WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 32 |

Вовторых, новизна подхода заключается в том, что молодежь и общество рассматриваются во взаимодействии. Это значит, что ответ на вопрос, чему и как надо учить моло­дежь, в большой степени зависит от характера того вклада, который ожидает от молодежи общество. В рамках общества мы не можем формулировать потребности молодежи абстрак­тно, мы должны делать это с учетом нужд и потребностей данного общества. Современные методы образования, впер­вые в последние десятилетия признавшие права молодежи и ее истинные потребности, достаточно разумны,, но все же ог­раничены и односторонни, так как преувеличивают значение потребностей молодежи, не уделяя должного внимания нуж­дам общества. Современное образование с его эксперимен­тальными школами часто уподоблялось состоятельным роди­телям, которые, стремясь сделать жизнь своих детей легкой и обеспечить их всем необходимым, балуют их, снижая тем самым возможность приспособления к неблагоприятной ситу­ации. «Век ребенка» провозгласил, что каждый период жизни самостоятелен и имеет свои права, и тем самым оставил без внимания очень важные факторы, обеспечивающие взаимо­действие между возрастными группами и обществом.

В то время как старая авторитарная система образо­вания была слепа к психологическим и жизненным потребнос­тям ребенка, либерализм со своим laissezfaire разрушил здо­ровое равновесие между индивидом и обществом, сосредото­чив свое внимание лишь на индивиде и игнорируя конкретное окружение общества в целом, в которое этот индивид должен внести свой вклад.

I. Социологическая функция молодежи в обществе Первая проблема, с которой мы сталкиваемся, заклю­чается в следующем: стабильно ли значение молодежи в об­ществе? Очевидно, нет. Существуют общества, где пожилые люди пользуются большим уважением, чем молодые. Так бы­ло, например, в Древнем Китае. В других же обществах, как, например, в США, человек после сорока лет считается слишком старым для работы и требуется только молодежь. Общества раз­личаются не только по престижу молодых людей, но и в зависи­мости от того, объединена ли молодежь в группы или движения, которые влияют на ход событий. Перед первой мировой [442] войной в Германии возникло стихийное молодежное движе­ние, которое не поддерживалось и не поощрялось официаль­ными группами и институтами, управляющими страной. В Анг­лии тогда не было подобной организации молодежи, в то вре­мя как во Франции она была, но в меньшем масштабе8. В России, нацистской Германии, фашистской Италии и Японии сегодня существуют созданные государством монополистические организации молодежи, носящие милитаристские черты9. Ни в Англии, ни в каких других демократических странах нет ничего подобного. Проблема состоит в том, что, хотя всегда есть но­вое поколение и молодежные возрастные группы, тем не ме­нее вопрос их использования зависит каждый раз от характе­ра и социальной структуры данного общества. Молодежь это один из скрытых ресурсов, которые имеются в каждом обще­стве и от мобилизации которых зависит его жизнеспособность. Наилучшее подтверждение этого тезиса мы имеем в сегод­няшней ситуации военного времени, когда выживание каждой страны определяется мобилизацией ее скрытых ресурсов. Победа зависит от использования каждого безработного, от применения женского труда в промышленности и получения прибыли от капитала. Однако победа связывается также с использованием психологических резервов, существующих в каждом человеке и в каждой нации; с мобилизацией смелости, готовностью к самопожертвованию, выносливостью и инициа­тивой. В этом смысле можно провести аналогию между соци­альным и человеческим организмами. Физиология свидетель­ствует о том, что любой орган человеческого тела обычно работает на одну восьмую своей мощности, а семь восьмых составляют его резерв. В так называемых нормальных усло­виях этот резерв является скрытым, в случае же внезапного кризиса или при необходимости перестройки основных пози­ций выживание организма зависит от способности быстрой и правильной мобилизации этих скрытых ресурсов.

