WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 46 |

Вслед за Ван Липином на площадку под деревом вышел его учитель Ван Цзяомин и показал собравшимся несколько примеров действия «жестокой энергии". Он и не предполагал, что несколько парней из деревни, воодушевленные увиденным, поднесут ему большой камень и попросят его расколоть. Как отказать такой простодушной просьбе? Ван Цзяомин подошел к камню, принял несколько поз, которые помогают сконцентрировать энергию в теле, и с громким кряканьем рубанул рукой по камню. Тот с глухим треском раскололся на несколько частей. Зрители прямотаки остолбенели от изумления. Парни, принесшие камень, бросились рассматривать ладонь Ван Цзяомина. Ничего особенного — ладонь как ладонь! Этот старик прямо настоящий волшебник! Видя, как учитель с одного удара рукой раскалывает камень, Ван Липин и сам преисполнился уважения к нему. Он на собственном опыте знал силу ударов Ван Цзяомина. Однажды, когда они занимались кулачным боем, учитель решил испытать его мастерство и толкнул его одной рукой. Толчок был так силен, что Ван Липин отлетел на несколько метров и упал навзничь.

Учитель подбежал к нему, помог подняться, ощупал и выяснил, что у Ван Липина сломаны два ребра. Ван Цзяомин тогда очень переживал изза того, что не рассчитал своей силы.

Старший наставник тоже был расстроен этим происшествием. Он тогда сказал Ван Липину, что обыкновенному человеку такой удар Ван Цзяомина, вероятно, стоил бы жизни.

Деревенские парни плотным кольцом окружили Ван Цзяомина и не отпускали его. Наконец из толпы вышел седой старик и стал расталкивать молодых людей со словами:

— Время уже позднее, пусть уважаемые учителя закусят и отдохнут. А ну, все по домам! Потом он повернулся к даосам, вежливо им поклонился и пригласил переночевать в складе «производственной бригады».

Жители деревни, не смея ослушаться своего старейшину, тут же разошлись по домам, а даосы отправились со стариком в отведенный им на ночлег склад.

Склад оказался обыкновенным сараем, в котором были свалены в кучу лопаты, грабли и прочий нехитрый инвентарь. Несколько мальчишек, которые никак не хотели расставаться с «уважаемыми учителями», принесли им охапки травы в качестве постели.

Старик зажег керосиновую лампу, гости расселись на траве, завязался непринужденный разговор. Спустя некоторое время гостям принесли лепешки и рис с овощами, а потом и горячий суп.

— Прошу вас, угощайтесь, — приговаривал староста. — У нас в горах еда простая, вы уж не побрезгуйте.

После ужина местные жители принесли гостям скромные подарки: кто — горсть зерна, кто — немного денег. Однако даосы наотрез отказались принимать подношения. Видя это, глава деревни уже от своего имени попросил всех забрать свои подарки обратно.

К ночи послышались раскаты грома, забарабанил по крыше склада дождь. Даосы потушили лампу, посидели час в медитации и легли спать. Вот такая картинка жизни конца шестидесятых годов. В ту пору ученикам даосов нигде не было покоя. Им без конца приходилось переходить с места на место, жить под чужими именами или скрываться в горах, а жизнь в бренном теле они поддерживали подаянием или представлениями, подобными тем, какое Ван Липин и его учителя дали в горной деревне.

То было время народной трагедии. Время, когда над Китаем царила мрачная черная ночь..,... Дождь, хлынувший поздним вечером, постепенно утих. Поспав часов пять, даосы встали рано утром и до восхода солнца сидели в медитации. Потом они еще немного позанимались в близлежащей роще, наслаждаясь свежим горным воздухом. Завидев приближающегося к ним старосту, Чжан Хэдао сам поспешил навстречу и, обменявшись с ним поклонами, сказал:

— Мы доставили вам столько хлопот, а вы так радушно встретили нас! Даже не знаем, как вас отблагодарить.

