WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

Мама

© Ариф Алиев, «Киносценарии», № 4, 1998 г. *

ПОЛУСТАНОК, ГДЕТО В СИБИРИ. 1946 ГОД

В палисаднике возле станционного строения с коротким названием "Шуя" томится стайка девах. Ветер шумит листвой, закручивает по путям мусор. Девахи лузгают из кулака семечки и чегото ждут.

У одной из девах высокой, широкой в кости, лунолицей ПОЛИНЫ семечки кончаются, она вынимает изза сапожного голенища тесак и начинает вырезать на скамеечной плахе незамысловатый знак ожидания любви пронзенное стрелой сердце.

Вдруг сквозь шум листвы доносится паровозный гудок. Девахи оживляются. Одна поправляет прическу, другая расстегивает на старенькой блузке верхнюю пуговицу. А Полина прячет нож обратно в сапог и продевает руки в ремни двухрядной хромки.

Мимо полустанка проходит воинский эшелон. Вагоны и платформы набиты разудалыми дембелямипобедителями. Рвутся ветром гогот, пьяный ор и горлодерные песни. Все ближе мятые буфера, красная звезда под трубой и матерчатый транспарант: "Домой!" На платформе у паровозного тендера в тесном кругу зрителей танцует низкорослый мордастый парень. К общему удовольствию ТАНЦОР выделывает невозможные коленца и вдобавок подыгрывает себе на губной гармошке.

Девахи любуются дембелями. Мелькают перед глазами потные гимнастерки, загорелые шеи, мускулистые задницы, обтянутые в перестиранные до хлорной желтизны галифе, и ширинки самых разных размеров. Смотрят девахи на парней, которые вот они, рядом, но пройдет минута и нет их, промчится без остановки безжалостный "ИС", и оттого еще сильнее выпирают груди из блузок, девахи млеют, тянутся, крутят косами, оглаживают бедра.

Полина всю свою страсть и томление вкладывает в игру на баяне. Она яростно разваливает мехи, давит пухлыми пальцами кнопки и звучит, зовет к себе двухрядная хромка.

Танцор удивляет присядками, хватает ему дыхания и на губную гармошку.

Полина подхватывает мелодию, баян звучит мощнее и побеждает хилую немецкую игрушку. Танцор перестает играть и замирает, утирает пилоткой потное лицо. А баян уже удаляется, становится тише. Танцор расталкивает зрителей, пытается увидеть и видит баянистку. А Полина видит десятки молодых, здоровых парней, которые разглядывают девах и кричат чтото бесстыдное и приятное.

Танцор отталкивается от борта платформы и прыгает на насыпь. Прихрамывая, танцор подходит к Полине. Сразу видно, они не пара. Полина оценивает крепышакоротышку: улыбчивый, мускулистый, ширинка обычная, лицо простое... Полина продолжает играть. "ИС" набирает ход.

Полина улыбается танцору: пускай хоть ты будешь, а то совсем не достанется. Танцор подносит к губам гармошку. Звуки смешиваются, получается ладно. Полине начинает нравиться ее будущий муж.

НАБЕРЕЖНАЯ ВОЗЛЕ СПЕЦБОЛЬНИЦЫ. СЕГОДНЯШНИЙ ДЕНЬ Полина, пожилая грузная женщина, сидит на фибровом чемоданчике у больничных ворот и играет на баяне.

Вдоль набережной тянется кирпичный забор, наращенный изгородью из колючей проволоки вперемежку с отходами листовой штамповки. За забором видны больничные корпуса с зарешеченными окнами. Идет дождь. Еще светло, но синие летние сумерки уже режет прожектор. И до боли в глазах отблескивает битое стекло на покатом обвершии внутренней стены. По мосту грохочет электричка.

ПАЛАТА СПЕЦБОЛЬНИЦЫ Психи "спецконтингента" прилипли к окнам и жадно прислушиваются к вольной музыке.

В углу, на коляске сидит пятидесятилетний инвалид ЛЕНЧИК. Нижняя часть его тела парализована, и руки работают плохо и спрятаны в ушитые мешками рукава; он не может ни говорить, ни даже мычать. То и дело Ленчик высовывает язык "трубочкой".

Ленчик (за кадром). Я не псих. Психи не могут высунуть язык трубочкой. Почему? Не знаю. Психи всегда высовывают плоский язык.

Психи слушают музыку. Всем беспокойно, но очень весело.

Ленчик (за кадром). Это моя мама пришла. Как долго, мама.

КАБИНЕТ Из окна видна высокая двойная стена и за стеной проходящая по мосту электричка.

Дождь усиливается, в кабинете становится совсем темно. По внешней стене зажигаются тусклые фонари.

Единственно, что разнообразит мрачную обстановку, это настольная игра "хоккей" и початая бутылка водки на штабеле "дел". НАЧАЛЬНИК СПЕЦБОЛЬНИЦЫ и ГЛАВВРАЧ увлеченно гоняют шайбу.