Нетрудно угадать, в каких обществах наибольший пре­стиж имеют пожилые люди, а обновляющие силы молодежи не объединены в движение и остаются лишь скрытым резер­вом. Я полагаю, что статичные общества, которые развивают­ся постепенно при медленном темпе изменений, опираются главным образом на опыт старших поколений. Они сопротивля­ются реализации скрытых возможностей молодежи. Образование в таких обществах сосредоточено на передаче традиции, а ме­тодами обучения являются воспроизведение и повторение. Такое общество сознательно пренебрегает жизненными ду­ховными резервами молодежи, поскольку не намерено нару­шать существующие традиции.



В противоположность таким статичным, медленно из­меняющимся обществам динамические общества, стремящиеся [443] к новым стартовым возможностям, независимо от господству­ющей в них социальной или политической философии, опи­раются главным образом на сотрудничество с молодежью. Они организуют и используют свои жизненные ресурсы, нару­шая установившийся ход социального развития. В этом отно­шении разница существует только между обществами, доби­вающимися изменений с помощью реформ или революций. И в том, и в другом случае это должна делать молодежь. Пожи­лое и среднее поколение может только предсказать характер грядущих изменений, творческое воображение этих поколений можно использовать для формирования новой политики, од­нако новой жизнью будет жить только молодое поколение. Оно будет воплощать в жизнь те ценности, которые старшее поколение признает лишь теоретически. Особая функция мо­лодежи состоит в том, что она оживляющий посредник, сво­его рода резерв, выступающий на передний план, когда такое оживление становится необходимым для приспособления к быс­тро меняющимся или качественно новым обстоятельствам.

Мобилизация этого жизненного ресурса во многом на­поминает процессы, происходящие в человеческом организме. Согласно современной биологии, самый важный физиологичес­кий процесс состоит в преобразовании действия в функцию. Так, ребенок делает огромное количество беспорядочных движений, которые представляют собой не что иное, как прояв­ление энергии. В процессе роста, накопления опыта, тренировки и обучения эти бессистемные движения путем интеграции и ко­ординации преобразуются в функциональную деятельность. То же самое происходит и в обществе. В нем много скрытых не­используемых видов деятельности. Чувства, эмоции и мысли получают социальное значение лишь тогда, когда они интегриро­ваны. Приведу пример. Общеизвестно, что самое большое пора­бощение, которое когдалибо знала история, испытывали вовсе не рабы, крепостные или наемные рабочие, а женщины в патриархальном обществе. Однако страдания и возмущение этих женщин не имели смысла на протяжении многих тысяч лет, пока они были страданиями миллионов отдельно взятых женщин. Их негодование сразу приобрело социальный смысл, когда они объединились в движение суфражисток, и это при­вело к изменению наших взглядов на место и функции жен­щины в современном обществе. Точно так же недовольство угнетенных классов (таких, как крепостные, рабы и наемные рабочие) не имело социального значения, пока оно было не­довольством отдельных людей. И лишь когда оно было интег­рировано в движение, которое попыталось сформулировать основу для конструктивной критики, можно было констатировать, что бессистемные чувства и действия были преобразованы в социальные функции.

[444] Этот пример убедительно показывает, что скрытые резервы могут быть мобилизованы и творчески интегрированы в жизнь общества с помощью особых форм. Рассматривая значение молодежи для общества, нужно выяснить характер по­тенциала, который представляет эта молодежь, и формы интег­рации, необходимые для преобразования этого потенциала в функцию. Или же простонапросто ответить на вопрос: что мы имеем в виду, когда говорим, что молодежь это оживляющий посредник.

Здесь нас сразу же подстерегает ловушка. Когда я был молодым, все считали, что молодежь прогрессивна по своей природе. Эта точка зрения впоследствии оказалось ошибоч­ной, и мы узнали, что консервативные и реакционные движе­ния также могут организовать и увлечь молодежь. Если мы утверждаем, что молодежь это оживляющий посредник в социальной жизни, то целесообразно было бы точно указать на. те ее элементы, которые, будучи мобилизованы и интегри­рованы, помогут обществу начать сначала.





