WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 46 |

Несмотря на эти перемены, учитель Ван Липин попрежнему жил в своем родном Фушуне и не искал известности. Как и прежде, он каждое утро надевал свою скромную, но опрятную рабочую одежду и, захватив коробку с таким же скромным обедом, шел на завод, а к вечеру, в сопровождении двухтрех товарищей, возвращался с работы. Говорил он мало, но на лице его почти всегда сияла добрая, приветливая улыбка. Для окружающих он был только скромным, добросовестный рабочим. Вернувшись домой, он занимался хозяйством, ухаживал за родителями, играл с сыном или ходил за покупками, В глазах соседей он был заботливый сын и муж, добродушный и жизнерадостный человек.

Если вдруг ктонибудь из соседей тяжело заболевал или товарищи по работе оказывались в затруднительном положении, перед ними немедленно появлялся Ван Липин и произносил какиенибудь утешительные слова. Самое удивительное, что потом эти недуги или затруднения както незаметно исчезали. А на удивленные вопросы людей Ван Липин отвечал чтото невпопад, так что никто не мог понять, помог он на самом деле или нет.

Однако этот вроде бы ничем не примечательный, неприметный молодой человек хранил в себе тысячелетнюю мудрость китайских даосов. Когда в Фушуне или в соседнем Шэнъяне ктонибудь из мастеров «управления энергией» (74) проводил семинар, Ван Липин из собственных скудных сбережений вносил плату за участие в семинаре и молча наблюдал выступления мастеров «работы с энергией». Ни один из них не догадывался, что среди слушателей есть настоящий даос.

А Ван Липин с интересом присматривался к тем новым формам, в которые облекались традиционные методы и принципы духовного совершенствования. Из разговоров с любителями «постижения Дао» он узнавал, что привлекает в традиционной даосской практике современных людей, о чем они мечтают, к чему стремятся. Его связь с учителями, находившимися за тысячи ли от него на горе Лаошань, стала еще более тесной, но выражалась она вовсе не в обмене письмами по почте. Ван Липин мог посылать им свои мысли и в свою очередь принимать мысли учителей. Как наши инженеры смогут объяснить природу этого телепатического общения? Теперь в жизни Ван Липина наступил важный момент.

Так называемую «работу с энергией» пропагандировали уже так много людей, что общество было вполне подготовлено к восприятию идеи «жизненной энергии» и вытекающих из нее последствий для человеческой жизни. Появились условия для того, чтобы дать людям более углубленное понимание «энергии». Настало время поведать миру принципы духовного подвижничества даосской школы Лунмэнь, которые целое тысячелетие хранились в строгой тайне.

Монастырь Байюньгуань.

Современное фото.

Наступил 1985 год. В области изучения «жизненной энергии» — и притом именно вследствие необыкновенной популярности этого понятия — нарастали разброд и хаос.

Наряду с настоящим мастерами развелось множество шарлатанов, и как раз голос этих лжеучителей звучал громче всего. Коегде появились даже самозванцы, объявившие себя подлинными учителями школы Лунмэнь. Учитель Ван Липин уже давно ждал от своих наставников приказания «выйти в мир». И настал день, когда Чжан Хэдао передал Ван Липину весть о том, что ему нужно «выйти в мир, поведать правду», иначе говоря — рассказать людям о принципах и приемах «внутреннего делания», принятых в школе Лунмэнь, дабы «распространить в Поднебесном мире Великое Дао». Теперь Ван Липин мог предстать перед людьми в своем истинном облике учителя школы Лунмэнь в восемнадцатом поколении и рассказать им о своем двадцатитрехлетнем опыте совершенствования в Дао.

Но где было лучше сделать это? Конечно, в столице Китая Пекине, где так много замечательных памятников культуры и образованных людей. Осенью 1985 года Ван Липин отправился туда.

В югозападной части Пекина есть большой монастырь Байюньгуань, Храм Белых Облаков, — самый известный даосский монастырь в Северном Китае. Это один из трех монастырей, откуда распространилось по всей стране даосское учение «Совершенной Подлинности». Здесь занимался совершенствованием и проповедовал Дао основатель школы Лунмэнь патриарх Цюй по прозвищу Чанчунь. А теперь, восемь веков спустя, сюда приехал его преемник в восемнадцатом поколении Ван Юншэн. Совершив поклонение у алтаря Патриарха Чанчуня, Ван Липин поселился в храме Благоуханных Ветров в местечке Бадачу, что у горы Сишань близ Пекина. Храм этот стоял в красивой горной местности, но в нем уже давно не жили монахи, так что жизнь в нем Ван Липину пришлось начать с генеральной уборки и павильонов храма, и его двора. Наведя порядок, Ван Липин тут же объявил о том, что будет проводить в храме семинар, посвященный «искусству внутреннего достижения по канону Божественного Сокровища».

К его удивлению, за несколько дней на семинар записалось более сотни человек.

Как и следовало ожидать, публика собралась пестрая. Были там люди разных возрастов и званий, мужчины и женщины, с разным багажом знаний и степенью подготовленности к восприятию даосского учения. И, конечно, никто толком не разбирался в практике «внутреннего достижения». На первом же занятии учитель Ван Липин разъяснил слушателям, что самое понятие «жизненной энергии» весьма расплывчато, ибо оно может употребляться по крайней мере в трех смыслах.