— Не стоит церемониться, уважаемый, — ответил староста. — Путешествовать всегда тяжелее, чем жить дома. А в нашей захолустной деревне мы даже не можем принять, как подобает, дорогих гостей. Ночью шел дождь, я опасался, что он промочит вас.

Чжан Хэдао заверил старика, что он и его спутники спали спокойно и дождь не доставил им никаких неудобств. Староста выслушал, дружески улыбнулся, но тут же озабоченно оглядел небосвод: черные тучи попрежнему висели низко над головой, каждую минуту дождь мог возобновиться. Чжан Хэдао спросил его. чем он встревожен.

— Здесь, в горах, земли мало, — ответил со вздохом старик, — и мы очень зависим от погоды. Сейчас как раз время жатвы. Если дождь не кончится, ничего хорошего не жди.

— Вам не стоит об этом беспокоиться, уважаемый, — сказал ему, улыбаясь, Чжан Хэдао. — Идите и скажите всем, чтобы шли убирать урожай.

Чтото во взгляде Чжан Хэдао убедило старосту в том, что его собеседник отвечает за свои слова, Он повернулся и ушел обратно в деревню.

А Чжан Хэдао и его ученики вышли за околицу деревни творить особый обряд, предотвращающий дождь, Взойдя на высокий холмик, они расселись в установленном порядке. Ван Цзяомин сказал Ван Липину:

— Ты видишь, в небе собирается гроза? Если сейчас попробовать отвести дождь, можно ненароком навлечь бурю. Поэтому нам первым делом надо устранить грозовой заряд.

    Даосское заклинание в виде графической композиции   Энергия грозы принадлежит стихии Огня. По отношению к человеческому телу техника прекращения грозы заключается в том, чтобы мгновенно закрыть сердце, перерезать связь между грозойОгнем и энергетической системой сердца. У тебя в сердце много грозовой энергии, а у меня еще больше, чем у тебя. Сидя в «позе тигля», повторяй про себя заклинание — такоето и такоето, — и энергия грозы рассеется сама собой. Сейчас я стану правителем этого кусочка мира, а стихия Огня будет мне слугой. Ей придется мне повиноваться. С этими словами Ван Цзяомин взмахнул руками, по его телу пробежала легкая судорога, изо рта вырвался сдавленный крик, и с то же мгновение гдето блеснула молния, послышались раскаты грома. Вытянув обе руки туда, где в небе только что сверкнула молния, учитель стал медленно раскачиваться в разные стороны, и сплошная пелена туч вдруг разделилась на две части, открыв голубую полоску чистого неба.

Тем временем Ван Цзяомин велел Ван Липину активно заняться медитацией, чтобы циркуляция энергии в его теле направляла движение энергии во внешнем мире, а энергия сердца поднялась до облаков и сняла грозовую энергию неба.

Вскоре неподвижно висевшие тучи пришли в движение, разделявшая их дорожка голубого неба становилась все шире. Чжан Хэдао и Цзя Цзяои тоже воздели руки к небу, и облака, словно гонимые пастухами овцы, все быстрее и быстрее разлетались в разные стороны. Еще немного — и последние серые клочки среди небесной лазури исчезли за горизонтом. Над головами даосов теперь была бездонная голубая чаша, наполненная золотистым сиянием солнца, — в чистом воздухе отчетливо виднелись очертания гор на горизонте. Чтобы добиться желанного результата, даосам понадобилось не более получаса.

Ван Липин узнал еще коечто важное для себя, и его сердце наполняла ликующая радость. На обратном пути Чжан Хэдао сказал ему, что предотвратить дождь не так уж трудно. Труднее вызвать дождь в засуху когда в небе на тысячи верст нет ни единого облачка, А вообще необходимо следовать порядку самой природы, думать о пользе народной и не творить произвол.

