WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 46 |

Под коней Ван Липин заметил, что непроизвольные телодвижения учащихся происходят оттого, что у них энергия ведет за собою дух и в их внутренней жизни нет контролирующего начала. Тот, кто совершенствуется в Дао, должен быть «господином самому себе», превращать внешние движения во внутренние и в глубоком покое прозревать «неуловимоутонченные» метаморфозы духа. В даосской книге «Канон вечного покоя, рассказанный Высочайшим Старым Правителем», говорится: «Постоянно, обладая желаниями, созерцаем явленное — вот движение. Постоянно, не имея желаний, созерцаем утонченное в явленном — вот покой. Изготовление снадобья — это действие. Прием снадобья — это покой».

И еще там сказано: «Небо и Земля внутри нас откликаются Небу и Земле вне нас. Когда Небо и Земля внутри имеют правителя, энергия внешнего мира стекается вовнутрь; а если такого правителя нет, внутренняя энергия ускользает вовне, и это наносит ущерб Великому Дао». Даосы, — продолжал Ван Липин, — говорят: «Моя судьба — во мне самом, а не в Небе». Во всех делах и в каждый момент своей жизни нужно «внутри себя иметь правителя». Нужно уметь владеть собой и никому не поклоняться слепо. Тогда каждый из нас осуществит свое предназначение: быть самим собой.

  Часть третья ПУТЬ УЧИТЕЛЯ Глава XX. Важное поручение   Учителя дали Ван Липину ответственнейшее поручение: дополнить и отредактировать заново «Дао цзан» — канонический свод даосских сочинений.

В этой книге часто идет речь о разных даосах, но гораздо реже в ней встречается слово «даосизм». Дело в том, что само понятие «даосизм» чрезвычайно расплывчато. Оно охватывает множество разных явлений китайской культуры. «Дао цзан» и есть та энциклопедия даосизма, которая дает наиболее полное и достоверное представление о даосской традиции Китая.

«Дао цзан» складывался на протяжении многих веков и включает в себя огромное число сочинений на самые разные темы. Впервые он был издан в XV веке, при династии Мин, а впоследствии несколько раз дополнялся и редактировался. Все сочинения в нем разбиты по трем разделам, которые именуются «пещерами». Такое деление возникло еще в V веке, когда в даосской традиции существовали три влиятельных направления. Одно из них называлось школой «Высшей чистоты», другое — школой «Божественного сокровища», третье — школой «Трех императоров». Три раздела «Дао цзана» включают в себя в общей сложности тридцать шесть секций.

На протяжении тысячи с лишним лет многие ученые даосы заикались редактированием «Дао цзана». Среди них был и патриарх Цюй — основоположник школы Лунмэнь. Уже в 20х годах XX столетия появилось современное печатное издание «Дао цзана», которое позднее было переиздано на Тайване. А в 1988 году новое издание «Дао цзана» вышло и в Китайской Народной Республике, Между тем выяснилось, что в ныне существующем «Дао цзане» отсутствуют некоторые сочинения, первоначально в него включенные, а многие книги, написанные даосами за несколько последних столетий, в него не попали. Поэтому возникла необходимость, вопервых, дополнить даосский канон; вовторых, заново его отредактировать; и втретьих, составить индекс даосских сочинений. В глазах даосов все это задачи первостепенной важности, Наставники Ван Липина уже давно начали подготовку к этой ответственной работе. В годы странствий они обнаружили в горах рукописи патриарха Люй Дунбиня. Их следовало включить в «Дао цзан». Предстояло также собрать по всему Китаю рукописи, которые тайно передавались от учителя к ученику в различных даосских школах. Таких рукописей можно было отыскать немало, ибо в Древнем Китае было принято прятать от непосвященных наиболее важные тексты, касающиеся духовного совершенствования и особенно «внутреннего достижения». Объяснялось это отнюдь не только скрытностью даосских учителей. Дело в том, что попытка заниматься даосской медитацией без постоянного контроля со стороны опытного наставника могла иметь самые печальные последствия для начинающего послушника.

