WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

Юрий. Трос кидайте! Павел (Николаю). А где он? Николай. А я откуда знаю? Павел бежит с кормы на нос, но, не добежав, поворачивает.

Павел. Вы даже троса не приготовили?! Василий перебирается из рубки на корму и бросает Юрию швартовый конец. Юрий привязывает веревку к решетке.

Павел. А не легче было...

Николай наваливается на рычаг и... трамвайчик отрывает решетку вместе с раструбом и двумя облицовочными блоками.

Юрий падает, с головой уходит в воду, безуспешно пытается вскарабкаться по скользким плитам к отверстию дренажки. Павел хватает приготовленные на корме пластиковые мешки, прыгает в воду и подгребает к Юрию.

Павел. Лезь на меня.

Павел сцепляет руки в замок, Юрий забирается ему на плечи и... Павел окунается, а... Юрий протискивается в дренажку.

Братья бредут на дрожащий впереди световой столб: свет проникает через решетку водостока. Дренажный тоннель неровный, глубина все время меняется. Вот и сейчас братья бредут по грудь в воде, уворачиваясь от арматурин, проволоки и обломков проржавевших труб.

НАБЕРЕЖНАЯ Полина везет инвалидную коляску.

ДРЕНАЖКА Свет от фонарика вырывает ржавые крепи, белесую плесень. Братья идут по почти сухому тоннелю, лишь в неглубокой бетонной канавке под ногами журчит мазутный ручеек.

Тоннель разветвляется, на перекрестке братья замечают две ржавые дверцы. Братья развязывают мешки, выкладывают вещи газовый резак с баллонами, винтовку, стетоскоп, монтировки. Юрий прикладывается стетоскопом к ближней дверце и слушает.

Юрий. Здесь люди... Баба какаято. Или телевизор.

Николай. Не годится, дальше пошли. Юрий переходит к следующей дверце.

Юрий. Гудит чегото. Сигнализация? Николай. Дайка.

Николай засовывает в уши наконечники стетоскопа и прислоняет к дверце мембрану.

Николай. Столовка, что ли? Юрий поджигает резак и направляет пламя на дверные петли... Братья аккуратно, стараясь не шуметь, снимают дверцу. Николай хватается за ручку, неожиданно легко дверь подается, и из щели тотчас вылетает рой комаров. Комары летят на свет фонариков, лепятся на лица, забираются под одежду. Братья отчаянно машут руками, отплевываются, но лезут за дверь.

Братья поднимаются по ступенькам. Павел поскальзывается, вскрикивает.

Юрий. Тише ты! Откудато сверху на Юрия падает ком жирный грязи, и Юрий, потеряв равновесие, падает на Павла и тоже кричит. Оба путаются в оборванном завитке колючей проволоки, воют от досадной боли, сосут окровавленные кулаки.

Братья стоят в замусоренном подвале по колено во вспененном гнилом жире. Через шум вентилятора пробиваются гулкие голоса, грохот котлов, дребезжание тележки. Братья прислушиваются.

Николай. Бабы? Юрий. Вряд ли.

За перекрестьями труб дрожит в вентиляционном потоке тусклая лампочка. Упираясь спиной и ногами в гнилой бетон, Юрий лезет вверх, к решетке. Следом за ним тянутся Николай и Василий. Все лезут молча, и только Павел скулит от напряжения.

Юрий выдирает крышку люка и вываливается вместе с ней в кухонный зал. Павел до крови обдирает ногти, из последних сил карабкается и, не удержавшись, падает вниз.

НАБЕРЕЖНАЯ ВОЗЛЕ РАСТРУБА ДРЕНАЖНОЙ ТРУБЫ Полина прячется над раструбом дренажки и ждет, ждет, прислушивается к доносящимся из спецбольницы звукам.

Юрий вылезает из подвала, спрыгивает на пол и видит... не меньше сотни женщин в одинаковых синих халатах.

Юрий. А мужики где у вас? Толпа как будто ждала команды женщины бросаются к люку.

Юрий мгновенно протискивается обратно, задвигает за собой тяжеленную крышку и, схватившись за рукоятку люка, повисает. По крышке люка молотят чем придется и явно пытаются ее сковырнуть. Юрий раскачивается маятником, но рукоятки не отпускает. Женские крики постепенно стихают, стуки прекращаются. Обессиленный Юрий отпускает рукоятку и спрыгивает вниз.

Юрий. Там бабы дурные... Несколько тысяч.

Николай недоверчиво хмыкает.

Юрий. Хочешь, вылезай, тебе понравится.

Братья идут по дренажке и оказываются в бойлерной, в тупике. Свет фонариков вырывает на бетонном своде еще один люк с шаткой металлической лестницей.

Над крышкой урчащего котла тускло отблескивает циферблат манометра.

МУЖСКОЙ БАРАК Люк откидывается. Братья вылезают в душевой. Они выбивают дверь и выбегают в коридор.