Начальник. Упорная баба.

Главврач. Только такие выживают. Двадцать лет!.. Я в школу ходил, а она уже баланду хавала. И все сыновья со сроками. Громкое было дело. Гол. Восемь два.

Главврач с чувством опрокидывает стакан.

Начальник. Помню. Она сумасшедшая.

Главврач. Не факт. Восемь три.

Начальник. Я уверен. Уверен!.. Слушай, а давай ее заберем?! Чего ей на воле делать? На вале сыро, дождь. А у нас ты ее подлечишь, разрешим за сынам ухаживать. Она спасибо скажет.

Главврач. Навряд ли.

Начальник. Девять три. А зачем они самолет угоняли? Главврач. Просто так.

Начальник. Просто так ничего не бывает. Десять три. Партия.

Начальник разливает остатки по стаканам и убирает пустую бутылку со стола. Главврач лезет под стол.

Главврач. Беее! Беее! Меее! Начальник нажимает кнопку селектора.

КОМНАТА САНИТАРОВ Над дверью загорается красная лампочка. ДЕЖУРНАЯ допивает чай, переворачивает стакан на блюдце, встает изза стола и берет с вешалки дубинку. По стене ползет таракан. Дежурная примеривается, замирает на секунду и бьет по стене дубинкой, разглядывает мокрое пятно.

У ВОРОТ Полина стучится в больничные ворота. Сил осталась мало, удары становятся слабее, мучает одышка. Полина плачет.

Полина. Сыночек май любимый! Ленчик! Я вернулась... Сына отдайте...

В воротной калитке открывается окошко.

Голос дежурной. Сейчас собачек спущу.

Полина (тихо). Да загрызу я собачек твоих.

КАБИНЕТ Начальник распахивает окна.

Начальник (дежурной). Пусти ее! Задыхаясь, утирая ладонями слезящиеся глаза, Полина идет по коридору и тычется во все попадающиеся на пути двери. Но двери закрыты, и она приходит в самый конец коридора, к кабинету.

Полина. Отпустите сына. Пожалуйста.

Главврач. Ты не "пожалуйста" нам говори, а "спасибо". На вале он бы давно погиб.

Полина. Я и говорю спасибо. Но теперьто... отпустите.

Главврач. Странная ты тетка. Как мы можем больного человека на улицу выгнать? Начальник. Будет сидеть до полного выздоровления.

Полина. Я не тетка, я мать.

Начальник. Какая ты мать, мы знаем.

Полина падает на колени.

Начальник. Не могу. Представь, если каждый вот так за своим бандитом приходил бы и У меня в ногах валялся? Полина. Ленчик не бандит, ты знаешь.

Начальник. Знаю. Но сделать ничего не могу. Вот разве… Тебе есть, где жить? Полина. Да! У меня квартира. Я работать буду. Помоги! Начальник. Хорошо… С квартирой мы решим, а пока давай я тебя к нам оформлю. Подлечишься, сына часто будешь видеть. Все равно ты за двадцать лет от воли отвыкла. Сама не выживешь и сына угробишь… Ладно, шучу. Ты такая убогая, с тобой и шутить неохота.

Полина. Отпусти сына.

Начальник. Извини, мать, не положено.

У ВОРОТ Полина выходит из ворот и спотыкается о решетку дренажного люка. Баян валится с плеча, раздается жалобная подвывка.

Полина. Как долго, Ленчик, как долго! Полина поднимает баян, смотрит под ноги за решеткой, в дренажном тоннеле шумит вода.

МОСКОВСКАЯ УЛИЦА Лупит мелкий дождь. Промчавшийся грузовик опускает по ветру грязный занавес. Из метро валит пар и мокнет, расползается, смешивается с автомобильными выхлопами. Дождь пузырит лужи. За спинами прохожих, за зонтами скрыта мутная даль центрального проспекта.

Тяжело, но без пришаркиваний топчет лужи пара изношенных женских сапог. Горожане прячутся, укрываются, спешат, и только Полина в своем коричневом, не по сезону толстом пальто идет неспешно и не обращает внимания ни на лужи под ногами, ни на лупящий в лицо дождь. За спину Полина перекинула баян, наспех обернутый куском целлофана. Застежка на баяне сломана, и иногда, на широкий шаг, мехи вздрагивают.

КАФЕ Полина сидит за столиком. Перед ней нетронутая еда остывающие сосиски, помидоры, яблоко. Полина дотрагивается до яблока, принюхивается, закрывает глаза.

Кроме Полины в зале несколько посетителей, они едят торопливо и безвкусно.

За окном визжат тормоза. У кафе один за другим останавливаются джипы. В зал входят стриженые парни. Их много, они теснятся, заполняют зал.

