WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 60 |

Закрыв рот, стиснув зубы, смотришь на вершины, Носом вдыхаешь чистый ветер, раскрываешь золотой колодец26.

Обхвати руки, ноги сплети, как обезьяна. Темная жемчужина поднимется к вершине Куньлунь.

Кто будет долго следовать этому наставлению, у того семя обретет еще большую силу. Передохнув немного и успокоив свое сердце, следует продолжить совокупление по тем же правилам: нападая неглубоким погружением, отступая глубоким погружением, медленно входя и быстро выходя; тогда нефритовый стебель сам собою окрепнет и любовная битва не утомит. А если решишь отдохнуть, то тебе захочется разве что выпить немного чистой воды — что в том плохого? Наставление гласит:

Членом в лоне действуй согласно положенным правилам, Когда вводишь, он мягок, а выводишь его твердым.

Держи рот закрытым, пусть дух витает привольно, Что за нужда торопиться в любовной битве? * Перевод   Малявин В.В.

Об авторе этого сочинения достоверных сведений не сохранилось. Известно лишь, что он жил в первой половине XVI в., происходил из семьи конфуцианского ученого, но с детства увлекался медициной и даосскими методами совершенствования. Трактат «Секреты искусства брачных покоев» входит в собрание его сочинений под общим заглавием «Основы взращивания жизни» (издано в 1905 г.). Книга Хун Цзи — характерный для зрелой китайской культуры образец слияния сексуальной практики и даосской традиции «внутренней алхимии».

1) Даосы уподобляли тело подвижника тиглю, в котором происходят реакции «внутренней алхимии», способные вскормить в подвижнике его «духовное дитя» и превратить его в бессмертного.

2) Цуйгун. — Даосский наставник Цуй Сифань, живший в X в., автор нескольких классических сочинений по искусству «управления энергией».

3) Ртуть — в даосизме отождествлялась с энергией легких.

4) Свинец. — Обозначение энергии почек.

5) Золотая застава. — Метафорическое обозначение семявыводящего канала.

6) Божественный жезл. — Мужской половой член в состоянии эрекции.

7) Понятие середины указывает на то, что сексуальная практика в все вычурное, резкое, оторванное от глубинного ритма жизни. Впрочем, выражение «истина середины» можно понять и иначе — как «правильный принцип».

8) Имеется в виду течение семени вверх по позвоночному столбу к головному мозгу, что соответствует даосскому принципу «попятного течения» (ни лю) как основы даосского подвига «внутреннего делания».

9) Золотой эликсир. — Зародыш бессмертного тела в даосском подвижнике, зарождающийся и растущий благодаря «внутреннему деланию».

10) Имеется в виду темя (точка «бай хой»), где скапливается тончайшие эссенции семени.

11) Вероятно имеются в виду тридцать два неба, различимых в даосской литературе.

12) Дворец Нивань. — Название «верхнего Киноварного поля», расположенного в области головного мозга.

13) Драгоценный треножник. — Еще одно аллегорическое название тела подвижника.

14) Имеется в виду бессмертный зародыш, взращиваемый даосским подвижником в себе.

15) Вероятно, имеется в виду упоминаемое ниже правило «двух быстрых движений на восемь медленных» в половом акте.

16) Три цветка. — Семя, энергия и дух.

17) Еще одно указание на даосский принцип «повертывания вспять» естественных токов энергии.

18) Имеется в виду движение от триграммы кань (вода) к триграмме ли (огонь) в схеме восьми триграмм.

19) Цветущий пруд. — Область под языком, где скапливается слюна.

20) В даосских картинах «внутреннего ландшафта» тела рядом с нижним Киноварным полем изображалось водоподъемное колесо, обозначавшее силы, направившие течение энергии вверх.

21) Речь идет о «прежденебесном» состоянии семенной энергии, предваряющем все материальные формы. Рассеяние и есть модус «прежденебесного» существования.

