WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 32 |

Конечно, если мы жалуемся на то, что наша либераль­ная демократическая система не имеет центра, это вовсе не означает, что мы хотим иметь регламентированную культуру и авторитарное образование в духе тоталитарных систем. Од­нако должно существовать нечто, своего рода третий путь, [436] проходящий между тоталитарной регламентацией, с одной стороны, и полной дезинтеграцией системы ценностей, харак­терной для стадии laissezfaire, с другой. Этот третий путь я называю демократической моделью или планированием ради свободы. Он представляет собой нечто прямо противополож­ное диктатуре и внешнему контролю. Его метод состоит в на­хождении новых путей для освобождения истинного и непос­редственного социального контроля от разрушительных по­следствий массового общества или в изобретении новых при­емов, выполняющих функцию демократической саморегуля­ции на более высоком уровне осознания и целенаправленной организации.

Теперь, по всей вероятности, стало ясно, почему я так много времени уделил анализу основных социальных измене­ний, повлиявших на различные механизмы оценочной проце­дуры. Ясно также, почему я попытался перечислить некото­рые средства и методы ценностных ориентации, как, напри­мер, перевод или преобразование ценностей, создание новых ценностей, полная реформа, концентрация власти и ответ­ственности, обучение сознательной оценке ценностей и т. д. Поскольку демократическое планирование системы ценностей вовсе не состоит в их насаждении, то настоятельной необхо­димостью становится тщательное исследование факторов, обеспечивающих спонтанность оценок в повседневной жизни.

Если мы согласимся с тем, что настоящее планирова­ние должно быть демократичным, из этого следует, что про­блема заключается не в том, быть или не быть планированию, а в том, чтобы найти разницу между планированием диктатор­ским и демократическим. В мою задачу не входит рассмотре­ние демократического метода создания оценок, который по­степенно разрабатывается в англосаксонских демократиях и получит, как я надеюсь, дальнейшее развитие в будущем. Я лишь укажу на некоторые принципы, лежащие в основе этого демократического метода.

IV. Смысл демократического планирования в области оценок 1. Первый шаг, который должна предпринять демокра­тия в противовес предыдущей политике laissezfaire, состоит в отказе от своей полной незаинтересованности в оценках. Мы не должны бояться занять определенную позицию, когда дело доходит до оценок; не следует также утверждать, будто в де­мократическом обществе невозможно достижение согласия относительно ценностей.

С начала войны, когда главным нашим врагом стал фашизм, поле битвы изменилось и возникли новые возможности [437] достижения согласия. Вопрос состоит главным образом в том, правильно ли мы понимаем смысл этого изменения и готовы ли мы действовать немедленно.

Один тот факт, что демократии воюют против фашиз­ма, а также то, что они продолжают свою борьбу в интеллек­туальной сфере и после окончания войны, с необходимостью подчеркивает общие основания нашей демократической сис­темы и прогрессивную эволюцию социального смысла демок­ратии. Это значит, что в современной ситуации существует внутренняя тенденция выдвигать на передний план ценности демократического образа жизни и демократии как политичес­кой системы и не отказываться от них ради какихто обеща­ний лучшей жизни. С другой стороны, я думаю, что сегодня действуют силы, которые не допустят, чтобы потребность в достижении согласия стала ширмой, за которой мы остались бы социально инертными или даже реакционными. Конечно, возможность достижения согласия и общественного прогресса это только возможность. Для ее реализации необходимо много знаний и большая смелость.

2. Вовторых, для осуществления демократической политики ценностей желательно довести до сознания каждого гражданина тот факт, что демократия может функционировать только тогда, когда демократическая самодисциплина станет настолько сильной, чтобы побуждать людей к достижению согласия по конкретным проблемам ради общего дела, даже если их мнения не совпадают в отношении деталей. Однако подобное самоограничение возможно на парламентском уровне лишь в том случае, если оно существует в повседнев­ной жизни. Только когда привычка к дискуссии ежедневно ве­дет к примирению антагонистических оценок, а привычка к сотрудничеству их взаимному усвоению, можно надеяться на то, что парламент с его большими организованными парти­ями, каждая из которых преследует свои стратегические цели, сможет выработать общую политику.



Недостаточно, конечно, лишь констатировать это же­лание. Необходима большая работа для того, чтобы найти больные точки в социальном организме с его недугами, уста­ревшими институтами и дегуманизацией. Согласованность это нечто большее, чем достижение теоретической догово­ренности по определенным вопросам. Это общность жизнен­ных установок. И подготовить почву для такой согласованнос­ти значит подготовить ее для совместной жизни.

Реформаторы общества время от времени привлекают' всеобщее внимание к порокам социальной системы; сейчас это надо делать систематически и масштабно. Вряд ли можно сегодня полагать, что вредные последствия безработицы, неправильного питания или недостатка образования могут [438] остаться уделом только определенных классов общества. Тесная взаимозависимость событий в современном обществе вызывает у всех его членов беспокойство, что.отрицательно сказывается на их физическом и моральном состоянии. Чтобы подготовить почву для достижения согласия, надо устранить препятствия, существующие в нашем обществе. Поэтому борьба за достижение согласованности в оценках идет рука об руку с борьбой за социальную справедливость.

С другой стороны, нельзя предположить, что распрос­транение социальной.справедливости на значительную часть общества автоматически приведет к согласию в оценках. В массовом обществе много других источников разногласий и противоречий между индивидами и группами, которые могут привести к хаосу, если мы не найдем правильного подхода. Поэтому одна из важнейших задач социолога будет состоять в изучении условий, при которых возникают разногласия и пре­рывается процесс группового приспособления и примирения ценностей. Он должен будет проанализировать причины не­удач теми же эмпирическими методами исследования, кото­рые во многих других областях указывали адекватные меры по восстановлению и обновлению пришедших в упадок обще­ственных структур.