Парни без суеты, похозяйски бросают вещи на стулья и идут к прилавку. Девицы на раздаче улыбаются, приветствуют, заигрывают. Парни выглядят усталыми, их интересует еда, а не девицы. СТАРШИЙ отсчитывает деньги из толстой пачки и дает кассирше.





Остальные посетители торопятся уйти, стараясь упираться глазами в пол, стены, двери, но никак не в кожаные, уверенные, сильные фигуры.

Полина откусывает яблоко.

Парни идут с подносами от раздачи и, не снимая курток, рассаживаются. За столик Полины садятся Старший и еще двое парней; они тотчас принимаются за еду.

ЧЕТВЕРТЫЙ встает возле Полины. Его руки заняты подносом, и он нетерпеливо пинает стул.

Четвертый. Мать, отвалила, дай сесть.

Полина медленно поднимает голову, смотрит на Четвертого и тут же теряет к нему интерес.

Четвертый. Мать, я чувствую, ты не догоняешь.

Полина. Мальчик, чувствуют мелочь в кармане и хер в жопе.

Четвертый выглядит растерянным, он не находит нужных слов. Старший внимательно смотрит на Полину, их взгляды встречаются.

Старший. Сергей, пойди за другой столик.

Четвертый. Да я, на...

Старший. Иди.

Четвертый подчиняется и уходит. Полина достает из кармана ножик с наборной плексигласовой ручкой и режет сосиску на ровные тонкие кусочки.

МОСКОВСКАЯ КВАРТИРА Полина срывает пожелтевшие от времени печати, подбирает ключи и открывает дверь.

В квартире беспорядок, по полу разбросаны вещи, везде приметы устроенного двадцать лет назад обыска. Все покрыто многолетней пылью. Свет едва пробивается сквозь закопченные окна.

На стене календарь за 1977 год, афиша концерта ансамбля "Веселая семейка" во Дворце съездов шестеро детей Полины в сомбреро и пончо расположились полукругом, а в центре сама Полина, моложавая Кармен в черной юбке с красной изнанкой.

Полина присматривается к плакату.

Полина. У Юрки шнурки развязались. Почему я раньше не замечала? Или замечала и просто забыла? Полина подходит к окну, тянется к засохшим на корню цветам. От прикосновения рассыпается в пыль кактус опунция. Полина смотрит в окно. Дождь усиливается.

Пионерские голоса (мальчик и девочка) (за кадром):

Пусть на дворе ненастный день И ливень льет из лейки, Скучать не будет никогда...

ЗАЛ КРЕМЛЕВСКОГО ДВОРЦА СЪЕЗДОВ. 1975 ГОД На праздничном концерте присутствуют руководители партии и правительства, космонавты, зарубежные гости. В проходах между рядами для почетного приветствия выстроились пионеры со знаменами, барабанами и горнами. Традиционная "детская" часть концерта в самом разгаре.

На сцене у микрофона временные конферансье, пионер и пионерка. За ними известные всей стране ДИКТОРЫ ЦТ.

Пионер и пионерка.... "Веселая семейка"! Диктор. Выступает ансамбль...

Дикторша (подхватывает)...."Веселая семейка"! Диктор. Руководитель... (Выдержав паузу.) Мама... (Дождавшись, когда стихнет оживление в зале.) Полина Юрьева! Дикторша. Кубинский народный танец хабанера "Вольный ветер"! От души хлопает ЛЕОНИД ИЛЬИЧ. Оглаживает бороду ФИДЕЛЬ. Космонавты улыбаются открытыми, душевными улыбками. Лучшие люди страны тепло встречают семейный ансамбль.

На высокой ноте вступает флейта, и аплодисменты затихают. Кастаньеты и бубен задают ритм, и на сцену, пританцовывая "покубински", один за другим выходят пятеро сыновей Полины возрастом от шести до семнадцати лет: флейта, гитара, бубен, саксофон, пианола ПАВЛИК, ЮРКА, ВАСЬКА, КОЛЯ, НИКИТА.

Изза кулис за танцем наблюдает моложавая, широкая в кости женщина ПОЛИНА. Она любуется своими детьми, слаженностью их танца, ладными костюмчиками, чистыми, нефальшивыми звуками и в ожидании своего выхода пританцовывает.

Руки у Полины заняты, она держится за спинку декорированной под фургон инвалидной коляски. В коляске сидит ЛЕНЧИК; он держит кнут и маракас. Саксофон и флейта замолкают, и Полина выкатывает на середину сцены коляскуфургон, а сама под бубен и гитару заходится в яростном танце.

Оставаясь незамеченным зрителями, к фургону подбирается рабочий сцены и при помощи хитроумной системы талей и противовесов имитирует движение. Фургон раскачивается, Ленчик дергается на облучке, и из зала не догадаться, что парень парализованный инвалид.

Бушует черная юбка с красной изнанкой; Васька исполняет соло на бубне, потом играет только Павлик, потом Коля, потом Юрка.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.