WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 32 |

На основе опыта России, Германии и Италии можно сказать, что в нашей стране большинство левых и правых группировок придерживаются менее бескомпромиссных взгля­дов и согласятся на большие жертвы, чтобы осуществить вос­становление без классовой войны, революции и диктатуры. Все партии в нашей стране (за исключением небольшого ко­личества экстремистов) едины в понимании того, что самое большое зло заключается в диктатуре.

[476] Если это так, то, следовательно, в иерархии наших ценностей произошло изменение, состоящее в том, что важ­ными требованиями стали ббльшая социальная справедли­вость и стремление к разумному плановому порядку при одно­временном возрастании роли свободы и демократических ме­тодов изменения. Это означает также, что планирование пе­реходного периода гораздо важнее, чем планирование более отдаленного будущего, поскольку, если свобода и парламент­ский контроль будут подавляться в период социальной рекон­струкции, они могут исчезнуть вообще. Очень мало вероятно, что какойнибудь класс или группа, овладев механизмом вла­сти современного государства, захочет добровольно отдать ее, если в обществе отсутствуют демократические средства контроля. Возможность же свержения установившегося тота­литарного режима изнутри, без войны или внешнего вмеша­тельства очень мала.

В то время как все очевиднее становятся плачевные результаты диктаторских методов, англосаксонские демокра­тии постепенно превращаются в альтернативу фашизму или коммунизму, указывая третий путь. Этот путь предусматривает планирование, но не тоталитарное, а находящееся под конт­ролем общества, а также сохранение основных свобод. Об­щепризнан тот факт, что общество не может существовать без ответственных и заслуживающих доверия правящих групп, а также что социальным средством против олигархии является не замена старой олигархии новой, а облегчение доступа ода­ренных людей из низших слоев к руководящим позициям в обществе.

Опыт последних десятилетий показал нам, что цель общественного прогресса вовсе не в построении воображае­мого общества без правящего класса, а в улучшении экономи­ческих, социальных, политических и образовательных воз­можностей для того, чтобы люди учились управлению, а также в усовершенствовании методов отбора лучших в различных областях жизни общества. Я вовсе не закрываю глаза на су­ществующие опасности, а также на тот факт, что необходимо демократическое осознание, чтобы выбрать из методов воен­ного времени такие, которые ведут к установлению прогрес­сивного демократического режима англосаксонского образца, а также пресечь тенденции, которые под прикрытием демок­ратии и планирования способствуют установлению новой раз­новидности фашистского режима. Я верю в то, что эта страна проложит путь к такой общественной модели, которая сможет стать основой демократического переустройства всего мира.

И, возможно, не случайно, что стремление к социаль­ному осознанию просыпается в этой стране как раз в тот мо­мент, когда начался переходный период. И вряд ли можно [477] объяснить простым любопытством тот факт, что люди, как молодые, так и старые, все снова и снова задают вопрос о человеке и его месте в меняющемся обществе. Они неосоз­нанно чувствуют, что все зависит от их бдительности и что нам больше не нужно бояться смотреть в лицо социальной ситуации в целом и развивать нашу социальную философию. Для страха нет оснований, ибо, если нам не надо бояться су­ществующих между нами различий, мы можем позволить себе быть недогматичными. Изменение ситуации требует, чтобы мы стали динамичными, прогрессивными и ответственными. Новая ответственность означает, что критическая мысль не выродится в разрушительный критицизм, а будет понимать свои конструктивные задачи, призывая к изменению и в то же время к поддержанию в обществе согласия, от которого зави­сит его свобода.

Сегодня все те силы, которые полны решимости бо­роться со злом и угнетением, сплачиваются под знаменем прогрессивной демократии, которая стремится к созданию нового строя свободы и социальной справедливости. В этой борьбе мы должны либо прийти к необходимому осознанию, которое приведет нас от трагедии войны к социальному возрождению, либо погибнуть.



Глава V.

Массовое образование и групповой анализ I. Социологический подход к образованию Недавний кризис демократии и либерализма должен помочь людям в тех странах, где они еще наслаждаются сво­бодой, увидеть недостатки их общественных систем в меня­ющихся условиях. Демократия и свобода могут быть спасены, если мы изучим процесс постепенной трансформации тотали­тарных государств, но не для того, чтобы подражать их мето­дам, а чтобы обнаружить причины тех структурных изменений, которые сделали диктатуру одним из возможных ответов на современную ситуацию. Мы можем надеяться найти решения, согласующиеся с нашими демократическими и либеральными идеалами, если будем знать, почему демократические обще­ства, не справившиеся с новой ситуацией, были вынуждены [478] принять диктатуру. Хотя причины, приведшие их к краху, были очень сложными и заключались в первую очередь в несовершенстве современного экономического и политическо­го порядка, нельзя отрицать, что значительную роль в этом процессе сыграла недостаточность умственной, душевной сопротивляемости. Не только система образования в этих странах не была приспособлена к массовому образованию, но и психологические процессы, происходящие вне школы, были оставлены без реального социального контроля, что есте­ственно привело к хаосу и дезинтеграции.

