WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 59 |

Таким образом, оперативнорозыскная информация, дающая достаточные основания полагать, что в какомлибо помещении (ином месте) или у какоголибо лица находятся орудия преступления, предметы и ценности, добытые преступным путем, а также другие объекты, могущие иметь значение для дела, служит основанием для производства обыска, если такая информация соответствует (не противоречит) установленным по делу обстоятельствам и не вызывает сомнений в достоверности.

Аналогично оперативнорозыскная информация может использоваться для принятия решения о производстве осмотра, назначения экспертизы, получения образцов для сравнительного исследования и некоторых других следственных действий.

Применительно к такому следственному действию, как задержание подозреваемого, в качестве иных сведений, дающих основания подозревать лицо в совершении преступления, наряду с доказательствами, рассматриваются и полученные в ходе оперативнорозыскной деятельности [173 См.: Научнопрактический комментарий к УПК РСФСР. М., 1995. С.185.]. Таким же образом оперативнорозыскная информация о намерении противодействовать расследованию, в т.ч. путем уклонения от дознания и следствия, может быть использована для принятия решения об избрании или изменении меры пресечения.

Вызов и допрос свидетеля могут осуществляться на основе одних лишь оперативнорозыскных данных, поскольку уголовнопроцессуальный закон практически не ограничивает круг лиц, могущих быть свидетелями по делу, и не устанавливает какихлибо оснований для их вызова. Поэтому если соображения конспирации не препятствуют вызову на допрос в качестве свидетеля лица, об осведомленности которого в обстоятельствах дела сообщил конфиденциальный источник, такой вызов и допрос не противоречат уголовнопроцессуальным нормам, а значит, допустимы.

Использование оперативнорозыскных данных непосредственно при проведении следственных действий носит в основном тактический характер. На базе оперативной информации в процессе следственных действий могут приниматься промежуточные решения, не требующие оформления в виде специального постановления (например, решение о производстве личного обыска лица, зашедшего в помещение, в котором производятся обыск или выемка).

Часть 1 ст.11 Закона об ОРД декларирует юридическую возможность использования результатов оперативнорозыскной деятельности для подготовки и осуществления не только следственных, но и судебных действий. К последним относятся традиционно понимаемые процессуальные действия, проводимые в рамках судебного следствия. В связи с этим на них распространяются приведенные выше положения, относящиеся к следственным действиям. Однако использование результатов оперативнорозыскной деятельности на стадии рассмотрения уголовного дела в суде весьма ограничено, случаев представления оперативнорозыскной информации в суд фактически не бывает.

В то же время практика порождает нестандартные ситуации, не всегда “вписывающиеся” в правовые нормы. Рассмотрим только два примера.

Так, в выездном судебном заседании (в клубе населенного пункта) слушалось дело по незаконному производству аборта (ст.123 УК РФ). В период предварительного следствия не был обнаружен имеющий значение вещественного доказательства медицинский шприц, при помощи которого, по версии следователя, были совершены действия, инкриминируемые подсудимой. В процессе судебного слушания, которое “всколыхнуло общественность”, в адрес государственного обвинителя и судьи от присутствующих в зале граждан поступила неофициальная информация о месте нахождения этого шприца. Направление уголовного дела на дополнительное расследование (ст.258 УПК РСФСР) вряд ли бы привело к обнаружению вещественного доказательства, т.к. оно могло быть перепрятано либо уничтожено. По нормам УПК в рамках судебного следствия суд в этой ситуации лишен правовой возможности направить в адрес органов дознания отдельное поручение для осуществления оперативнорозыскных мероприятий. Суд оказался в тупике.

По другому уголовному делу о разбойных нападениях на граждан, которые подсудимый совершал в камуфляжной одежде, не обнаруженной в ходе предварительного следствия, но имеющей доказательственное значение, в ходе судебного следствия подсудимый неожиданно изъявил желание указать ее место нахождения. Сложилась ситуация, аналогичная приведенной в первом примере.



