WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 32 |

Вопервых, не всякое планирование зло. Мы должны различать планирование ради подчинения и ради свободы и многообразия. В обоих случаях велика роль координации средств социальной технологии, таких, как образование, про­паганда, администрация. Существует также различие между координацией для достижения однообразия и координацией ради разнообразия. Дирижер оркестра осуществляет коорди­нацию между различными инструментами, и от него зависит достижение общего эффекта монотонности или разнообразия. Осуществляемая диктатором координация гусиных шагов это наиболее примитивный пример правильного понимания значения координации. Истинная координация в социальной сфере означает увеличение экономии и более целесообраз­ное использование социальной технологии. Чем больше мы думаем о лучших формах планирования, тем скорее приходим к выводу, что в наиважнейших сферах жизни надо намеренно воздерживаться от вмешательства и оставлять свободное поле для спонтанности, не искажая ее излишним управлени­ем. Вы можете составить расписание для школыинтерната и прийти к выводу о том, что в определенные часы ученикам должна быть предоставлена полная свобода. И даже если вы остаетесь хозяином ситуации и решаете не вмешиваться в определенные сферы жизни, все равно вы во власти плани­рования. Такого рода намеренный отказ от вмешательства со стороны планирующего органа радикальным образом отли­чается от намеренного вмешательства, существующего в обществе типа laissezfaire. И хотя совершенно очевидно, что планирование вовсе не обязательно означает координацию [ 417] гусиных шагов, все же именно таким образом бюрократический и воинствующий дух тоталитарных государств искажает его смысл.

Есть очень простая причина, по которой в конечном итоге массовое общество не может выжить, если оно плодит лишь подчинение. Французский социолог Дюркгейм в книге «Разделение труда в обществе»3 впервые указал на то, что только очень примитивные общества могут существовать на основе гомогенности и подчинения. Чем сложнее социальное разделение труда, тем больше дифференциация его типов. Интеграция и единство большого общества достигаются не через единообразное поведение, а через взаимное дополне­ние функций. В индустриальном обществе людям свойственно держаться вместе, поскольку фермер нуждается в услугах промышленного рабочего, ученого, и наобороот. Кроме про­фессиональных различий существуют и индивидуальные осо­бенности, необходимые для того, чтобы делать новые изобре­тения и контролировать развитие. Все это лишь подкрепляет наше утверждение о том, что бюрократическая и военная мо­дель планирования должна быть заменена новой моделью планирования ради свободы.

Второе замечание заключается в том, что планирова­ние не обязательно должно основываться на диктатуре. Коор­динация и планирование вполне возможны на демократичес­кой основе. Ничто не мешает парламентскому механизму осуществлять необходимый контроль в плановом обществе.

Для успешного функционирования нового социального порядка нужно не только сохранить абстрактный принцип де­мократии, но и придать ему новую форму: необходимо до­биться также соблюдения социальной справедливости, если мы хотим гарантировать действие нового социального поряд­ка. Функционирование существующей экономической системы, если пустить ее на самотек, приведет в самый кратчайший срок к увеличению различий в доходах и благосостоянии между различными классами до такой степени, что это уже само по себе вызовет недовольство и социальную напряжен­ность. Однако поскольку демократический порядок основыва­ется на демократическом согласии, принцип социальной спра­ведливости является не только этическим принципом, но и одним из условий функционирования самой демократичес­кой системы. Требование большей справедливости вовсе не обязательно подразумевает механическое понятие равен­ства. Разумные различия в доходах и накоплении богатства могут сохраняться в обществе с целью стимулирования луч­ших достижений, пока они не нарушают общих тенденций планирования и не вырастают до таких размеров, что препят­ствуют сотрудничеству между различными классами.



[418] Стремление к большей справедливости имеет тс пре­имущество, что оно вполне осуществимо с помощью суще­ствующих средств реформирования общества: налогообложения, контроля за инвестициями, государственного механизма управ­ления и расширения социальных служб; оно не нуждается в ре­волюционном вмешательстве, которое неизбежно порождает диктатуру. Изменения, происходящие в результате реформ, обладают по сравнению с революционными изменениями тем преимуществом, что могут рассчитывать на помощь бывших ве­дущих демократических групп. Если новая система начинает с разрушения прежних ведущих групп общества, то она опрокиды­вает также все традиционные ценности европейской культуры. Жестокие преследования либеральной и консервативной интел­лигенции, а также церкви направлены на то, чтобы уничтожить последние остатки христианства и гуманизма и тем самым об­речь на неудачу все попытки установления мира на земле. Если новое общество хочет жить долго и быть достойным всех преды­дущих усилий человечества, то новое руководство должно сме­шаться со старым. Лишь совместно они смогут вдохнуть новую жизнь в те элементы традиционной культуры, которые представ­ляют ценность и могут развиваться путем творческой эволюции.

Совершенно очевидно, однако, что новый социальный порядок не может быть достигнут только благодаря более искусному и гуманному применению социальной технологии. Для этого необходимо духовное руководство, которое пред­ставляет собой нечто большее, нежели систему решений тех­нических вопросов. Система либерального общества типа laissezfaire могла предоставить окончательное решение слу­чаю, чудодейственным самоуравновешивающим силам эко­номической и социальной жизни. Поэтому век либерализма характеризовался плюрализмом целей и ценностей и нейт­ральным отношением к основным жизненным проблемам.