22) Небесный столб. — Позвоночник.



23) Имеется в виду известный прием даосской гимнастики: зажав уши ладонями, одновременно ударять обоими указательными пальцами по основанию черепа. Раздающийся в ушах гул называется «ударами небесного барабана».

24) Небесный двор. — Область переносицы и середины лба.

25) Согласно китайским представлениям, Врата жизни (мин мэнь), с которых начинается формирование человеческого тела, располагаются в области почек.

26) Яшмовая трубка. — Половой член.

  РАЗДЕЛ ЧЕТВЕРТЫЙ. ВОЛШЕБНЫЙ КУЛАК   Наряду с сексуальной практикой даосизма самый пристальный интерес в современном мире вызывают даосские школы кулачного боя, не совсем точно именуемые школами гунфу или ушу (букв, «воинского искусства»). Наверное, интерес этот не является только данью преходящей моде. В истоках его таится смутная, не вполне осмысленная догадка о том, что традиция воинского искусства даосов хранит в себе очень глубокую, но и чрезвычайно практичную, действенную правду человеческого духа; что в этой традиции мы находим подлинную, а не придуманную альтернативу самоотчуждению человека, порожденному современной цивилизацией. Настало время разобраться, чем привлекательна для нас и чем может быть нам полезна столь самобытная, непривычная для европейца система личного совершенствования.

В традиции даосского «кулачного искусства» (так называли свое занятие сами даосы) мы встречаемся с практикой, в которой на удивление органично соединяются методика оздоровления и омоложения, техника рукопашного боя, красота телесной пластики и моральное совершенствование. И все эти грани «кулачного искусства» Дао проникнуты духом легкой, как бы непритязательной и потому истинно жизненной свободы. Последнее слово здесь принадлежит не «приемам» и «методам», а самому человеку, не связанному застывшими формами, погруженному в стихию вольного творчества. Возможно же такое потому, что даосский мастер, каким бы делом он ни занимался, верит, что в жизни все само собой сходится наилучшим образом и подлинная красота не может не быть одновременно истинной пользой и настоящей добродетелью.

Не следует, конечно, забывать о качественном отличии мистического опыта Дао и опыта предметного. Любовь к Дао — выше «любви к искусству». Мастер Сюэ Дянь начал свою книгу о кулачном искусстве, изданную в 20х годах нашего столетия, с разговора о различиях между «воинским искусством» и «искусством Дао». «Те, кто упражняются в воинском искусстве, — писал Сюэ Дянь, — заботится о позах и уповают на физическую силу. Те, кто постигают искусство Дао, заботятся о питании энергии и поддержании духа, движения свои направляют волей, а раскрытия силы достигают через дух...» Нередко в китайской литературе встречается даже противопоставление кулачного искусства и подлинного мастерства — гунфу. Существует даже старинная поговорка, гласящая: «все кулачные приемы не стоят одного гунфу» Итак, «искусство кулака» было в глазах знатоков чемто неизмеримо большим, чем техника оздоровления или рукопашного боя. Речь идет о деятельности, которая соединяет в себе покой созерцания и действие, а главное, действенность; в которой сходятся праздность и труд, умозрение и свершение, жизнь духа и жизнь тела. Знаменитый мастер даосских школ ушу Сунь Лутан в своей книге «Подлинный смысл кулачного искусства» (1922 г.) заявляет, что «Путь в мире — один» и что, «хотя приемы разных школ кулачного искусства несходны, принцип их един»; все школы ушу, продолжает Сунь Лутан, «имеют своим началом Пустотноотсутствующее и находят завершение в пустотноотсутствующем». Современный патриарх даосской школы Багуачжан Ли Цзымин (1899—1992) пишет: «Кулачное искусство в основе своей есть превращение Единого дыхания. Сущность его столь велика, что она не имеет ничего вовне себя, и столь утонченна, что не имеет ничего внутри себя. Не восприняв сердцем то, что передается изустно, трудно ее постичь».





