.И. Указ. работа. С.37.].



Состояние преступности в России к началу первой мировой войны достаточно убедительно характеризуют такие цифры: начиная с 1898 г. по делам, рассмотренным в общих судебных установлениях, рецидив составлял 2223%, в 1905 г. 27%, в 1907 г. снижение за счет осужденных по политическим мотивам, в 1909 г. 19,5%, в 1910 г. 21,4%. Резко возросло количество осужденных. Так, если в 1903 г. общими судами было осуждено 53469, мировыми и административносудебными установлениями 66726 человек, то в 1910 г. соответственно 88478 и 86247 человек [49 См.: Энциклопедический словарь “Гранат”. Изд.7е. СПб., Т.33. С.379.].

Реальность требовала новых, более радикальных реформ. Назревшие проблемы уголовного сыска стали причиной первого съезда начальников сыскных отделений, открывшегося 26 июня 1913 г., где обсуждались перспективы развития розыскного дела в России [50 См.: Вестник полиции. 1913. № 26. С.598599.]. Предложенные съездом реформы коснулись регистрации преступников, правил установления неизвестных лиц и циркулярного розыска [51 См.: Вестник полиции. 1915. № 11. С.556560.], а также профессиональной подготовки служащих сыскной полиции.

Введение и распространение новых форм учета криминальных событий было затруднено, так как часть документов “полицейского” законодательства не только не вносилась в Свод законов, но даже не публиковалась. Тем не менее к началу революционных событий 1917 г. в российской сыскной полиции сложилась достаточно стройная система учетов, основную роль в которой играли справочные бюро сыскных отделений, включавшие:

1) полицейскую фотографию с антропологическим и дактилоскопическим кабинетами, где велось также и описание примет преступников по методу словесного портрета;

2) карточную регистратуру с фотографиями, антропологическими и дактилоскопическими данными (два экземпляра этого документа направлялись из периферийных органов в центральную справочнорегистрационную картотеку Центрального регистрационного бюро Департамента полиции);

3) картотечный розыскной алфавит;

4) справки о судимости и сведения о лицах, содержащихся в местных тюрьмах;

5) альбом преступников и лиц “порочного поведения” по категориям преступлений (дубликаты фотографий высылались в Центральное регистрационное бюро, где велся единый централизованный фотоальбом). Так, в музее Петербургской сыскной полиции хранились фотоальбомы преступников, подразделенных более чем на 30 категорий. Из них только лицам, наживающимся за счет краж, было отведено 16 разделов: а) ворыгастролеры, б) карманные воры, в) воровкипроститутки, г) воры чердачные, д) воры по передним, е) воры магазинные, ж) воры со взломом квартир и магазинов, з) воры с использованием обмана, к) простые воры, л) ворыприслуги, м) воры велосипедные, н) воры железнодорожные, о) конокрады, п) хипесники (лица, обкрадывающие мужчин, приводимых проститутками на квартиру), р) скупщики краденого, с) притоносодержатели воров и пр. [52 Первоосновой такого альбома можно считать “Справочный указатель для чинов полиции” В.И.Лебедева (позже начальника Московской сыскной полиции), изданный еще в 1903 г. и включавший одиннадцать категорий профессиональных преступников.];

6) коллекцию почерков, орудий преступлений, воровских инструментов, мошеннических приспособлений и прочего инвентаря;

7) сведения по текущим наблюдениям;

8) газетные вырезки и сведения об интересующих полицию лицах и событиях.

После реформы сыскные ведомости стали выпускаться Центральным регистрационным бюро еженедельно, а в случаях, “не терпящих отлагательств”, через несколько часов по получению сведений о необходимости розыска.





После создания сыскных отделений встал вопрос о профессиональной подготовке их работников. В августе 1908 г. в Петербурге были открыты двухмесячные курсы для начальников сыскных отделений. Программа курсов включала в себя довольно широкий круг дисциплин: государственное и полицейское право; уголовное право; судебная медицина; методы регистрации преступников; приемы уголовного сыска; приемы самообороны; ознакомление с оружием и взрывчатыми веществами; ознакомление с гримом и переодеванием; тайнопись преступников (шифры и дешифровка); разбор выдающихся сыскных дел; практика дознания; практика розыска и выслеживания преступников и др. В этот же период была открыта первая школа работников уголовного сыска во Владимире. Курсы давали возможность повысить квалификацию части сотрудников, но это не решало проблемы в целом, что позволяло специалистам сделать вывод: отсутствие знаний общая полицейская “хроническая болезнь”. Поэтому в 1913 г. на Всероссийском съезде сотрудников сыскной полиции остро обсуждался вопрос об открытии курсов и школ для чинов сыскной полиции.

Уже говорилось, что политический сыск в России значительно превосходил общеуголовный и организационно, и технически. Практически все научные методы регистрации и учета пришли в уголовный сыск намного позже или уже пройдя апробацию в политических полицейских структурах, или зародившись в их “кухне”.

Несмотря на то, что охранным отделениям [53 Первоначально такое название подразделений политической полиции употреблялось будучи производным от принятого 14 августа 1881 г. для борьбы с революционным движением “Положения о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия” (Свод законов... Т.14. С.158166). Позже оно было закреплено за ними “Положением об охранных отделениях” от 1907 г.] предписывалось или разрешалось значительно больше того, что позволялось сыскной полиции, определенное положительное влияние на организацию и тактику ее деятельности они все же оказывали. Это проявлялось и в преемственности методов, и в технике уголовной регистрации, и, особенно, в организации зарождавшихся оперативных учетов, поскольку большая часть учетов, использовавшихся “охранкой”, носила именно оперативный характер. Последнее, в первую очередь, касалось учета лиц, представляющих оперативный интерес, сведений о их преступной деятельности, дел их разработки, похищенного или утраченного имущества (вещей, документов), а также граждан, оказывающих полиции помощь на конфиденциальной основе, и передаваемой ими информации.

Таким образом, уголовный сыск в Российской империи, несмотря на определенные организационные недостатки, явился основой для создания уголовного розыска в послереволюционной России.

Практика борьбы с преступлениями, совершаемыми в условиях неочевидности, требовала не только обоснования необходимости разведывательнопоисковых негласных форм деятельности, но и разработки конкретных оперативнорозыскных рекомендаций, теоретического осмысления предшествующего опыта и выработки на этой основе новых тактических приемов.

§ 2. Развитие оперативнорозыскной деятельности органов внутренних дел и появление ее теории в новой России Переход к советскому этапу развития правоприменительных органов тесно связан с революционными событиями февраляоктября 1917 г. свержением самодержавия и переходом власти сначала к Временному, а затем к большевистскому правительству. Сыскную полицию и “охранку”, разгромленные во время февральских событий, Временное правительство пыталось “оживить” под видом “народной милиции”. Однако это были “косметические” меры, а название не отвечало сущности она не служила интересам трудящихся, поэтому 28 октября (по старому стилю) 1917 г. Народный комиссариат внутренних дел (НКВД) РСФСР принял декрет “О рабочей милиции” [54 См.: Собрание узаконений РСФСР. 1917. № 1. С.15.].

Созданной 7 декабря 1917 г. Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК), во главе с Ф.Э.Дзержинским, было поручено вести борьбу не только с контрреволюцией, но и с наиболее опасными уголовными преступлениями, однако это не решало всех задач установления правопорядка и законности в такой огромной стране, как бывшая Российская империя.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 59 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.