Крупные демократии Запада, которые в силу присущей им большей экономической безопасности еще не пережили кризиса, не должны притуплять свою бдительность, ибо их спокойствие может оказаться обманутым. В этих странах дей­ствуют те же силы, которые преобразуют общественную структуру во всем мире, и у нас нет уверенности в том, что их системы образования более совершенны. Демократические правительства не могут похвастаться тем, что они открыли удовлетворительные формы социального контроля, которые могли бы заменить исчезающую культуру общества, или но­вые психологические методы, пригодные для нужд массового общества. Общий психологический крах можно предотвра­тить, только если мы достаточно быстро сумеем осознать ха­рактер новой ситуации и поновому сформулировать цели и средства демократического обучения.

Эта реформа демократических и либеральных целей и методов, стремящаяся приспособить их к новым обществен­ным потребностям, нуждается в социологическом подходе к образованию. Он состоит в следующем.

1. Образование формирует не человека вообще, а че­ловека в данном обществе и для этого общества.

2. Наилучшей образовательной единицей является не индивид, а группа. Группы различаются по размерам, целям и функциям. В ходе обучения вырабатываются различные мо­дели поведения, которым должны следовать индивиды в группах.

3. Цели образования в обществе не могут быть адек­ватно поняты, пока они отделены от конкретных ситуаций, в которые попадает каждая возрастная группа, и от социально­го строя, в котором они формируются.

4. Законы и нормы для социолога не самоцель, они представляют собой выражение взаимодействия между инди­видуальным и групповым приспособлением. Тот факт, что нормы не абсолютны сами по себе, а изменяются вместе с обще­ственным порядком и помогают обществу решать различные задачи, не может рассматриваться с точки зрения опыта от­дельного индивида 20. Для него они кажутся абсолютными и [479] неизменными законами; без этой веры в их стабильность они не будут действовать. Их истинная природа и функция в об­ществе как форма коллективной адаптации обнаруживается только тогда, когда мы проследим их историю на протяжении многих поколений, постоянно соотнося их с изменяющимися социальными условиями.

5. Цели образования в их социальном контексте сооб­щаются новому поколению вместе с методами образования. Эти образовательные методы разрабатываются не изолиро­ванно, а как часть общего развития «социальных методов». Образование может быть правильно понято лишь тогда, когда мы будем рассматривать его как один из способов воздей­ствия на человеческое поведение и как одно из средств соци­ального контроля. Малейшее изменение в общей технологии и контроль будут оказывать воздействие на образование в узком смысле, т. е. образование в стенах учебных заведений.





6. Чем больше мы будем рассматривать образование с точки зрения нашего недавнего опыта лишь как один из спо­собов воздействия на поведение человека, тем очевиднее становится, что даже самые эффективные его методы обре­чены на провал, если они не согласованы с остальными фор­мами социального контроля. Ни одна система образования не в состоянии поддерживать у нового поколения эмоциональ­ную стабильность и духовную целостность, пока она не имеет своего рода общей стратегии с социальными службами, дей­ствующими за рамками школы. В наше время лишь во взаи­модействии с ними можно контролировать социальные влия­ния, которые в противном случае дезорганизуют жизнь обще­ства. Предотвратить массовый психоз, который возник на кон­тиненте, можно лишь путем блокирования дезорганизующего воздействия массового общества.

Такой социологический подход к образованию, воз­можно, будет отвергнут педагогами либерального времени, для которых единственная достойная цель образования со­стоит в воспитании независимой личности. Они думали, что спасают автономию личности, пренебрегая анализом соци­альных условий, в которых человек должен жить и выжить.

Сегодня мы знаем, что слепота в отношении к обще­ственным проблемам вовсе не достоинство, а скорее уста­ревший взгляд на мир; игнорируя важные факторы нашего социального окружения, мы не спасем ни идею свободы, ни идею личности.

В викторианскую эпоху, когда немногочисленная элита контролировала все дела демократии, идеалистический под­ход к образованию, игнорирующий его социальную сущность, не мог причинить особого вреда. Социальные условия, в которых вырастала эта элита, предоставляли достаточно возможностей [480] для индивидуализации. В окружении этого привилегированно­го меньшинства не было ничего, что могло бы помешать развитию разносторонней личности у того, кто обладал спо­собностью наилучшим образом использовать эти возможнос­ти. Несмотря на всю значимость социальных условий, среди массы тоже не возникали видимые симптомы кризиса. И хотя жизнь их протекала в довольно тяжелых условиях, в духовном отношении они были защищены принадлежностью к общине. Традиционные методы контроля человеческого поведения были малоэффективны по причине медленного социального развития. Однако такая слепота в отношении социальных ус­ловий, формирующих личность, остается безнаказанной, только пока эта демократия демократия меньшинства. Ото­рванный от жизни метод либерального мышления превращает любую вещь в абсолют. Так, цель и методы образования рас­сматривались как некоторые целостности, хорошие или пло­хие сами по себе, независимо от социальных условий. Как только массы становятся политически активными, возникает необходимость в новых формах образования, а отбор и под­держание высокого индивидуального уровня элиты становится делом всеобщей важности. На этой стадии уже невозможно ограничить проблему образования рамками школы. Образо­вание уже не может рассматриваться как взаимный обмен между двумя индивидами, учителем и учеником, на уровне личных отношений, а представляет собой часть общего соци­ального процесса.

Еще одна неблагоприятная тенденция вытекала из то­го, что характер человека воспитывался для жизни, причем «жизнь» понималась как нечто общее, как вакуум, в котором, согласно таинственной гармонии, все должно обернуться к лучшему. Сегодня мы знаем, что этот вакуум, называемый жизнью, фактически представляет собой общество с меняю­щимися условиями и институтами.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 32 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.