Выход, вместе с тем, был найден. В обоих случаях начальники отделов внутренних дел действовали верно, на основании ст.11 Федерального закона “Об оперативнорозыскной деятельности” и п.2 Межведомственной инструкции “О порядке предоставления результатов оперативнорозыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд” от 13 мая 1998 г.. По их постановлениям суды в закрытых судебных заседаниях санкционировали проведение обследований помещений (жилищ), где предположительно находились ранее названные предметы (медицинский шприц и камуфляжная одежда).

Проведя соответствующие оперативнорозыскные мероприятия (ОРМ), сотрудники ОВД обнаружили искомые вещественные доказательства и представили их в судебные заседания вместе со служебными документами (актами) об осуществлении ОРМ. На основании положений УПК данные акты, также как и свидетельские показания участников ОРМ, наряду с другими доказательствами были использованы для обоснования вины подсудимых (осужденных) в текстах приговоров [174 См.: Чуркин А. Оперативнорозыскные мероприятия в судебном следствии // Российская юстиция. 1999. № 4. С.21.].

При расширительном толковании понятия “судебные действия” непроцессуальные (оперативные) сведения могут быть учтены судом при решении вопроса об изменении меры пресечения подсудимому (например, при обнаружении оперативным путем фактов противодействия подсудимых в установлении истины).

Кроме того результаты оперативнорозыскных мероприятий, осуществляемых по розыскному делу для установления местонахождения без вести пропавшего лица, могут быть использованы судом при принятии решения о признании гражданина безвестно отсутствующим (в порядке ст.42 ГК РФ) или объявлении его умершим (в порядке ст.45 ГК РФ).

Результаты оперативнорозыскной деятельности, выразившиеся в непосредственном обнаружении признаков преступления, могут служить поводом к возбуждению уголовного дела. Закон об ОРД дополняет в этой части п.6 ст.108 УПК РСФСР, в которой речь идет об обнаружении признаков преступления властными участниками уголовного процесса. Здесь же они обнаруживают признаки преступления, в т.ч. опосредованно: в результате получения конфиденциальной информации.

Особенность непосредственного обнаружения признаков преступления как повода к возбуждению уголовного дела заключается в том, что к моменту составления рапорта совокупность фактических данных, указывающих на признаки преступления, достаточна для возбуждения уголовного дела и не требует проверки в порядке ст.109 УПК РСФСР. В тех случаях, когда орган дознания, наделенный правом осуществления оперативнорозыскной деятельности, в процессе ее проведения обнаруживает признаки преступления, то он вправе, при наличии на то оснований, самостоятельно возбудить уголовное дело, не дожидаясь поступления информации от иного источника. Поскольку первичный источник информации о преступлении подлежит регистрации, результаты оперативнорозыскной деятельности, содержащие сведения о признаках преступления, должны быть обобщены в отдельном рапорте сотрудника, непосредственно проводившего оперативнорозыскную деятельность, адресованном начальнику органа дознания.

Когда органы, осуществляющие оперативнорозыскную деятельность, направляют фактические данные, полученные оперативным путем, следователю или прокурору с обобщающим рапортом или служебной запиской, такие источники сведений о преступлении надлежит рассматривать в качестве сообщений должностных лиц (п.3 ст.108 УПК РСФСР). Рапорт или служебная записка регистрируются в установленном порядке. При необходимости поступившая следователю или прокурору информация проверяется в порядке ст.109 УПК РСФСР.

Предписание ч.2 ст.11 Закона об ОРД о том, что результаты оперативнорозыскной деятельности могут служить основанием для возбуждения уголовного дела, вполне согласуется с уголовнопроцессуальным законом (ч.2 ст.108 УПК РСФСР), в котором обоснованность возбуждения дела связывается с наличием достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Юридическая природа этих данных (доказательства; оперативнорозыскная информация; сведения, полученные в ходе административной деятельности органов внутренних дел) законом не определена. На основе оперативных сведений орган дознания, как правило, возбуждает дела об экономических преступлениях, о преступлениях, связанных с наркотиками, и некоторых других, носящих латентный характер.





