WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 32 |

Подведем итог. Роль социологии состоит в первую очередь в том, что она помогает учителю преодолеть обособ­ленность и ограниченность схоластической концепции обра­зования, ориентируя обучение на нужды общества. Вовторых, социология открывает возможность скоординировать процесс обучения с влияниями внешкольных учреждений, т. е. семьи, [466] церкви, а также общественного мнения, социальных служб. Нам открылось, что истинный смысл образования может быть определен, только если оно основано на тщательном изуче­нии всех социологических аспектов человеческого поведения. Социология способствует объяснению множества психологи­ческих конфликтов и случаев неудачного приспособления ин­дивидов, являющихся отражением неадекватного приспособ­ления к непосредственному социальному окружению. И нако­нец, социология позволяет понять глубинные корни упадка в области морали и культуры, вызванного дезинтеграцией тра­диции и господствующей социальной структуры. На академи­ческом языке это значит, что для надлежащего образования необходимы следующие курсы: 1) социология образования, 2) наука о человеческом поведении, 3) социология культуры, 4) изучение социальной структуры.

Во всех проанализированных до сих пор случаях соци­ология служила средством для гуманизации образования. Мы убедились в том, что в современном сложном и быстро меня­ющемся обществе образование может быть адекватным лишь тогда, когда учитель знает социальный мир, из которого при­ходят его ученики и для жизни в котором их надо подготовить, а также если он может оценить большую часть своих действий с точки зрения их социальных результатов. Во всех этих ас­пектах социология является необходимым дополнением к образованию в наш век, в какой бы стране и при какой бы со­циальной системе мы ни жили. Возникает вопрос, что еще может дать социология для образования применительно к данной стране и данному моменту.

III. Роль социологии в обществе воинствующей демократии Ту же проблему можно сформулировать подругому. Существует ли такой аспект социологии, который не только дает информацию по отдельным фактам и определенным причинным связям и тенденциям, но и способен также представить, кроме обзоров и описаний, синтетическую картину настоящей ситуации? Можно ли получить целостную эмпирическую информацию, кото­рая могла бы ответить на такие вопросы, как «Где мы находим­ся?», «Куда мы идем?», «Может ли социология сделать ценный вклад в формирование нашей общей политики?» До начала войны такой синтетический подход к изуче­нию социологии столкнулся бы с трудностями. Тогда призна­валось, что информация об отдельных сторонах жизни обще­ства необходимый элемент учебной программы, но никто и не думал о том, чтобы делать выводы с целью выработки син­тетического подхода.

[467] Сегодня нет ничего более очевидного для думающих людей, чем потребность последовательной и объективной точки зрения на общество, его настоящие и будущие возмож­ности. Основное отличие довоенной демократии от нынешней состоит в том, что первая находилась на оборонительных по­зициях, заботясь главным образом о сохранении своего рав­новесия, тогда как сейчас мы знаем, что сможем выжить, только если нам удастся превратить ее в динамическую и во­инствующую демократию, которая будет в состоянии приспо­собиться к новой ситуации изнутри и в то же время отразить характер изменений, вытекающих из новых конструктивных идей. Идеи эти должны быть истинными и своевременными, а также привлекательными как для нашего молодого поколения, которое должно их отстаивать, так и для народов оккупиро­ванных стран Европы, ждущих такого руководства.

Недостаточное осознание социальной обстановки или, иными словами, отсутствие всесторонней социологической ориентации одна из важнейших проблем настоящего момен­та. Поэтому предметом дальнейшего обсуждения я хочу сде­лать вопрос об осознании и причинах его подавления.

