WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 48 | 49 || 51 | 52 |   ...   | 59 |

Приложение Правила отнесения сведений, составляющих государственную тайну, к различным степеням секретности Утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 4 сентября 1995 г. № (Собрание законодательства РФ. 1995. № 37. Ст.3619) (Извлечение) 1. Настоящие Правила разработаны в соответствии с Законом Российской Федерации “О государственной тайне” и являются обязательными для исполне­ния органами государственной власти, руководители которых наделены полно­мочиями по отнесению сведений к государственной тайне, при разработке ими развернутого перечня сведений, подлежащих засекречиванию (далее именуется перечень), а также другими органами государственной власти, органами местного самоуправления, предприятиями, учреждениями и организациями при подготовке предложений о включении в перечень сведений, собственниками ко­торых они являются.

2. Перечень должен определять степень секретности конкретных сведений (группы сведений), а его структура учитывать ведомственную или отрасле­вую специфику.

Степень секретности сведений, составляющих государственную тайну, долж­на соответствовать степени тяжести ущерба, который может быть нанесен безо­пасности Российской Федерации вследствие распространения указанных сведений.

Разграничение полномочий но распоряжению сведениями, составляющими государственную тайну, между органами государственной власти определяется Перечнем сведений, отнесенных к государственной тайне, опубликованным в от­крытой печати.

3. Сведения, отнесенные к государственной тайне, по степени секретности подразделяются на сведения особой важности, совершенно секретные и секрет­ные.

К сведениям особой важности следует относить сведения в области воен­ной, внешнеполитической, экономической, научнотехнической, разведывательной, контрразведывательной и оперативнорозыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб интересам Российской Федерации в одной или нескольких из перечисленных областей. К совершенно секретным сведениям следует относить сведения в области военной, внешнеполитической, экономической, научнотехнической, разведывательной, контрразведывательной и оператив­норозыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб ин­тересам министерства (ведомства) или отрасли экономики Российской Федера­ции в одной или нескольких из перечисленных областей.

К секретным сведениям следует относить все иные сведения из числа све­дений, составляющих государственную тайну. Ущербом безопасности Российской Федерации в этом случае считается ущерб, нанесенный интересам предприятия, учреждения или организации в военной, внешнеполитической, экономической, научнотехнической, разведывательной, контрразведывательной или оперативнорозыскной области деятельности.

Приложение Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне Утвержден Указом Президента Российской Федерации от 30 ноября 1995 г. № (В ред. Указа Президента Российской Федерации от 24 января 1998 г. № 61) (Собрание законодательства РФ. 1995. № 49. Ст.4775) (Извлечение) Сведения, отнесенные к государственной тайне Государственные органы, на­деленные полномочиями по распоряжению сведениями, отнесенными к государственной тайне 80. Сведения, раскрывающие силы, средства, методы, планы, состояние или результаты разведывательной, контрразведывательной и оперативнорозыскной деятельности, а также дан­ные о финансировании этой деятельности, если эти данные раскрывают перечисленные сведе­ния. Сведения о лицах, сотрудничающих или сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими контрразведывательную или оперативнорозыскную деятель­ность, о сотрудниках ФСБ России, выполняющих (выполнявших) специальные задания в спе­циальных службах и организациях иностранных государств, в преступных группах.

Сведения, раскрывающие принадлежность конкретных лиц к кадровому составу органов контрразведки Российской Федерации.

Сведения, раскрывающие состояние, результаты, а также мероприятия оперативномобили­зационной работы.

Минобороны России, ФСБ России, ФСО России, МВД России, ФПС России, ФАПСИ, ФСНП России 81. Сведения, раскрывающие силы, средства, источники, методы, планы, состояние, организа­цию, результаты разведывательной или опера­тивнорозыскной деятельности.

Сведения, раскрывающие принадлежность конкретных лиц к кадровому составу органов внешней разведки Российской Федерации.



Сведения о лицах, оказывающих (оказывав­ших) конфиденциальное содействие органам вне­шней разведки Российской Федерации.