На первых порах Ван Липин и его учителя занялись восполнением пробелов в «Дао цзане». Для начала учителя поручили Ван Липину исправить текст сочинения, озаглавленного «Техника женского эликсира»(79). Надо сказать, что даосская традиция совершенствования обращалась главным образом к мужчинам и разрабатывала «технику мужского начала». В истории сохранилось очень немного имен женщин, преуспевших в деле постижения Дао. Сочинений же, касающихся техники совершенствования для женщин, Б «Дао цзане» почти нет. Между тем в последнее время многие женщины как в Китае, так и за рубежом очень хотят освоить даосские методы совершенствования. Книга «Техника женского эликсира» могла бы оказаться очень полезной для современных поклонниц даосизма. Вот почему учителя Ван Липина решили заново подготовить ее к изданию.



В Учении Совершенной Подлинности был обобщен и развит опыт предшествующих поколений даосов по части разработки женской техники совершенствования. Патриарх Люй Дунбинь передал секреты «техники женского эликсира» патриарху Ван Чунъяну, а Ван Чунъян передал их Сунь Буэр (80), одной из «Семи подлинных даосов Севера».

Занявшись редактированием «Техники женского эликсира», Ван Липин одновременно перекладывал текст книги на современный язык и, кроме того, писал к нему подробные комментарии. Работать приходилось в трудных условиях. В его тесной квартире негде было поставить письменный стол и разложить нужные книги. Ван Липину все еще приходилось ходить на службу и отвлекаться на множество домашних дел. Трудно поверить, но факт: знаменитый учитель работал, сидя на кровати и держа книгу на коленях.

Нередко получалось так, что учителя как бы поручали Ван Липину провести своеобразный опыт по популяризации даосского учения.

К примеру, они охотно поддержали идею ученика устраивать открытые для всех желающих семинары по технике «внутреннего делания». Подобных экспериментов даосская традиция ранее не знала. Поэтому каждый семинар давал Ван Липину новый ценный материал для изучения и оценки даосских методов медитации. Результаты этих экспериментов вполне могли пополнить даосский канон.

Однажды, будучи в Сиани, Ван Липин встретил человека, пораженного очень редким недугом, который был неизвестен даже его учителю. Через некоторое время Ван Липин во сне получил указания, как лечить болезнь, от одного из учителей в прежних поколениях. Ван Липин быстро исцелил этот недуг, а потом, обратившись к даосскому канону, не обнаружил в нем сочинений учителя, который пришел ему на помощь. Тогда он записал полученные им наставления, добавив тем самым в даосский свод еще одно ценное сочинение.

Чжан Хэдао и Цзя Цзяои тоже описали свой многолетний опыт совершенствования в Дао, и их записи составили важное дополнение к своду даосских сочинений. (Учитель Ван Цзяомин к тому времени уже «вознесся на Небо», но его тело, не тронутое тлением, сохранилось поныне.) В беседах с авторамп этой книги учитель Ван Липин всегда подчеркивал важность работы по дополнению и исправлению «Дао цзана». Правда, обстоятельства не позволяли ему целиком отдаться этому труду: ему приходилось заботиться о своих домашних, чуть ли не ежедневно принимать больных, стекавшихся со всех концов страны, выступать с лекциями и, наконец, ходить на работу. Но и эти трудности учитель Ван Липин воспринимал с чувством юмора.

Алтарь в монастыре Байюньгуань.

Современное фото — Раньше все даосы жили в безлюдных горах и занимались совершенствованием. Поэтому, если бы я описывал опыт своих контактов с этим миром, мои записки, наверное, тоже стали бы ценным дополнением к даосскому канону! — сказал он однажды, весело улыбаясь. Однажды, когда Ван Липин жил в Шэньяне, мы приехали к нему как раз в обеденный час. Ван Липин привел нас в маленькую закусочную, заказал для нас овощные блюда и пиво, а себе взял соевые бобы — свое любимое кушанье. Он был очень рад гостям, приехавшим издалека ради того, чтобы поговорить о постижении Дао.

— Извините, дорогие гости, для меня ваш приезд — неожиданность, не приготовил для вас хорошего угощения, — приговаривал учитель Ван Липин, садясь с нами за стол. — Но, пожалуйста, угощайтесь без стеснения.

Сам он ел мало и быстро. Поев, вышел заплатить по счету, а, вернувшись, весело сказал:

— Сегодня в местном журнале мне заплатили гонорар в сто юаней, так что денег на еду занимать не придется.