Под «осознанием» я понимаю не простое накопление рационального знания. Осознание, как на уровне индивида, так и на уровне общества, означает готовность увидеть цели­ком всю ситуацию, в которой мы находимся, а не только ори­ентировать свои действия на конкретные задачи и цели. Осознание выражается прежде всего в правильном диагнозе ситуации. Способный гражданский служащий может знать все формальности, необходимые для осуществления администра­тивных предписаний, однако он не осознает ни конфигурации политических сил, сделавших необходимым появление такого закона, ни социальных последствий этого закона для тенден­ций общественного развития. Эти политические и социальные реальности лежат в другом измерении, за пределами его осознания. Другой пример: молодой человек может быть умен и хорошо обучен для определенных целей, но тем не менее не осознавать скрытые страхи, мешающие его действиям и достижению цели. Осознав свой психологический тип и глу­бинные истоки своих страхов, он может постепенно научиться контролировать действующие на него факторы. Поэтому осоз­нание измеряется не только на уровне приобретенных знаний, но и на уровне способности увидеть уникальность нашей си­туации и овладеть фактами, которые появляются на горизонте нашего личного и группового опыта, но входят в наше созна­ние с помощью дополнительного усилия. Осознание не требу­ет знания трансцендентальных явлений, находящихся вне сферы человеческого опыта, таких, как духи или божество;



оно нуждается в знании фактов, которые становятся частью [468] нашего опыта, однако остаются вне сферы нашего внимания, так как мы не хотим осознать их.

Для настоящего специалиста в области образования эта сфера познаваемого, но еще непознанного должна быть очень важной и ценной. Что касается степени и качества осозна­ния, то я вовсе не считаю, что надо при всех обстоятельствах стремиться к высшей степени; конкретная ситуация индивида или группы, например нации, определяет степень желаемого и возможного осознания, а также пути его достижения.

Приведу еще один очень простой пример. Старый кре­стьянин может быть очень мудрым человеком и знать в силу своего опыта и интуиции, что он должен делать в любой жиз­ненной ситуации. Молодые крестьянские парни и девушки могут спросить его совета по всем жизненным проблемам, таким, как семья, жизнь, любовь и др. Он всегда сможет дать им хороший совет, исходя из обычаев и своего жизненного опыта, хотя он не в состоянии дать сознательное определе­ние всей жизненной ситуации, в которой живут он и его това­рищи. Об отсутствии такого осознания свидетельствует тот факт, что он считает законы своей жизни законами жизни во­обще, не понимая, что они есть законы того ограниченного социального мира, в котором он живет. Осознание жизненной ситуации может наступить для него как откровение, если он вдруг в силу стечения обстоятельств попадает из своей де­ревни в город и обнаружит, что его знания и мудрость не при­менимы к новой ситуации. Сначала он почувствует полную растерянность не только потому, что привык к совершенно иной социальной обстановке, но и потому, что его образ мыс­лей и оценок отличается от городского. Его выживание в но­вых условиях будет зависеть главным образом от его способ­ности приспособиться к новым потребностям, а это, в своюочередь, будет зависеть от осознания им своей ситуации. Осознание в данном случае состоит в понимании того, что существуют два мира (сельский и городской), для каждого из которых характерен свой образ мыслей и действий. Отныне он должен будет каждый свой поступок сопровождать ясным пониманием той ситуации, в которой находится, и действовать в соответствии с этим осознанием. Такое осознание вовсе не будет мешать, вопреки ожиданиям многих людей, ни спонтан­ности его реакций, ни его привычкам. Скорее наоборот, осоз­нание поможет ему перестроить свое поведение и переориен­тировать свои жизненные ожидания.

Осознание становится необходимым не только при из­менении среды; любое другое изменение условий жизни тре­бует пересмотра наших привычек и переориентации ожида­ний. Если подросток, достигший половой зрелости, пережива­ет психологический и социальный конфликт, то необходимо [469] помочь ему осознать новую ситуацию. Сам факт такого осоз­нания часто способствует установлению нового равновесия. В связи с этим небезынтересно заметить, что если подросток проходит стадию половой зрелости без осознания им новой ситуации, велика вероятность того, что это осознание не на­ступит и позже, если только для этого не будут предприняты особые усилия.