Василий остается у душевой, остальные бегут мимо палат и среди психов высматривают Ленчика. В отличие от женщин мужчины до поры наблюдают за гостями спокойно.

Юрий поджигает резак и направляет пламя на перекрестье металлической рамы. Николай и Павел монтировками ломают раму, отгибают сетку и пролезают в палату.

Вожак влезает на подоконник, кричит подикарски и отчаянно трясет маракасом. Психи вторят, начинается буза. Братья видят Ленчика и идут к нему, но навстречу спрыгивает Вожак.

Николай. Ленчик! Николай отталкивает Вожака.

Вожак (поет). "В трамвай вошел калека, ему семнадцать лет. Ноги у человека в ботинке совсем нет".

Юрий и Павел поднимают Ленчика с койки.

Юрий. Ленчик, тебя мама ждет.

Ленчик закрывает глаза и снова открывает.

Вожак. Изза него бузу затеяли? Ну, вы ненормальные.

Ленчик мычит, кивает на Вожака. Юрий вырывает у Вожака маракас и сует Ленчику в зажатый кулак. Ленчик продолжает мычать, он гримасничает, явно хочет указать на Вожака. Николай наконец догадывается и наотмашь бьет Вожака в неандертальский лоб. Вожак бесчувственным кулем оседает на пол.

Вдоль решеток, одну за другой открывая внутренние двери, к палатам бегут дежурные.

Василий пропускает братьев к люку, а сам встает посередине коридора с изготовленной для стрельбы винтовкой. Дежурные останавливаются.

ДРЕНАЖКА Николай, Юрий и Павел несут Ленчика. Василий немного отстал. Далеко позади тускло отблескивает циферблат манометра.

В тупике мелькают тени, дежурные осторожно спускаются в дренажку.

Василий поднимает "винторез" и, почти не целясь, стреляет по манометру, котлу, трубам. Из лопнувших труб вырывается пар. До беглецов долетают крики дежурных, но вскоре, за поворотом, все стихает.

НАБЕРЕЖНАЯ, ВОЗЛЕ РАСТРУБА ДРЕНАЖНОЙ ТРУБЫ Юрий усаживается на раструбе. Кровавя руки об острые, изоржавленные края и уже не замечая боли, он помогает положить Ленчика на ровную площадку.

Полина перегибается через парапет.

Полина. Я здесь! Братья вытаскивают Ленчика на берег, усаживают в инвалидную коляску и, не медля дольше, идут к мосту. Полина спешит за ними, пытается дотянуться до Ленчика и не успевает, поскальзывается.

Полина. Я здесь, Ленчик! Василий выбрасывает "винторез" в реку. Винтовка вязнет в грязной тине, тонет.

Полина догоняет сыновей, дотрагивается до Ленчика и обмирает от счастья... По мосту грохочет электричка.

ЭЛЕКТРИЧКА. ВЕЧЕР Семья устроилась в пустом вагоне электрички. Каждый думает о своем, лица сосредоточенны, неподвижны, и только ветер из полуоткрытого окна треплет волосы.

Полина распарывает швы на кубинской курточке и дает Павлу примерить. Павел встает, поднимает руки и прохаживается по вагону.

С грохотом отъезжает дверь, и в вагон входят двое омоновцев. Павел прячет за спину нервные, трясущиеся руки. Омоновцы рассматривают "кубинца".

Омоновец. Артист? Павел торопится кивнуть.

Омоновец. Не похож. С чужого плеча курточка.

Второй омоновец лезет в сумку и открывает футляр с саксофоном.

Василий. Мужики, а... кого вы ловите? Омоновец. А всех подряд.

Второй омоновец. Саксофон явно краденый.

Полина. Это все наше.

Омоновец. Сыновья? Полина. Да.

Омоновец показывает на Павла.

Омоновец. А чего он у тебя дрожит? Полина виновато разводит руками.

Полина. Волнуется перед концертом.

Второй омоновец вытаскивает из сумки саксофон и флейту.

Второй омоновец. Играй.

Павел медлит.

Омоновец. Играй! Полина. Павлик! Павел подносит к губам флейту, теребит клапаны и сначала пробует простые фигуры и штрихи. Неожиданно для всех, флейта звучит у него чисто и без призвуков. Исполнение становится все более сложным и наконец при обретает настоящую виртуозность.

Омоновцы уходят.

Павел выдает на флейте сложные, но короткие трели мешает одышка, и потому он то и дело сбивается, он все еще не может успокоиться и нервно, натужно посмеивается. Полина обнимает его, гладит по голове.

СТЕПНОЙ ПЕРЕГОН, ЮЖНЫЙ УРАЛ. РАННЕЕ УТРО Поезд останавливается на перегоне. Вдали по степному окоему дымятся терриконы. На железнодорожном откосе, возле переезда желтеют на бахче дыни.