Результаты оперативнорозыскной деятельности должны быть достаточны для вывода о наличии в деянии признаков преступления. Поэтому полноценное основание для возбуждения уголовного дела, как правило, образует совокупность оперативнорозыскных данных. При возбуждении уголовного дела органом, осуществляющим оперативнорозыскную деятельность, подобная совокупность может состоять из фактических данных, впоследствии приобретающих статус доказательств по делу, так и из тех (сообщения конфиденциальных источников), которые не легализируются и в уголовном деле не фигурируют. При оценке законности и обоснованности решения о возбуждении уголовного дела прокурор обязан учитывать всю совокупность имеющихся данных. Действующее законодательство не исключает возможность возбуждения органом дознания уголовного дела по результатам собственной оперативнорозыскной деятельности, зафиксированным исключительно в сообщениях конфиденциальных источников. Однако нужно стремиться (практически это выполнимо) к приобщению к первичным материалам сведений, подлежащих гласному использованию. Если уголовное дело возбуждается следователем или прокурором, то в качестве оснований для принятия решения выступают те оперативнорозыскные данные, которые можно подвергнуть официальной проверке.

Под представлением результатов оперативнорозыскной деятельности в орган дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело, следует понимать их передачу (направление) в эти органы в порядке ч.2 ст.70 УПК РСФСР для использования в качестве доказательств по делам, находящимся в их производстве. Согласно этой статье доказательства могут быть представлены широким кругом участников уголовного процесса, а также любыми гражданами, предприятиями, учреждениями и организациями. Уголовнопроцессуальный закон не содержит препятствий для представления органами, осуществляющими оперативнорозыскную деятельность, ее результатов в орган дознания, следователю или в суд (т.е. в те органы, которые занимаются процессуальным производством в соответствии с положениями УПК).

Порядок представления доказательств (предметов, документов) уголовнопроцессуальным законом не установлен. Он регламентируется Межведомственной инструкцией о порядке представления результатов оперативнорозыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд, утвержденной совместным Приказом ФСНП, ФСБ, МВД, ФСО, ГТК и СВР РФ от 13 мая 1998 г., согласованной с Генеральной прокуратурой Российской Федерации и зарегистрированной в Министерстве юстиции 3 сентября 1998 г.

Результаты ОРД, представляемые органу дознания, следователю, прокурору или в суд, должны отвечать следующим требованиям:

сведения, содержащиеся в представляемых результатах, должны позволять сделать вывод о наличии события и его противоправности;

результаты ОРД, представляемые для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, должны содержать достаточные данные, указывающие на признаки преступления, а именно, сведения о том, где, когда, какие признаки и какого именно преступления обнаружены, при каких обстоятельствах имело место обнаружение признаков преступления, сведения о лице (лицах), его совершившем (если оно известно), очевидцах преступления (если они известны), о местонахождении следов преступления, документов и предметов, которые могут стать вещественными доказательствами, о любых других фактах и обстоятельствах, имеющих значение для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;

результаты ОРД, представляемые для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, должны содержать сведения о лицах, скрывающихся от органов расследования и суда, о возможных источниках доказательств, лицах, которым известны обстоятельства и факты, имеющие значение для уголовного дела, о местонахождении орудий и средств совершения преступления, денег и ценностей, нажитых преступным путем, предметах и документах, связанных с обстоятельствами предмета доказывания, и о других фактах и обстоятельствах, позволяющих определить объем и последовательность проведения следственных действий, выбрать наиболее эффективную тактику их производства, выработать оптимальную методику расследования по конкретному уголовному делу;

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 59 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.