Сведения, раскрывающие состояние и ре­зультаты оперативномобилизационной работы, проводимой в области внешней разведки Россий­ской Федерации.

Минобороны России, СВР России, ФСБ России, МВД России, ФПС России, ФАПСИ 82. Сведения, раскрывающие силы, средства, методы, планы и результаты оперативнорозыскной деятельности, а также данные о финансировании этой деятельности, если эти данные не раскрывают перечисленные сведения.

Сведения о лицах, сотрудничающих или сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими оперативнорозыскную деятельность.

МВД России, ФСНП России, ГТК России 83. Сведения, раскрывающие принадлежность конкретных лиц к подразделениям по борьбе с организованной преступностью, а также проводимые ими оперативнопоисковые и оперативнотехнические мероприятия.

МВД России, ФСБ России Приложение Осведомители “Секретными сотрудниками”, или “агентами внутреннего наблюдения”, по официальному определению, являлись лица, состоящие членами преступных сообществ и входящие в постоянный состав секретной агентуры розыскных органов. Приобретению таких лиц Охранное отделение при­давало огромное значение. В 1907 г. была утверждена инструкция по орга­низации и ведению внутренней аген­туры, состоящая из пяти глав: о со­ставе агентуры, способах ее вербов­ки, руководстве деятельностью агентов, конспиративных квартирах и заботе о личности секретного со­трудника. “Главным и единственным основанием политического розыс­ка, гласила эта инструкция, явля­ется внутренняя, совершенно секрет­ная агентура, и задача ее заключает­ся в обследовании преступных рево­люционных сообществ и уличении для привлечения судебным порядком чле­нов их. Все остальные средства и си­лы розыскного органа являются лишь вспомогательными...” При вербовке секретных агентов со­трудникам политического сыска рекомендовалось выявлять и использовать слабости арестованных и подследст­венных лиц (трусость, карьеризм, ко­рыстолюбие, честолюбие), прибегать к угрозам, давать выгодные обещания.

Основные кадры секретной агентуры находились при охранных отделениях и были тщательно законспирированы. Каждый агент имел одну или несколько охранных кличек. Ни один из них никог­да не заходил в охранное отделение, а встречался с его сотрудниками чаще всего на конспиративных квартирах, со­держащихся надежными лицами. В за­висимости от значения агента такие свидания происходили редко (раз в месяц) или почти ежедневно. Свои сведе­ния секретный агент сообщал письмен­но или устно, а посланный на эту встре­чу сотрудник охранки (жандармский офицер) обобщал эти сведения в спе­циальной агентурной записке. Агентур­ные записки представлялись начальнику охранного отделения, копии направля­лись градоначальнику и в Департамент полиции, затем оригинал подшивали в дело соответствующей партийной орга­низации с пометкой на полях о мерах, предпринятых по этим донесениям. Од­на из копий подшивалась в дело секрет­ного агента. Количество этих копий и важность содержащихся в них сведений служили характеристикой как самого сек­ретного агента, так и всей его деятель­ности.

Обычно секретные агенты подразделялись на несколько категорий: “штучники” выполняли разовые поручения, “осведомители” регулярно информировали охранку о деятельности революционеров или революционных организаций. Чаще всего эти агенты не принадлежали к “обследуемой среде” и вербовались из дворников, обслуживающего персонала гостиниц, а иногда из интеллигентной среды (адвокатов, журналистов).

Но более всего ценились органами политического сыска агенты в “обсле­дуемой среде”, т.е. внутри полити­ческих партий. “Следует всегда иметь в виду, поучала инструкция 1907 г., что один даже слабый секретный сотрудник, находящийся в обследуе­мой среде, неизмеримо даст больше материала для обнаружения государственного преступления, чем общество, в котором официально могут вращаться заведующие розыском... Поэтому секретного сотрудника, находящегося в революционной среде или другом об­следуемом обществе, никто заменить не может”. Эта инструкция предусмат­ривала и то, что такой сотрудник, явля­ясь членом партии, не может постоян­но уклоняться от партийных поручений. Поэтому ему рекомендовалось прини­мать активное участие в деятельности партии, но “на каждый отдельный слу­чай испрашивать разрешение лица, ру­ководящего агентурой”.





