WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 32 |

б) Может быть, не всегда возможно включить целост­ную личность в модели действия социального порядка, по­скольку слишком многое организовано чисто механически, однако в демократическом плановом обществе возможно и даже необходимо, чтобы вопрос о совести поднимался всякий раз, когда индивид принимает какойто новый план или осоз­нает свою ответственность за его претворение в жизнь. В этом смысле весьма вероятно, что решающей проверкой со­вести индивида будут не малые решения, принимаемые ежедневно, как это имело место раньше, а способность нести ответственность за решения, касающиеся социального поряд­ка в целом. Это значит, что в прошлом вполне можно было рассуждать следующим образом: «Поскольку я хороший хрис­тианин в личной жизни и личных отношениях, я могу не беспо­коиться относительно социального и политического строя, при котором я живу». Такой подход совершенно не годится в об­ществе, находящемся на стадии планирования, так как в нем организация общественного строя в сильной степени опреде­ляет то, что возможно в личных отношениях. Если общество построено по принципу тоталитарного планирования, в нем фактически невозможен полный уход в ограниченный личный [515] мир. Так социальная организация становится более чем ког­далибо делом личной совести. Нельзя быть добрым христи­анином в обществе, основные законы которого противоречат духу христианства. Так было уже во времена Льва Толстого, который сказал, что крепостничество противостоит христиан­ству не только потому, что низводит крепостных до уровня людей низшего сорта, но и потому, что заставляет помещика вести себя не похристиански. Это еще более верно сейчас, когда не осталось больше ни одного укромного уголка, куда не проникало бы влияние господствующих принципов данного социального строя.

Хотя совершенно очевидно, что мы должны сделать все возможное, чтобы поддержать личные отношения между индивидами, а также стихийный рост малых групп в рамках планового общества, все эти средства окажутся недостаточ­ными, пока мы не научимся придавать совершенно новое зна­чение контролю социальной структуры общества в целом. Сейчас еще более чем когдалибо задачей церкви становится проверка соответствия основных принципов социальной орга­низации христианским ценностям.

7) Этические нормы подлежат проверке в тех конкретных социальных условиях, в которых они должны действовать Если это так, то совершенно очевидно, что для того, чтобы определить свою точку зрения по текущим проблемам, в особенности по проблемам планирования, необходимо со­циологическое знание в большем объеме, чем прежде. Те­перь, чтобы быть в состоянии судить о том, как будет осуще­ствляться этот проект, чтобы называться христианским, нужно иметь конкретное представление о том, как функционирует общество.

Поэтому христианским мыслителям следует еще тес­нее соединить теологическую мысль с социологическим зна­нием. Смысл нормы становится конкретным, только если со­отнести ее с контекстом, в котором она действует. Вне этой соотнесенности норма остается пустой. Поэтому одна из на­ших главных задач социальная контекстуализация мораль­ного кодекса. Приведу конкретный пример: является ли норма христианской или нет, может в современных условиях лучше всего судить социальный работник, учитель или приходский священник, ибо очень часто именно эти люди в состоянии наблюдать действие моральных норм в жизни современного общества, скажем, в трущобах или среди безработных. В других случаях можно пригласить специалиста в области политики или бизнеса и попросить его рассказать о том, что означает данная норма в сфере его жизнедеятельности. Взятая абстрактно, [516] норма может казаться христианской, в конкретном же вопло­щении она может привести к противоположным результатам. В этих случаях лишь те люди, кто имеет доступ к конкретным жизненным обстоятельствам, могут наблюдать, как соци­альные нормы отражаются во внутреннем опыте индивидов, и могут судить об истинной ценности нормы. По этой причине я склонен полагать, что в будущем необходимо осуществить пересмотр обычаев и норм на основе консультаций с социо­логами и другими экспертами. Их информация поможет нам понять, как практически действуют те или другие принципы;

окончательная же формулировка норм остается делом теоло­гов и философов.

8) Может ли социология, представляющая собой в высшей степени секуляризованный подход к проблемам человеческой жизни, сотрудничать с теологической мыслью? Здесь сразу же возникает другой важный вопрос, кото­рый касается характера сотрудничества между теологом и социологом. В какой степени теолог может разделять экспе­риментальный подход социолога к ценностям? Если придер­живаться радикальной точки зрения на то, что христианские ценности вечны и заранее установлены, то для такого сотруд­ничества остается немного шансов. Только если для экспери­ментаторства в области оценок остается ограниченное поле деятельности, только тогда возможно использование социоло­гического подхода. Нет смысла скрывать трудности, возника­ющие в этой области, поэтому, чтобы как можно полнее обри­совать смысл этого конфликта, я представлю социологичес­кий подход в его наиболее радикальной форме.

Социология по своему историческому происхождению обладает, вероятно, наиболее секуляризованным подходом к проблемам человеческой жизни. Она черпает свою силу из имманентного, т. е. нетрансцендентного подхода к человечес­ким делам. Она не только избегает апеллировать к Богу как объяснительному принципу всех вещей, каковы они есть или какими должны быть, но и не прибегает к абсолютной сверх­человеческой сущности. Это становится особенно очевидным, когда речь заходит о ценностях. Философидеалист, даже будучи атеистом, всегда ссылается на определенные ценнос­ти, являющиеся вечными сущностями в платоновском смыс­ле. Социолог был бы непоследовательным, если должен был бы начинать с признания того, что определенные ценнос­ти находятся вне исторического социального процесса. Зада­ча социолога состоит в том, чтобы выяснить, насколько раз­нообразие социальных феноменов, включая преобладающие ценности, зависит от меняющегося социального процесса.