Либерализм типа laissezfaire принял нейтралитет за терпимость. Ни демократическая терпимость, ни научная объективность не означают, однако, что мы не должны иметь собственного.мнения о том, что считать истинным, или что нам не следует вступать в дискуссию относительно истинных ценностей и целей жизни. Терпимость предполагает лишь то, что каждый должен иметь законную возможность изложить свои доводы, и вовсе не означает, что никто не должен им верить. Позиция нейтралитета в нашей современной демокра­тии зашла так далеко, что мы, руководствуясь одной только справедливостью, разуверились в собственных целях, пере­стали думать о том, что нужно мирное урегулирование, что надо спасти свободу и сохранить демократический контроль.

Наша демократия должна стать воинствующей, если она хочет выжить. Есть, конечно, основополагающее различие [419] между воинственным духом диктатора, стремящегося навя­зать своим гражданам всеобщую систему ценностей и надеть на них смирительную рубашку социальной организации, с од­ной стороны, и воинствующей демократией с другой, кото­рая стала таковой, только защищая процесс социальных из­менений и те основные добродетели и ценности, которые яв­ляются основой мирного функционирования социального по­рядка, братскую любовь, взаимопомощь, порядочность, со­циальную справедливость, свободу, уважение к личности. Новая воинствующая демократия вырабатывает новое отно­шение к ценностям. Оно будет отличаться от релятивистской позиции laissezfaire предыдущего века и будет согласовы­ваться с теми основными ценностями, которые приняты в традиции западной цивилизаций.

Угроза нацизма больше чем чтолибо другое застави­ла нас осознать тот факт, что демократии имеют общий набор основных ценностей, унаследованных от классической антич­ности и в еще большей мере от христианства, и что не пред­ставляет особого труда определять их и следовать им. Но воинствующая демократия воспримет от либерализма веру в то, что в высокодифференцированном современном обществе независимо от тех основных ценностей, относительно кото­рых необходимо будет общее демократическое согласие, це­лесообразно оставить за другими, более сложными ценностя­ми свободу экспериментирования и индивидуальность выбо­ра. Синтез этих двух принципов найдет отражение в нашей системе образования, так что основные ценности и доброде­тели будут воспитываться у детей с помощью всех имеющих­ся в нашем распоряжении средств, в то Бремя как более сложные вопросы будут оставаться открытыми, дабы избе­жать пагубных последствий фанатизма.





Основные проблемы нашего времени могут быть сформулированы в виде следующих вопросов: существует ли возможность планирования, основанная на сотрудничестве и все же оставляющая простор для свободы? Может ли новая форма планирования отказаться от вмешательства за исклю­чением тех случаев, где свободное регулирование ведет не к гармонии, а к конфликту и хаосу? Есть ли форма планирова­ния, приближающая нас к социальной справедливости, посте­пенно ликвидирующая растущие различия в доходах и благо­состоянии общественных слоев? Существует ли возможность преобразования нашей нейтральной демократии в воинству­ющую? Можем ли мы изменить наше отношение к оценкам таким образом, чтобы стало возможным демократическое соглашение по основным проблемам, в то время как более сложные из них останутся делом свободного выбора? [420] III. Стратегическая ситуация Наш диагноз был бы неполным, если бы мы изучили все возможности лишь абстрактно. Любой социологический или политический анализ должен уделять особое внимание конкретной ситуации. Какова же эта стратегическая ситуация? Существует целый ряд сил, которые, повидимому, действуют в указанном мной направлении. Вопервых, усиливается ра­зочарование в методах laissezfaire. Постепенно растет пони­мание того, что они были разрушительными не только в эко­номической области, где вызвали цикличность производства и массовую безработицу, но и в политической, где они частично несут ответственность за теперешнее состояние либеральных и демократических государств. Принцип laissezfaire, предос­тавляющий вещам идти своим ходом, не может конкурировать с эффективным сотрудничеством, так как развитие осуществ­ляется слишком медленно, зависит от импровизации и поощ­ряет излишние расходы, присущие бюрократической системе. Вовторых, растет разочарованность в фашизме, который оказался достаточно эффективным, но его эффективность от дьявола. Втретьих, серьезные сомнения вызывает комму­низм, даже в умах тех людей, для которых он, как доктрина, означал панацею от всех пороков капитализма. Эти люди не только вынуждены взвешивать шансы коммунизма на его вне­дрение с помощью революционных методов в западных стра­нах с их дифференцированной социальной структурой, но и могут закрывать глаза на некоторые изменения, произошед­шие со времени смерти Ленина в период господства Сталина. И чем больше они вынуждены признать, что то, что случи­лось, было неизбежным компромиссом с реальностью, тем больше они вынуждены учитывать наличие подобных явлений гделибо еще. Существующие факты свидетельствуют о том, что коммунизм является действенным и способен на большие достижения, пока речь идет о государстве народных масс. Ошибки в расчетах появляются тогда, когда обнаруживается, что ни диктатура, ни государство не собираются отмирать. Маркс и Ленин верили в то, что диктатура является лишь пе­реходной стадией, которая исчезнет с установлением нового общества. Сегодня мы знаем, что это было типичным заблуж­дением XIX века. Когда Маркс разрабатывал эту идею, можно было указать на судьбу абсолютизма, который повсюду мед­ленно уступал место демократии. Однако этот процесс в свете нашего анализа объясняется тем фактом, что в XIX веке со­циальная технология была еще весьма неэффективной и сильные мира сего вынуждены были вступать в компромисс с низшими слоями. В современном тоталитарном государстве, где весь аппарат принадлежит однойединственной партии и [421] ее бюрократической системе, мало шансов на то, что она отдаст свою власть добровольно.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 32 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.