"Семейка" спит в полупустом вагоне. Павел спускается с верхней полки и, стараясь никого не разбудить, идет в тамбур.

Павел выбирается из вагона, бежит к откосу, срывает дыни одну, другую...

Поезд трогается, набирает ход. И, спохватившись, Павел бросается вдогонку за поездом.

Он быстро выдыхается, перед глазами плывут оранжевые круги, стучит в голове дурная кровь, он теряет направление, и теперь не только впереди грохочут колеса последнего вагона, но и степь обнимает и глушит невыносимым звоном. Павел оступается, падает на край щебневого откоса, одну дыню роняет, но другую держит крепко. От удара звон исчезает. Павел поднимается и, подбадривая себя криком, бежит. Он бежит, когда кажется, что поезда впереди давно нет... И вдруг на Павла беззвучно наплывает вагон. Павел прыгает к поручню, хватается, повисает, суча ногами о подвагонный приступок, но дыню не бросает. Павел орет, воет, бодает решетку на дверном стекле. Рука слабеет, и Павел пробует последнее: он выгибается по ходу, и у него получаетсятаки дотянуться, постучать в окно... Павел, кусая кулак, удерживается из последних сил и сучит, сучит ногами о подвагонный приступок.

Павел бредет по вагону. Навстречу ему бежит Полина.

Павел. Мама! Дыни... поспели.

Павел протягивает дыню.

Полина. Ну, успокойся, успокойся.

ОБЩИЙ ВАГОН, ЮЖНЫЙ УРАЛ. СОЛНЕЧНЫЙ ДЕНЬ Братья и Полина неторопливо, со вкусом едят дыню. Полина достает нож с наборной плексигласовой ручкой, отрезает тонкую дольку и кормит Ленчика.

Первым свой ломоть съедает Юрий. Он открывает окно, замахивается для броска, но, передумав, еще гложет кожуру, смотрит на просвет, на солнце и только тогда с видимым сожалением выбрасывает.

Юрий. Вкусная! Давно такой вкусной не ел.

Василий. И я.

Николай. И я.

Павел счастливо улыбается.

Павел. Мам, а тебе понравилось? Полина кивает и смотрит на Ленчика. Ленчик закрывает глаза и едва заметным движением наклоняет голову.

ВАГОН ТОВАРНЯКА, ЗА УРАЛОМ. ДЕНЬ Юрий развалился на упаковочном мусоре и бьет костяшками пальцев по железному настилу. Полина отодвигает воротную дверь, и в вагон врывается свежий мокрый ветер. Спустившийся к земле дождь сузил окоем и заключил бесконечный березовый пейзаж в косые рамки.

Полина. Едем, едем, и все никак... Страна у нас большая. Хорошо! Юрий стучит громче и громче, постепенно из ударов складывается ритм хабанеры. Николай оборачивается на раздражающий звук и поддерживает заданный Юрием ритм, похлопывает себя по коленям и по груди. Павел начинает выделывать губами затейливые звуковые штуки, имитируя флейту, трубу и гобой. Глаза Ленчика светятся радостью. Василий обстукивает и бьет кулаком по стенке. Из ударов и шлепков вяжется сложный, но легкомысленный ритм. Для большей легкомысленности Василий плюсует к ударам и шлепкам случайные фальшивые подпевки. Полина напевает чтото джазовое, сначала тихо, а потом неожиданно легко поднимается и, пританцовывая, поет во весь голос.

ГДЕТО В СИБИРИ. ДЕНЬ...Товарняк едет мимо одиноких сосен и наконец выбирается на открытый холм. С холма открывается безлюдный сибирский простор.

ВАГОН Полина расшивает кубинский костюмчик и подает при мерить Николаю. Николай примеряет костюмчик.

Николай. Мам, не очень смешно? Полина. Пускай посмеются над артистами. Зрители они разные, у них свои проблемы: парень жениться не хочет, хочет еще погулять, девчонка рожать не хочет ей лень, у когото жена постарела смотреть противно, ктото заявление на развод написал... И тут они видят нас на сцене и понимают: главная ценность в этом мире семья. Мы несчастнее их, мы страдали больше их. Но мы вместе! И вместе мы сила! Мы семья! И им вдруг станет страшно. Они задумаются над своей жизнью и поймут, что они могут потерять.

Полина берется за следующий костюмчик.

...Товарняк несется через чахлый болотистый перелесок. Метет снег.

ОБЩИЙ ВАГОН. 1969 ГОД Из репродуктора рокочет густой баритон Фиделя. Дикторша предлагает послушать концерт кубинской музыки. Первым номером объявляется хабанера "Ла палома".

Колька, голосом подражая флейте, сопровождает хабанеру. К Кольке присоединяется Ленчик. Петь ему еще трудно, но все равно вместе с Колькой они легко переигрывают надтреснутый репродуктор.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.