[517] Ему показалось бы неразумным и методически непоследова­тельным исключать определенные явления из области социо­логического объяснения. Он не согласился бы с предположе­нием о том, что некоторые феномены с самого начала свя­щенны и потому закрыты для социологического подхода, в то время как светские процессы для него более доступны. Так думает тот, кто понимает, что у социологии можно многому научиться, но при этом боится выступить против религии, от­давая ее во власть эмпирического анализа. Опасность этого половинчатого решения состоит, вопервых, в том, что оно ломает динамический elan54 социологического подхода, со­стоящего в радикальном исследовании действующих в исто­рии социальных сил и, вовторых, что нельзя с уверенностью заранее сказать, что может быть охвачено эмпирическим ана­лизом, а что нет. С моей точки зрения, гораздо умнее и чест­нее будет позволить социологам развивать свои понятия, ги­потезы и методы во всей их полноте и посмотреть, как далеко они могут продвинуться. Что касается теологов, то будет ра­зумнее позаимствовать у них то, что кажется очевидным в свете их интерпретации, и попытаться понять вместе с ними весь спектр человеческого поведения и оценок как проблемы индивидуального и группового приспособления. И лишь тогда, когда метод использован до конца, он автоматически обнару­живает свою ограниченность. Тогдато станет ясно, насколько человеческое поведение и ценности можно понять в рамках функциональных категорий и где необходимо выйти за эти рамки.

Поэтому предложенный метод сотрудничества между социологией и теологией кажется более последовательным и эффективным, чем ранее указанный половинчатый. Конечно, такое сотрудничество стало возможным лишь в конце эры либерализма, когда крайний рационализм истощился и стала очевидна ограниченность различных типов рационального анализа человеческих отношений. Доведя социологический анализ до его конечных результатов55, социолог сам видит, где необходимо привлечь другие подходы для дополнения полученных им данных. С другой стороны, философия и тео­логия без знаний, получаемых с помощью социологического анализа, имеют дело с картиной мира, лишенной наиболее характерных для современности проблем и явлений.





9) Концепция христианских архетипов Если мы будем рассматривать проблему с точки зре­ния теологии, то возникнет вопрос, какова доля допустимого в рамках религиозного мышления экспериментализма? Если считать, что истины христианства изложены в нескольких яс­ных утверждениях, имеющих вечную ценность, то не так уж [518] много останется на долю социологического мышления. В этом случае источник ошибки может быть найден лишь с помощью социологического анализа. Если стать на эту позицию, то со­циология будет полезной лишь как инструмент для выяснения того, почему некоторые группы не в состоянии понять истину, которой обладает человек. Если же встать на противополож­ную позицию и считать, что основные христианские истины не изложены в форме жестких правил, а даны в конкретных па­радигмах, лишь указывающих направление, в котором надо искать истину, то тогда остается простор для творческого вклада в каждую новую эпоху. История тогда будет заклю­чаться в материализации той христианской сущности, соот­ветствующей изменению социальных условий, в которых выз­ваны к жизни поколения людей. Характерно, что архетипы христианских установок сформулированы не в виде абстракт­ных заповедей, а раскрываются в притчах, повествующих о жизни и учении Христа. Притча никогда не дает чистый абст­рактный принцип примерного поведения, она обращается к нам через конкретный образ, воплощающий в себе историчес­кую и социальную обстановку происходящего. Это, однако, не означает, что эта обстановка будет вечно неизменной, ибо христианин вынужден воплощать намерения Христа в различ­ных жизненных ситуациях. Пока исторические изменения относительно просты, достаточно здравого смысла для при­способления сознания архетипов к новой ситуации. Но чем сложнее становится общество, тем больше социологического знания нужно для понимания реального смысла изменяющих­ся исторических условий и правильного объяснения норма­тивного образа. Преимущество усвоения наследуемой нормы в идиоматике конкретных образов, а не в терминах абстракт­ных принципов, заключается в том, что это помогает нам из­бежать формализма. Любая рациональная формулировка принципа ведет к заблуждению, так как предполагает логи­ческую дедукцию, где единственным критерием истины оста­ется разумная логика, тогда как конкретный образ одним штрихом раскрывает перед нами явное поведение, внутрен­нюю мотивацию, образы конкретных личностей и конкретную социальную обстановку происходящего. Одним словом, прит­ча несет в себе огромное богатство религиозного опыта, кото­рый всегда дает больше, нежели чисто рациональный и функ­циональный жизненные аспекты.

Пока богатство религиозного опыта поддерживается при помощи постоянных ссылок на образы христианского опыта, устраняется другая опасность социологической мысли, состоящая в том, что она может выродиться в страсть рас­членения целых форм и истинного опыта на абстрактные схе [519] мы. Существует большая разница между использованием ме­тодов анализа для выяснения и лучшего понимания предше­ствующего ему опыта, и анализом, который идет ниоткуда и не ведет никуда. Сегодня нам нужен анализ, позволяющий лучше понять опыт, ибо ни чистый инстинкт, ни непросвещенная ин­туиция не помогут нам в современной ситуации.

Если такая трактовка христианской истины правильна, а именно что она дана лишь как направление, а не как жесткий рецепт, то на ее примере можно показать две важные социологи­ческие характеристики нормы. С одной стороны, такая истина оставляет большой простор для адаптации, а с другой она не позволяет человеку потеряться в бесконечных возможнос­тях изменения своего поведения, что в конечном итоге неиз­бежно должно повести к дезинтеграции личности и общества.

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 32 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.