WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 32 |

Глава IV. Образование, социология и проблемы общественного сознания I. Меняющиеся черты современной практики образования Одним из важнейших изменений в области образования является постепенный переход от концепции фрагментарного образования, преобладавшей в эпоху laissezfaire, к концеп­ции интегрального образования. Первая концепция рассмат [461] ривала образование как более или менее самостоятельную область жизни. Для нее характерны школы, в которых учителя преподавали предметы, указанные в программе. Успехи уча­щихся и косвенным образом способности преподавателей определялись с помощью системы оценок. Устраивались письменные экзамены, и если учащиеся успешно их выдержи­вали, считалось, что цель образования достигнута. Коекто сочтет мое описание карикатурным, другие упрекнут меня в том, что я отношу этот тип обучения к прошлому, а между тем он существует и поныне.

Образование считалось независимой областью, по­скольку школа и общество превратились в две категории, не дополняющие, а противостоящие друг другу. Образование ограничивалось тем возрастным барьером, до достижения которого человек считался способным к обучению. До опре­деленного возраста образовательные институты пытались оказать влияние на вас и ваше поведение; после достижения этого возраста вы считались свободным. Эта тенденция к фрагментарности образования была нарушена, когда появи­лись концепции образования взрослых, обучения вне стен университета, курсов повышения квалификации, познакомив­шие нас с идеей постобразования и переквалификации. Бла­готворное влияние концепции обучения взрослых проявилось и в том, что она заставила нас признать непрерывность обра­зования и посредническую роль общества в его приобрете­нии, подчеркнула значимость обучения практическим жизнен­ным навыкам в рамках школьного образования. С этого мо­мента цель школьного обучения состояла не в том, чтобы пе­редать учащимся определенный набор готовых знаний, а в том, чтобы научить их эффективнее учиться у самой жизни.

Барьер между школой и жизнью преодолевается не только отказом от книжной схоластической концепции обуче­ния. Аналогичная тенденция распространяется и на другие сферы. Так, в прошлом существовал разрыв между семьей и школой. Сейчас делаются попытки объединить усилия роди­телей и учителей и скоординировать влияние школы и дома. Расширение сферы общественной деятельности, изучение преступности несовершеннолетних поновому высвечивают ту роль, которую играют в формировании характера подростка различные сферы жизни. Стало очевидным, что если семья, школа, клиники, занимающиеся воспитанием детей, суды для несовершеннолетних будут действовать изолированно и не учитывать влияние друг друга, они не достигнут эффекта. Так возникла тенденция к объединению их усилий.

Осознание потребности интеграции школы с жизнью общества оказало различное влияние на школу. Оно привело к интегральной концепции школьной программы. Это лучше [462] всего можно показать на примере изменения концепции этического воспитания. Раньше, когда сама мораль считалась независимой частью жизни общества, мы думали, что отдаем ей должное, если включаем в программу религиозное или этическое воспитание. Сегодня мы знаем, что такое включение неэффек­тивно, пока религиозное или этическое воспитание не связано с другими частями школьной программы. На формирование характера оказывает влияние все, чему мы учим, и еще в большей степени то, как мы учим. Если раньше мы думали, что можем разгадать тайну формирования характера подростка через его игры или с помощью школинтернатов, то сегодня мы знаем, что гораздо большее значение имеют характер игр, а так­же внутренние детали школьной организации, нежели те ярлыки, которые мы наклеиваем на игры или школьные системы. Соци­альная организация школы, социальные роли учащихся и учите­лей, преобладание духа конкуренции или сотрудничества, нали­чие возможности групповой или индивидуальной работы все эти факторы способствуют формированию личности.