Одно из достижений современной социологии откры­тие эмпирических средств лечения социальных пороков, кото­рые раньше рассматривались как проявление злой воли и греха. Если социология смогла внести свой вклад в определе­ние социальных причин различных типов преступности среди несовершеннолетних, законов поведения гангстеров, а также истоков возникновения расовой ненависти и других групповых конфликтов, то было естественно предположить, что она смо­жет найти методы, которые позволят людям урегулировать разногласия в оценках.

Если бы общество столько же сил тратило на смягче­ние расовой и групповой ненависти, сколько тоталитарные общества вкладывают в ее разжигание, то в области смягче­ния конфликтов можно было бы ожидать важных достижений. Комитеты по примирению и третейские суды представляют собой модели добровольного соглашения по спорным вопро­сам, которые в ином случае надо бы решать с помощью ко­манды. Ярким примером успешной деятельности арбитража, соединенной с социологическим знанием, является доклад Чикагской комиссии о негритянском мятеже7. Когда начался этот бунт, был создан комитет, который должен был, исполь­зуя социологические знания, вскрыть причины этих волнений. Хотя мы и понимаем всю ограниченность доклада комиссии, он дает все же некоторые указания относительно того, как [439] можно было бы скорректировать механизмы коллективной адаптации и урегулировать различия в оценках, если бы для этого нашлись новые структуры.

3. Задачи демократической политики в этой области заключаются не только в том, чтобы смягчать конфликты и исправлять нарушения в адаптивных механизмах после того, как они стали очевидным фактом; эта политика должна стре­миться к достижению согласованности оценок по основным вопросам. Если верно социологическое утверждение о том, что ни одно общество не может выжить без координации ос­новных оценок, институтов и образования, то должны суще­ствовать демократические пути воспитания такой гармонии в большом обществе. В наших руках как новые, так и старые инструменты, такие, как система образования, обучение взрослых, суды для малолетних преступников, клиники для трудновоспитуемых детей, обучение родителей, социальная работа. Однако существование этих средств распростране­ния, приспособления и усвоения ценностей явно недостаточ­но. Необходимо более философское осознание их смысла, более обдуманная координация политики и сосредоточение усилий на стратегически важных пунктах. Такая концентрация в нашем демократическом мире вовсе не обязательно ведет к диктатуре, ибо несмотря на демократическое регулирование политики, остается простор для эксперимента и свобода для меньшинства идти своим путем.





Основная мысль в моих рассуждениях заключается в том, что демократия не обязательно подразумевает аморф­ное общество, не имеющее своей политики в отношении цен­ностей, общество, в котором постоянно достигается стихийное согласие на различных уровнях. Местные группы, группы по интересам, религиозные секты, профессиональные и возраст­ные группы имеют различные подходы к оценкам; эти разли­чия нуждаются в механизме посредничества и координации ценностей, главным звеном которого является выработка кол­лективно согласованной политики, без которой не может су­ществовать ни одно общество.

Было бы неверно думать, что эти попытки интеграции искусственно накладываются на естественную жизнь группы, в то время как дезинтегрирующие силы, т. е. индивидуальный и групповой эгоизм, являются подлинными. Обе эти тенденции одинаково действуют в любом обществе и в каждом индивиде. Дело в том, что в массовом обществе социальные механизмы, которые должны обеспечивать посредничество и интеграцию, постоянно подавляются.

Один из уроков войны заключается в том, что она по­казала, какие огромные психологические и институциональ­ные силы начинают действовать в обществе, когда возникает [440] реальная потребность в интеграции. Нам следует вниматель­но изучить действие этих механизмов, ибо будущее общества зависит от того, сможем ли мы изобрести приемы достижения согласия по основным ценностям и методам социальных ре­форм. В этом смысле прав психолог У.Джемс, который счита­ет, что основная проблема современного общества состоит в том, чтобы найти моральную замену войне. Это означает, что должна быть найдена объединяющая цель, по своей силе равная войне, действующая столь же сильно на стимуляцию духа альтруизма и самопожертвования в большом масштабе при отсутствии фактического врага.

Я думаю, что существует реальная возможность того, что после ужасов настоящей войны задачи по восстановле­нию разрушенного станут столь настоятельными, что будут восприниматься многими как интегрирующая сила, равная по силе войне. Опасность же неудачи демократической пере­стройки мира может оказать на нас давление, подобное стра­ху перед врагом. Если этот страх подчинить силе разума, то можно решить и проблему демократического планирования. Если этого не произойдет, то неизбежно порабощение чело­вечества с помощью тоталитарной или диктаторской сис­темы планирования; а когда такая система установлена, то ее очень трудно уничтожить.

Глава III Проблема молодежи в современном обществе Проблема молодежи в современном обществе имеет два аспекта, которые можно сформулировать следующим об­разом: что может дать нам молодежь и что может ждать от нас молодежь.

Здесь я попытаюсь дать ответ только на первый воп­рос: в чем значение молодежи в обществе, какой вклад может она внести в жизнь общества. Сама формулировка вопросов показывает, что социологический подход к проблеме молоде­жи является новым в двух отношениях. Вопервых, социоло­гия больше не рассматривает образование и обучение как чисто надвременные или вневременные методы, а придает большое значение конкретному характеру общества, в кото­ром воспитывается молодежь и в жизнь которого она должна [441] будет внести свой вклад. Конечно, в психологии и социологии образования есть общие элементы, однако картина будет достаточно полной лишь тогда, когда общий подход будет сочетаться с анализом исторической обстановки и конкретных условий, в которых придется действовать молодежи.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 32 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.