Иностранец, знакомый с жизнью учителей даосских школ ушу (в Китае их называют «народными» мастерами, в отличие от представителей спортивного ушу), не перестает удивляться тому, как много значит для них различие между «подлинной традицией» (чжэнь чуань), хранящей в себе, по китайским понятиям, «всеобъемлющую цельность Великого Пути», и ее неаутентичными, выродившимися ветвями. Еще более удивительно то обстоятельство, что, казалось бы, беспорядочный набор упражнений, приемов, методик занятий и просто жизненных правил, составляющих арсенал традиции ушу, и в самом деле обладает необыкновенной действенностью как система целостного совершенствования личности и что отсутствие даже как будто малозначительных его звеньев делает неэффективным и все обучение, попросту говоря — не позволяет ученику обрести полный контроль над своей жизненной энергией. Средой же бытования даосской школы ушу выступает не индивид и не общество в целом, а именно школа — интимная, духовная, иерархическиорганизованная и сверхличная, бесконечно тянущаяся во времени общность.

Главный смысл занятий «кулачным искусством» для даосов состоит в достижении личного бессмертия в вечной жизни школы. Доступно это лишь тому, кто взрастил в себе «добродетель» (дэ), каковая у даосов обозначает не просто соблюдение норм морали, но обретение в себе «полноты жизненных свойств», постижение внутреннего совершенства вещей. Поэтому человек, обладающий дэ, излучает несокрушимую мощь жизни, всегда и всюду привлекает к себе людей, заставляет их быть послушными его воле, но он воздействует на мир, не обнаруживает себя: человек дэ, говорили древние даосы, не требует от других поклонения, а люди чтут его, не доказывает свою правоту, а все ему верят, не угрожает другим, а люди держатся с ним любезно и т.д.; возможно же такое потому, что в дэ человек достигает предела своего существования и, погружаясь в поток творческого обновления мира, входит в интимное соприкосновение с другими жизнями.

Теперь уже не будет удивительным узнать, что в даосских школах «кулачного искусства» традиция осмыслялась как воспроизведение космического процесса творения. Последний в категориях даосской мысли означал круговое движение от первичного хаоса Единого ци к вторичному хаосу неисчерпаемой конкретности бытия, каковой является, в сущности, символом полноты человеческого присутствия в мире. Ибо бесконечно разнообразный мир и есть мир подлинно человечный. Первичный Хаос отождествлялся в даосизме с Беспредельным (уцзи), вторичный Хаос — с Великим Пределом (тайцзи). В практике даосского ушу Беспредельное воплощается в исходной стойке, Великий Предел — в комплексе нормативных движений, символизирующих полноту бытия. Вот что говорится об этом в записках Ли Цзымина:

«Когда в сердце одна зияющая пустота и нет ни форм, ни образов — это Беспредельное. Когда как будто есть движение, а на самом деле движения нет, как будто чтото появляется, а в действительности нет — это предел. В сердце совершается движение — и рождается воля, тело ведет, а руки и ноги следуют — вот это Великий Предел».

Как следствие, основу технического арсенала даосских школ ушу составляют определенным образом стилизованные или, лучше сказать, некие типовые движения — знаки одухотворенновозвышенной, наполненной сознанием жизни. Усваивая эти нормативные движения, ученик перенимает символизируемые ими качества энергии и постепенно вживается, «врастает» в матрицу вселенских метаморфоз. Такое обучение имело и очевидную воспитательную ценность: оно неуклонно взбадривало сознание учащегося, повышало его чувствительность и в конце концов делало его восприимчивым к досущей, «прежденебесной» реальности мира. Способность жить самим предчувствованием жизни, знать «семена вещей» или, говоря словами Чжуанцзы, «быть таким, каким еще не бывал», и составляла секрет «внутреннего достижения» (гунфу) даосских мастеров кулачного искусства.

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 60 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.