Интегральная концепция школьной программы являет­ся не чем иным, как выражением глубокой психологической мысли о том, что личность едина и неделима. Если мы сегодня отказываемся от прежней жесткой концепции школьных предме­тов и пытаемся связать знания, полученные в одном курсе, со знаниями из другого курса, то делаем это потому, что понимаем, что только координированное наступление на разум индивида может быть эффективным. Успех преподавания зависит сегодня от того, как мы соединяем новый опыт с уже суще­ствующими знаниями индивида. В конечном итоге идеальная модель обучения человека будет принимать во внимание всю историю его жизни и множество социальных факторов, воздей­ствующих на него наряду со школой. Такое обучение является интегральным в двояком отношении: а) в силу интеграции дея­тельности школы с деятельностью других общественных институ­тов; б) в силу соответствия целостности личности.



Тенденция к интеграции достигает высшей точки, когда мы не только на практике, но и в теории откровенно признаем, что образование это всего лишь один из многих социальных факторов, воздействующих на поведение человека, и как та­ковой, хотим мы этого или нет, всегда служит социальным целям и сознательно направлен на формирование опреде­ленных типов личности.

В предшествующую эпоху, эпоху либерализма, обра­зование было слишком обособленным; его главный недоста­ток состоял в игнорировании общественных потребностей. Система образования не могла или не желала признать суще­ствование общества как важного фактора человеческих отно­шений, влияющего на цели и методы образования.

[463] Теория либерального образования основывалась на принципе, гласящем, что важнейшие цели и ценности образо­вания неизменны; что конечная и исключительная цель обра­зования воспитание свободной личности путем беспрепят­ственного развертывания внутренних качеств. Интегральная теория образования в своем социологическом аспекте не от­вергает этой теории как таковой; она не подвергает сомнению тот факт, что некоторые идеалы живут века и определяют нравственность образа жизни и социальной организации. Она лишь утверждает, что данная теория слишком далека от конк­ретных исторических условий, чтобы быть действенной. Тот, кто пытается сформулировать неизменные вечные ценности, скоро понимает, что они слишком абстрактны, чтобы придать определенную конкретную форму образованию в данный мо­мент. Точно так же, если конечная сущность человеческой личности представляет собой нечто вечное, находящееся вне влияния окружающей среды, то мы тем не менее вынуждены принимать во внимание эмпирические и конкретноистори­ческие условия, те сферы, где встречаемся с другими людьми как гражданами государства, рабочими фабрик, клерками кон­тор и просто человеческими существами, стремящимися к удовлетворению конкретных целей, достижимых в данной со­циальной системе.

II. Некоторые причины, вызывающие необходимость социологической интеграции в образовании Наши отцы и деды могли обходиться без социологи­ческих теорий, так как взаимосвязи между институтами и че­ловеческой деятельностью в деревне или небольшом насе­ленном пункте были вполне очевидны и понятны каждому. Во времена наших предков социология существовала только на уровне здравого смысла; впоследствии бурное развитие инду­стриального общества и скрытое действие его сил превратили общество в загадку для отдельного индивида. Самый скрупу­лезный анализ его окружения не может раскрыть неискушен­ному уму того, что происходит в глубине, как различные силы концентрируются и воздействуют друг на друга.

Вера в то, что важнейшие проблемы образования и общественной деятельности можно решить лишь на основе здравого смысла, оказалась непрочной, когда различные должностные лица столкнулись с решением одной и той же проблемы. Практические правила были различными в разных областях в образовании, судебной практике и т. д. и опреде­лялись существующими традициями. Поэтому должностные лица имели различные мнения по отдельным вопросам [464] (по такому, например, как польза наказания), а также поразному оценивали влияние среды на индивида.

К счастью, на протяжении последних десятилетий бы­ло накоплено много знаний в различных областях психологии и социологии. Детская психология, психология обучения, кри­минология, экспериментальная психология и психоанализ дали богатый материал, который был обобщен и интегриро­ван в науке о человеческом поведении. С другой стороны, социология тоже внесла свой вклад. Она изучала поведение человека в различных обществах на различных этапах исто­рического развития, а также поведение людей, принадлежа­щих к различным классам и находящихся в нашем обществе в различном социальном окружении. Она исследовала также воздействие на поведение человека таких социальных инсти­тутов, как семья, община, цех, группа; изучала поведение че­ловека в условиях социальной безопасности, как деятельность по улучшению экономических условий жизни, статуса или досуга, а также в условиях отсутствия социальной безопасности, т. е. в периоды социальных волнений, революций и войн.