Вот что он говорил — Главное условие даосского «взращивания жизни» — это постижение принципа естественности, следование законам естества вещей. Человек рождается в природном мире, живет между Небом и Землей и связан неразрывными узами со всеми сторонами природной жизни. Главная форма этой связи и есть то, что зовется «жизненной энергией». Вот почему в книге Лаоцзы провозглашается: «Человек повинуется Земле, Земля повинуется Небу, а Небо повинуется естественности». В древней литературе нет понятия «работы с энергией», которое пользуется сейчас такой большой популярностью. Да и само слово «энергия» имело в древности иной смысл. Различались три разновидности «энергии».

Первый вид — это энергия, которая входит и выходит из нас с дыханием, и она присутствует в воздухе. У нее нет формы и определенных каналов циркуляции, она просто растворена в природном мире и в человеческом теле.

Второй вид — это так называемая «семенная энергия», которая являет собой как бы «семена» вещей, их «квинтэссенцию». Она не имеет видимого облика, но обладает качественными характеристиками и может быть опознана специальными приборами. В человеческом организме она соответствует «подлинной энергии» (75).

Третий вид энергии — это энергия, содержащаяся в свете или тепле, и она тоже представляет собой мельчайшие частицы.

Именно эта энергия создает электромагнитное поле и дает возможность исцелять недуги (76).

Работа с тремя видами энергии требует разных упражнений, и кроме того, различные виды энергии могут переходить друг в друга и друг друга поддерживать, На начальном этапе совершенствования следует тренировать энергию естественного мира и от познания законов природы идти к познанию человеческого тела. Приобретя некоторый навык занятий, можно превращать природную энергию в энергию «семенную», а затем «семенную» энергию превращать в «пустотную» энергию высшего порядка. На этом этапе меняется сам образ жизни подвижника Дао: он может подолгу голодать, не употреблять в пищу овощей с острым запахом, отказаться от вина и курения табака и т. д. Вообще в этот период нужно тщательно следить за правильным соблюдением всех жизненных правил даосского подвижника; в противном случае все усилия по духовному совершенствованию окажутся напрасными. И залог успеха здесь — умение взращивать в себе «покой».

Выполняя упражнения на взращивание покоя, нужно следить за тем, чтобы все «четыре стороны» тела — перед, зад, левое, правое — всегда пребывали в гармонии, кроме того, необходимо поддерживать единение духа, воли и энергии.

Основные тезисы сказанного можно сформулировать следующим образом.

Природная энергия — «живое дыхание» естественного мира.

Семенная энергия — сокровенная сущность человеческого организма как микрокосмоса, Светоносная энергия — принцип стяжания даосской святости.

Главное таинство Дао — неисчерпаемость метаморфоз энергии.

В утренние часы учитель Ван Липин читал лекции, а днем и вечером проводил практические занятия по даосской медитации, обучая слушателей основам «внутреннего достижения».

Конечно, наука «внутреннего делания» давалась участникам семинара нелегко, ведь им приходилось по дватри часа сидеть в неудобной позе, добиваясь полной расслабленности и тела, и сознания. У некоторых слушателей не хватало ни терпения, ни воли, чтобы освоить упражнения, которым они учились на семинаре. Учитель Ван Липин не жалел времени и сил, чтобы помочь им справиться с трудностями.

— Только через упорный труд и страдания. — наставлял он, — мы можем превзойти этот физический мир «вещей и явлений» и возвыситься до мира, где человек воссоединяется с Небом и Землей. Помните: любая трудность преодолима, и терпение человека не имеет границ. Занимаясь сидячей медитацией, на первых порах нужно стремиться к тому, чтобы улучшить состав костного мозга и крови, потом надо научиться управлять функциями внутренних органов в соответствии с круговоротом Пяти стихий. Пройдет год, два — и горечь ваших занятий станет сладостью; вы почувствуете себя словно заново родившимися.

Конечно, о духовном преображении легко говорить и гораздо труднее осуществить его в жизни. Практику даосской медитации за несколько дней перенять невозможно. К тому же учитель Ван Липин не делал никаких скидок на неопытность своих слушателей и преподавал им технику «внутреннего делания» точьвточь так, как учили его старцы даосы. Ему и в голову не приходило создать какойнибудь «ускоренный курс работы с энергией», который охотно предлагают всем желающим иные «большие мастера». В одном он сделал отступление от традиционной методики обучения: относился к своим слушателям максимально заботливо и подробнейшим образом разъяснял им смысл того, что они делают. И многим участникам семинара действительно удалось освоить основы «внутреннего делания».

С приходом лета в Пекине вовсю печет солнце, и жара стоит такая, что даже сидя неподвижно, весь покрываешься потом. Полторы сотни участников семинара занимались в закрытых помещениях, сидя вплотную Друг к другу. Условия занятий напоминали Ван Липину его сидение в яме, заполненной дымом благовоний, По лицам слушателей текли струйки пота, в спертом воздухе было трудно дышать. Ван Липин велел всем вытянуть перед собой руки ладонями вверх, а потом положить их себе на колени и следить за изменениями температуры своего тела. Затем он опустился на колени и, вытянув вперед руки, стал плавно помахивать ими перед собой, как веером. Через однудве минуты воздух вокруг пришел в движение, будто в комнате открыли настежь окно, и с улицы подул свежий ветерок. Еще через несколько минут духота исчезла, а воздух наполнился ароматом зелени, словно слушатели семинара сидели не в наглухо закупоренной комнате, а гдето в густом лесу. Коекто из сидевших в зале даже украдкой приоткрыл глаза, словно желал удостовериться, что он находится все в том же месте.

Среди этих людей, тайком подсматривавших за учителем Ван Липином, был и один из авторов этой книги. Тогда ему еще была неизвестна «техника уравновешивания энергии», позволявшая перенимать чистое инь змеи, а потом при необходимости излучать его, внося прохладу в окружающую среду.

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 46 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.