Деревенский староста был, конечно, краппе удивлен тем, что небо внезапно очистилось от туч. Это удивительное событие еще более убедило его в том, что четверо странников, забредших в его деревню, и в самом деле люди необыкновенные. Не теряя времени, он стал созывать своих односельчан на сходку. Кинулись искать виновников случившегося чуда — а тех уж и след простыл.

К тому моменту Чжан Хэдао и его ученики, захватив своп пожитки и часть еды, которую им преподнесли в деревне, уже спустились с горы и шли по дороге, сами не ведая куда. Ван Липин шагал, как всегда, последним и все думал об истине, которую много раз внушали ему учителя: тот, кто совершенствуется в Дао, каковы бы ни были его достижения, должен всегда и всюду делать добрые дела, помогать людям, не ожидая награды за творимое добро. Ибо первый закон совершенствования в Дао гласит: у кого велика добродетель, у того столь же велики будут успехи в постижении «искусства Дао». Вот и теперь, после того, как они остановили дождь, им лучше было тотчас покинуть деревню, чтобы не обременять ее жителей необходимостью благодарить их.

  41) Странствие издавна было важным этаном духовного совершенствования даосского подвижника, особенно на Севере. Так, основатель Учения Совершенной Подлинности Ван Чуньян в ряду методов совершенствования на первое место ставил «жизнь в скиту», а на второе — «вольные странствования» с целью «стяжания полного прозрения внутри, постижения великих свершений жизни и смерти».

42) Цинь Шихуанди — правитель царства Цинь, который в конце III века до н. э. объединил под своей властью весь древний Китай. Стремясь обеспечить идеологическую монополию государства, Цинь Шихуанди приказал уничтожить все книги, содержание которых не ограничивалось чисто прикладными знаниями, и предал мучительной казни большое число ученых людей.

43) Имеется в виду сборник «избранных изречений» Мао Цзэдуна, широко пропагандировавшийся в годы «культурной революции», Часть вторая. НОВАЯ ЖИЗНЬ, НОВЫЕ ТРУДЫ Глава IX. Посвящение в «пять искусств»   Все месяцы странствий учителя не упускали случая расширить познания Ван Липина в различных «искусствах Дао».

Ван Липин достиг в своем даосском учении седьмого этапа, именовавшегося этапом «открытия мудрости». Его главное содержание составляли так называемые «пять искусств», каковыми по традиции считались медицина, гадание по «Книге Перемен», физиогномика, гороскоп и умение распознавать токи энергии в той или иной местности. Эти «пять искусств» уходили корнями в глубокую древность, но наиболее тщательно и полно были разработаны даосами, посвятившими свои жизни совершенствованию в Дао. В них заключена мудрость многих поколений подвижников великого Пути, хотя выражена эта мудрость в понятиях непривычных и даже странных для современного человека. Распространение этих знаний в обществе, несомненно, принесло бы немалую пользу людям.

Но Ван Липину эти «искусства Дао» открывались не сразу и не целиком, а как бы от случая к случаю.

Однажды четверо даосов, забравшись далеко в горы, присели отдохнуть у горного родника. Внезапно Чжан Хэдао поднял голову, прислушался и сказал Цзя Цзяои:

— Пройдиська вокруг этого места. Не стонет ли гдето поблизости человек? Ученики Чжан Хэдао и сами уже услыхали, что с северной стороны доносятся как будто человеческие стоны, и пошли на голос. Ван Липин последовал за ними. Перевалив гребень горы, они обнаружили в лощине лежащего человека. Это был дровосек — мужчина лет пятидесяти, — который по неосторожности упал со скалы. Он беспомощно лежал на земле, обхватив руками распухшую правую ногу, и громко стонал. Глаза его были закрыты, словно ему было больно смотреть.

Наскоро осмотрев дровосека, Ван Цзяомин увидел, что нога распухла не от вывиха или перелома, а от укуса ядовитой змеи.

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 46 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.