WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 ||

Связь между потребностями общества и их отражением в системе образования очевидна. Другое дело, что воплощается она не всегда конструктивно. Первое, в чем выражается эта связь, – это отражение потребностей рынка в наличии учебных мест по соответствующим специальностям. Неверно оцененные потребности в подготовке специалистов той или иной специальности ведут к созданию неадекватного количества учебных мест. Например, явно завышенная оценка количества готовящихся специалистов по экономическим и юридическим специальностям в середине 1990х гг. привела к перепроизводству бухгалтеров и юристов. Специальности, вполне востребованные на рынке труда, не спасали их обладателей от безработицы и низкого дохода. Другой вариант – это подготовка специалистов по перспективным, открытым в расчете на развитие общественных тенденций, специальностям. К ним относится, в частности, «социальная работа». Социальный работник – фигура, крайне востребованная в современном российском обществе, в связи с чем было открыто большое количество учебных мест. Однако найти профильную работу выпускникам нелегко – рабочие места по этой специальности либо отсутствуют вовсе, либо являются низколиквидными (зарплата, условия труда, перспективы профессионального роста – все ниже востребованного молодежью уровня).

Потребности общества, социальное настроение, интеллектуальная мода также находят выражение в содержании учебных дисциплин. И в этом – еще один аспект взаимосвязи между социальными потребностями макроуровня и системой образования.

Таким образом, на содержание учебных программ влияют несколько факторов: актуальные общественные потребности, перспективные общественные потребности, степень научной и методической разработанности темы и пр.

Подобные проблемы обсуждаются отечественными и зарубежными исследователями. Так, В.В. Букреев анализирует объем, конфигурацию и содержание системы научных знаний, входящих в состав той или иной учебной дисциплины [236 Букреев В.В. Образ науки и методы обучения // Вестник Харьковского университета. 1989. № 332. ]. Предметом дискуссии для американских преподавателей являются образовательные программы, построенные с учетом культурного плюрализма [237 Fouts J.T. Multicultural education and the idols of the mind : Why multicultural education is under attack // Social education. Wash., 1993. Vol. 57, № 7. ]. Специально обсуждаются проблемы определения принципов оценки учебных программ в вузах Австралии [238 Owen J.M., Lambert F.C., Stringer W.N. Acquiring knowledge of implementation and change: Essential for program evaluators? // Knowledge. Beverly Hills ; L., 1994. Vol. 15, № 3.]. Отслеживается изменение учебных программ университетов США в 19101990 гг. [239 Frank D.J., Schofer E., Torres J.Ch. Rethinking history: change in the university curriculum, 191090 // Sociology of education. Wash., 1994. Vol. 67, № 4.], а также влияние социальных изменений на программы подготовки студентов [240 Mahony D., Over R. Teacher education in Australian universities in a period of change: predictions and preferences for the year 2000 // Higher education. Dordrecht etc., 1993. Vol. 26, № 2.].

Рассмотрим, как отдельная научная теория может стать самостоятельной учебной дисциплиной или войти как часть в программу курса. Здесь возможны два основных пути. Вопервых, возможно, что научная теория возникает и разрабатывается в связи с осознанием общественной потребности в ее разработке. Такая потребность, как правило, бывает вызвана причинами либо объективного порядка (предыдущий этап развития науки привел к выводу о необходимости обращения к данному предмету), либо причинами идеологического порядка (вспомним разработку концепции человеческого фактора [241 Кстати, в последнем случае идеологическая ангажированность термина сослужила ему плохую службу, а содержательно обращение к субъективности, к частности и пр. было вполне востребовано в обществознании.]). Вовторых, использование научной теории в учебных дисциплинах может быть обосновано потребностями практики – научение решению социальной проблемы с использованием эвристических возможностей научной теории. Такая ситуация связана также с фактором «открытия границ» в 1990е гг. Имеются в виду информационные границы – оказалось, что мы много не знали о некоторых социальных процессах и явлениях, или находились в положении открывателей велосипеда. И, наконец, еще одна возможность – научная теория может войти в учебные курсы для новой специальности, ранее отсутствующей в практике преподавания.