С нашей точки зрения, одним из таких элементов по­мимо духа авантюризма, которым молодежь обладает в большей степени, является тот факт, что она еще не полнос­тью включена в status quo социального порядка. Современная психология и социология молодежи10 учат, что ключ к пони­манию менталитета современной молодежи надо искать не только в развитии. В конце концов этот параметр универсален и не ограничен ни местом, ни временем. С нашей точки зре­ния, решающим фактором, определяющим возраст половой зрелости, является то, что в этом возрасте молодежь вступает в общественную жизнь и в современном обществе впервые сталкивается с хаосом антагонистических оценок. Доказано, что примитивные общества не знали интеллектуальных конф­ликтов молодежи, поскольку там не было существенных рас­хождений между нормами поведения в семье и в обществе в целом. Более конфликтное самосознание нашей молодежи является лишь отражением хаоса, существующего в нашей общественной жизни, а ее замешательство естественный результат ее неопытности. Для нашего анализа важно не столько конфликтное самосознание молодежи, сколько тот факт, что молодежь смотрит на конфликты современного обще­ства как бы извне. Именно поэтому она является зачинателем любых изменений в обществе.

Молодежь ни прогрессивна, ни консервативна по своей природе, она потенция, готовая к любому начинанию. До наступления половой зрелости ребенок живет в семье и его взгляды формируются в соответствии с эмоциональной и интел­лектуальной традицией семьи. В период юношества он вступает в первые контакты с соседским окружением, обществом и [445] некоторыми сферами общественной жизни. Подросток нахо­дится, таким образом, не только биологически на стадии бро­жения, созревания, но и социологически попадает в новый мир, обычаи, привычки и система ценностей которого отлича­ются от того, что он знал раньше. То, что для него вызываю­ще ново, воспринимается взрослыми как нечто привычное и само собой разумеющееся. Такое проникновение в общество извне заставляет молодежь симпатизировать динамичным социальным движениям, которые выражают недовольство существующим положением вещей по совершенно иным при­чинам. У молодежи еще нет закрепленных законом интересов, ни экономических, ни ценностных, имеющихся у большинства взрослых людей. Этим объясняется тот факт, что в юности многие действуют как ревностные революционеры или ре­форматоры, а позднее, получив постоянную работу и обзаве­дясь семьей, переходят в оборону и выступают за сохранение status quo. На языке социологии быть молодым означает сто­ять на краю общества, быть во многих отношениях аутсайде­ром. И действительно, отличительной чертой старшеклассни­ков и молодых студентов является отсутствие закрепленной законом заинтересованности в существующем порядке они еще не сделали своего вклада в экономическую и психологи­ческую структуру. С моей точки зрения, эта позиция аутсайде­ра гораздо более важный фактор, определяющий откры­тость и склонность к изменениям, чем биологическое созре­вание. Кроме того, она совпадает с позицией других групп и индивидов, по другим причинам оказавшихся на краю обще­ства11, таких, как угнетенные классы, люди свободных про­фессий поэты, артисты и т. д. Эта позиция аутсайдера пред­ставляет собой, конечно, лишь возможность, которую правя­щие круги могут либо подавить, либо мобилизовать и интегри­ровать в движение.

Подытожим результаты нашего исследования: мо­лодежь важная часть скрытых резервов, присутствующих в каждом обществе. Социальная структура определяет, будут ли эти резервы и какие из них мобилизованы и ин­тегрированы в функцию. Подросток эта та общественная сила, которая может осуществить различные начинания, потому что он не воспринимает установленный порядок как нечто само собой разумеющееся и не обладает закреплен­ными законом интересами ни экономического, ни духовного характера. И наконец, статичные или медленно изменяю­щиеся традиционные общества обходятся без мобилиза­ции и интеграции этих ресурсов, даже скорее подавляют их, в то время как динамичные общества рано или поздно должны активизировать и даже организовать их.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 32 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.