Конфиденциальное сотрудничест­во не такое простое явление с точки зрения возможности совершения таки­ми лицами противозаконных деяний. Заметили это давно. Официальная точ­ка зрения о пределах допустимого при­менения внутренней агентуры, господ­ствовавшая в Департаменте полиции, по рукам и ногам связывала руководи­телей полицейского розыска. Согласно этой официальной точке зрения, идеалом считалось, когда агент не прини­мает непосредственного участия в деятельности революционных организаций и не входит в их состав, а в частном порядке получает нужные для полиции сведения от тех членов таких организа­ций, доверием которых он пользуется.

Противники царской охранки обвиняли ее в провокаторской деятельности. Вот что писал в ответ на это генерал П.Г.Курлов: “Под словом “провокация” нельзя понимать необходимость осве­домленности о готовящемся преступле­нии, а нужно раз и навсегда установить, что провокация есть организация или пособничество к преступлению в целях личного успеха и выслуги перед началь­ством. Нельзя считать провокацией слу­чаи, когда член революционной партии, ставший сотрудником розыскных учреж­дений, выдает только часть преступного плана, скрывая иногда очень многое, иначе он действовать не может, т.к. будет немедленно разоблачен и убит. Искусство розыска в том и заключается, чтобы по получаемым, часто кратким, сведениям восстановить полную картину готовящегося преступления” [187 Стригин Е. Розыск в законе // БДИ. 1995. № 2.].

Приложение Использование конфиденциальных отношений по законодательству США и ФРГ Обратившись к зарубежному опыту, можно увидеть, что не делают секрета из факта использования конфидентов нормативные акты, регламентирующие оперативнорозыскную деятельность ФБР. В Инструктивном письме Генерального атторнея [188 Атторней должностное лицо в системе федерального правительства (а также правительства штата и местного самоуправления), задачей которого является обеспечение использования законов в пределах своей юрисдикции. Одна из основных обязанностей проведение расследований и предъявление обвинений по уголовным делам.] от 15 декабря 1976 г. подтверждается законность использования осведомителей при проведении любых оперативнорозыскных мероприятий, однако указывается на допустимость этого только в тех случаях, когда ФБР официально уполномочено провести расследование, а такое использование не приведет к нарушениям закона и конституционных прав граждан. При этом осведомители не могут быть уполномочены на такие действия, выполнение которых согласно закону или ведомственным инструкциям могло бы быть возложено на самих оперативных сотрудников ФБР.

Указанный нормативный акт детально определяет подлежащие анализу факторы, как оправдывающие, так и препятствующие использованию именно осведомителя, детализирует содержание инструктажа последнего относительно недопустимости участия в противоправных деяниях, регулирует действия ФБР при обнаружении факта совершения осведомителем преступления.

В целом же Инструктивное письмо Генерального атторнея ориентирует ФБР на привлечение “добросовестных” осведомителей и недопустимость их участия в противозаконной деятельности в процессе выполнения оперативного задания. Однако используемые в Инструктивном письме формулировки позволяют заключить, что даже в тех случаях, когда осведомитель нарушает закон (использует официально не санкционированные методы получения информации, действует в качестве провокатора и т.п.), руководство ФБР и Министерства юстиции США сохраняет за собой право по собственному усмотрению решать вопрос о привлечении осведомителя к уголовной ответственности и прекращении с ним сотрудничества. Более того, в интересах успешного проведения запланированной операции и сохранения ее в тайне ФБР может продолжить сотрудничество с осведомителем, нарушившим требования закона, и воздержаться от раскрытия его личности органам расследования и обвинения, которым подследственно совершенное преступление [189 Правовая регламентация оперативнорозыскной деятельности ФБР США. Фонд Института США и Канады АН СССР.].

Pages:     | 1 |   ...   | 48 | 49 || 51 | 52 |   ...   | 59 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.