С тех пор мы знали, что у учителя Ван Липина редко когда водятся деньги: все заработанное он тут же тратит на родных, друзей или ученые изыскания. Это лишь один из многих, посвоему показательный штрих к портрету Ван Липина. Если говорить об образе жизни учителя, то нужно сказать, что каждый год он ездит на гору Лаошань к своим наставникам, а каждые дватри года посещает Отшельника странствующих облаков и Босоногого мужа Дао, и эти путешествия, конечно, тоже обходятся недешево. Кроме того, он должен помогать своим престарелым родителям и родителям жены, растить сына. Сам он попрежнему живет чрезвычайно скромно, мирские удовольствия для него не существуют. У него одна забота: исполнить свое предназначение даоса школы Лунмэнь.





Очень многие обращались к учителю Ван Липину с различными просьбами, и он, даже оказав большую услугу, оставался с этими людьми безукоризненно вежлив. Многие никогда ни о чем не просили учителя Ван Липина, он же всегда был с ними предупредителен. Учителю Ван Липину ничего не нужно от других. Неужели мы ничего не можем сделать для него? Долг, который должен исполнить учитель Ван Липин, — это и наш долг. Мы тоже можем внести свой маленький вклад в великое дело.

  Часть третья ПУТЬ УЧИТЕЛЯ Глава XXI. Возвращение к истоку   И вот мы снова в скромном жилище учителя Ван Липина. Хозяин сидит на своей широкой кровати, слушает наш непринужденный разговор о «духовных материях», и на лике его играет все та же добродушная, немного загадочная улыбка. Лето в самом разгаре, перед домом плещутся в бетонной цистерне ребятишки, с улицы веет ароматами трав, а учитель, словно забыв обо всем на свете, внимательно вслушивается в нашу беседу.

Видя веселую улыбку учителя, ни за что не подумаешь, что он прошел самую суровую школу воспитания тела и духа... Вот мы гуляем по парку, и учитель, щурясь от солнца, смотрит на проплывающие по небу облака, и на лице его — все та же подетски безмятежная улыбка. Кажется, он безмолвно спрашивает у Неба: почему мир такой, какой он есть? Есть ли за этим голубым куполом небес еще чтонибудь? Человек, прозревший в себе «небесную правду» бытия, излучает вовне невидимый, но всеми ощущаемый духовный свет. Этот свет привлекает людей, создает особое «поле», в котором люди и весь мир преображаются, обретают новую жизнь.

Обратившись к наследию даосизма, мы увидим, что даосская традиция была таким светоносным ядром всей китайской цивилизации и что в даосском учении, в личностях выдающихся даосов сходились самые светлые, самые возвышенные силы народной души Китая. По словам учителя Ван Липина, в недалеком будущем культура Востока, имеющая своим средоточием даосскую традицию, привлечет к себе внимание всего человечества. Китайская культура сможет возродиться из забвения, и этот шанс нельзя упустить.

Изучая даосскую традицию, важно различать ее сущность и изменчивые формы ее бытования в обществе. В чем секрет необычайной жизненности даосского учения? В той ли так называемой примитивной диалектике, которую многие современные ученые находят в «ДаоДэ цзине»? Или в технике совершенствования, которое исцеляет от недугов и продлевает жизнь? И то, и другое, несомненно, способно заинтересовать многих. Но, по нашему мнению, главное достоинство даосизма в том, что он дает людям возможность использовать скрытые возможности своего организма. Мудрость даосов помогает нам понять, что наше сознание столь же безгранично и неисчерпаемо, как вселенная вокруг нас, и тот, кто обретет в самом себе беспредельную творческую свободу, станет пастырем всего человечества! С самой первой встречи с Ван Липином его учителя стремились разрушить все оковы и путы, стеснявшие духовную свободу ученика. Их целью было восстановление в Ван Липине младенческицеломудренного и безмятежного сознания. От накатанных, шаблонных путей мысли они вели своего юного послушника в царство первозданной свободы духа, где нет никаких правил, никаких форм. Этот путь к свободе лежит через тяжкие испытания, ибо идущий им движется против «естественного» течения жизни, с неизбежностью влекущего к смерти, В течение двух лет, покуда Ван Липин проходил этап «устранения сознания, пестования природы», учителя говорили ему только то, что он устраняет в себе «дикую природу» и «закладывает основу». Лишь обретя многолетний опыт занятий, Ван Липин понял, что его занятия значили нечто гораздо большее; то был путь воссоединения с Великим Дао, когда подвижник «непроизвольно, в полном покое прозревает истину до конца».

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 46 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.