В конце концов многочисленные случаи личной и со­циальной неадаптивности, вытекающие из особенностей раз­вития промышленного общества, стало невозможно рассмат­ривать, не учитывая накопленных знаний о природе человека. Эта отрасль социологии еще одно связующее звено между науками, изучающими проблемы человека. Ведь вряд ли мож­но представить себе учителя, который не сталкивается ежед­невно в воспитании детей с трудностями, которые при внима­тельном рассмотрении представляют собой симптомы конф­ликтов внутри семьи, в обществе или между возрастными группами и т. д.

Есть и еще одна область социологической информа­ции, которую должен учитывать учитель, если он стремится дать своим ученикам не абстрактное образование, а хочет воспитать их для жизни в существующем обществе. Я имею в виду тот кризис культуры, который переживает наше обще­ство, изменения в духовной жизни, влияющие на поведение индивидов. Это прежде всего колоссальные изменения, свя­занные с развитием промышленной цивилизации, такие, как частичное и даже полное разрушение наших привычек, обы­чаев и традиционных ценностей. Это социальные процессы, способствующие распаду семьи и общества. Я имею в виду также изменение характера труда и досуга, влияющего на формирование личности или способствующего ее дезинтегра­ции. Я принимаю во внимание тенденции развития современ­ного общества, ведущие к разрушению его культурной жизни, к утрате связей между ученым, художником и обществом, снижению стандартов оценки общественных отношений [465] и усилению роли пропаганды. Было бы абсурдом оставлять учителя в неведении относительно социологических исследо­ваний, посвященных роли молодежи в современном обще­стве, а также наблюдений, показывающих, как состояние по­вышенной возбудимости, связанное с половым созреванием, и социальная смута способствуют формированию поколения, которое, будучи предоставлено самому себе, не сможет вы­держать надвигающихся трудностей. Одним словом, нельзя оставлять учителя в неведении относительно этих основных разрушительных тенденций, их причин и средств их преодо­ления, применявшихся более или менее успешно. Невозмож­но вернуться после войны, одной из самых бесчеловечных в истории, к условиям мирной жизни, не привлекая к этому про­цессу восстановления учителей для воспитания нового поко­ления. Сегодня, говоря о мире, который наступит после этой самой бесчеловечной войны, мы не можем предложить про­стое возвращение к довоенной ситуации. Существует насущ­ная потребность возрождения нашего общества. В прошлом привычки, обычаи и определенная жизненная философия передавались по наследству, и это позволяло индивидам иг­рать в обществе роли, более или менее заранее установлен­ные. В меняющемся обществе, таком, как наше, нам может помочь лишь соответствующее обучение, недогматический тренинг ума, позволяющий человеку возвышаться над собы­тиями, а не слепо подчиняться их ходу.

Лишь образованный ум в состоянии отличить истинные элементы, присущие традиции и обеспечивающие эмоцио­нальную стабильность, от тех взглядов и институтов, которые приходят в упадок, поскольку теряют свои функции и смысл в меняющемся обществе. Сам факт нашего незнания того, что промышленная цивилизация оказывает дегуманизирующее влияние на ум человека, является причиной образования того вакуума, в который льют свой яд шарлатаны от пропаганды. Если современный учитель осознает себя не просто школь­ным наставником, а учителем жизни, то он будет стремиться овладеть всеми доступными и необходимыми ему знаниями, чтобы справиться с возникшей перед ним задачей. Он попы­тается воспитать такое молодое поколение, которое будет сочетать эмоциональную стабильность с гибкостью ума, и он добьется успеха, если сможет связать проблемы, волнующие молодежь, с изменениями, происходящими в мире.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 32 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.