Потребность осознания в обществе бывает разной в зависимости от темпа изменений и характера личных и груп­повых конфликтов, сопровождающих происходящие измене­ния. Пока в обществе преобладают медленное, постепенное развитие и безопасность, нет необходимости в глубинном осознании. Если же в обществе происходят внезапные изме­нения, то нельзя найти правильный образ действий, не опре­делив смысл этих изменений. В особенности это относится к лидерам в важнейших жизненных сферах, от которых другие люди ждут примера в мыслях и действиях; они рискуют поте­рять своих приверженцев, если не смогут сориентироваться в новой ситуации. В век изменения социология сохраняет свою функцию тщательного изучения и описания фактов, однако сущность ее вклада будет состоять в поиске нового направле­ния развития событий и новых требований времени.





Осознание не следует смешивать с классовым созна­нием в марксистском понимании, хотя последнее и представ­ляет весьма важную форму осознания. Классовое сознание это осознание тех факторов, которые заставляют социальную группу или класс бороться против другого класса или осталь­ного общества. Классовое сознание намеренно игнорирует факторы, которые, несмотря на конфликты, способствуют сплоченности и сотрудничеству в обществе. С точки зрения классового сознания социальный мир воспринимается как борьба групп.

Классовое сознание является только частичным осоз­нанием, в то время как настоящее осознание обладает все­общностью: оно представляет собой осознание ситуации в целом, насколько это возможно для человека в данный исто­рический момент. В результате сопоставления и интеграции различных аспектов частичного группового опыта возникает синтетическая картина.

Для нашей страны были особенно характерны безо­пасность, благосостояние и постепенность изменений. Поэто­му отсутствовала необходимость в постоянном пересмотре существующего положения, и социальное осознание было не развито. Лишь теперь, в результате быстрых изменений, выз­ванных войной, и еще более стремительных изменений в бу­дущем возникает насущная необходимость соответствующего обучения национальных лидеров, в первую очередь учителей, [470] в результате которого они смогли бы понять смысл происхо­дящих изменений.

Совершится ли под давлением этих изменений ради­кальный психологический переворот или реформа зависит главным образом от того, найдутся ли в стране лидеры, кото­рые будут в состоянии понять ту ситуацию, в которую попали они и их сограждане, и смогут ли они разработать модель ра­зумного приспособления. Там, где нет разумной модели альтернативы быстро меняющимся привычкам и обычаям, складывается тяжелая ситуация, и у людей наблюдаются пси­хические расстройства.

Поскольку осознание представляет собой не знание как таковое, а установку сознания, то его развитие зависит не только от инструкций, но и от устранения определенных пре­пятствий, таких, например, как неосознанные страхи. Сопро­тивляемость почти всех общественных классов в нашей стра­не по отношению к определенным типам осознания объясня­ется не только счастливым развитием ее истории, обеспечив­шей постепенное приспособление к меняющимся условиям, но также намеренным уклонением от всяческих возможностей безоговорочного вынесения решений по судьбоносным про­блемам. В этом нельзя винить только отдельных индивидов или отдельные классы. В этом одинаково виноваты как кон­серваторы, так и сторонники прогрессивных взглядов, гово­рившие о пацифизме, в то время как враг уже стучался в нашу дверь. Миротворческая политика Чемберлена представляет со­бой не что иное, как еще один пример того же самого нежелания смотреть в глаза нелицеприятным фактам, которое было столь характерно для лейбористских кругов, отказавшихся перевоору­житься, хотя они и могли предвидеть результаты собственной неподготовленности. Такое искусственное подавление осоз­нания не находится ни в малейшей связи с расовыми разли­чиями. Это простонапросто выражение определенного типа преемственности, постепенности изменений и определенного типа образования, что в своей совокупности способствовало формированию стиля жизни, несомненно обладающего красотой и эстетической ценностью. Для меня как социолога проблема заключается не в том, что представляет ценность само по себе, а в том, может ли в совершенно изменившихся условиях про­должаться подавление осознания; а если нет, то что с ним произойдет. Для рассмотрения этого вопроса необходимо более детально разобраться в причинах, его породивших.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 32 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.