Все указанные обстоятельства (особенно – два последних) в полной мере относятся к использованию в практике преподавания теоретической концепции маргинальности. Место и роль проблем маргинальности в теоретических и прикладных курсах социальногуманитарных дисциплин, а также опыт преподавания были предметом обсуждения на «круглом столе» в рамках межрегионального научного семинара «Маргинальность в современной России: общие тенденции, региональная специфика», проходившем в г. Тарусе Калужской области в июне 1999 г. В дискуссии приняли участие Е.С. Балабанова, М.Г. Бурлуцкая, Н.Ю. Данилова, А.Н. Демин, А.Н. Качкин, И.А. Климов, И.П. Попова, Е.В. Садков и автор данной главы. Межрегиональный научный семинар был поддержан Московским общественным научным фондом в рамках программы «Новая перспектива».

Большинство участников семинара являются преподавателями высших учебных заведений, чтение курсов социальногуманитарного цикла дало возможность обсуждать предмет дискуссии с учетом собственного опыта и опыта коллег.

В ходе обсуждения выяснилось, что проблематика маргинальности присутствует в курсах целого ряда дисциплин, изучаемых и студентами социальных специальностей, и в общем блоке социальногуманитарных предметов. Так, участники дискуссии отмечали, что практически во всех вузах студенты изучают проблемы маргинальности в курсе истории социологии. Прежде всего речь идет о понятии «маргинальность», причинах обращения к указанной категории. Курс по социальной теории, как правило, содержит специальное занятие, посвященное рассмотрению проблем маргинальности.

Спецкурсы по отраслевым социологическим теориям содержат как теоретикометодологический, так и эмпирический, часто – иллюстративный, материал по маргинальной тематике. Участники «круглого стола» обсудили опыт использования материала по маргинальности в нескольких спецкурсах. О своем опыте использования концепции маргинальности на занятиях со студентами Ульяновского госуниверситета рассказал А.В. Качкин. Например, в спецкурсе «Социология культуры» акцент делался на культуре, которая создана маргиналами, и культуре, выходящей за пределы нормы, например, новационные направления в искусстве. Спецкурс «Социология религии» предполагал рассмотрение такого социального явления, как религиозные секты через призму маргинальности, прежде всего понимая сектантов как маргиналов. Проблемы отчуждения, изучаемые в специальном курсе, также связаны с тематикой маргинальности. Последняя рассматривается и в спецкурсе по молодежной субкультуре, атрибутом которой можно считать маргинальность.

М.Г. Бурлуцкая отметила, что проблематика спецкурса по социальной стратификации и мобильности с непременностью предполагает обсуждение категории маргинальности. Такой курс М.Г. Бурлуцкая читает для студентов Уральского госпедуниверситета.

Участники «круглого стола» обменялись опытом чтения специализированных курсов по проблемам маргинальности — «Социокультурные аспекты маргинальности» (А.В. Качкин) и «Проблема маргинальности в социологии» (И.П. Попова). Объем — 1618 час. Отмечалось, что у студентов указанные спецкурсы вызвали большой интерес. Было даже замечено, что проблематика маргинальности обладает неким магнетизмом, притягивает внимание студентов. Так, после посещения занятий многие выбирают курсовые и дипломные работы по данным проблемам.

Также можно назвать курсы, в которых тематика маргинальности рассматривается косвенно, но тем не менее присутствует. А.Н. Демин указал на курс по психологии труда, когда речь идет о безработице как социальном феномене и безработных как группе. Курс «Феминология», по мнению Е.С. Балабановой, акцентирует внимание студентов на маргинальном статусе женщины, например, на рынке труда, что связано с анализом прерывности трудовой биографии женщин. В «Криминологии» как курсе, посвященном рассмотрению данной отрасли права, специально проблемы маргинальности не поднимаются. Однако, по мнению Е.В. Садкова, при характеристике причины преступлений, личности преступника, предупреждения правонарушений маргинальность рассматривается как одна из причин совершения преступлений. Курс «Экология города», отметила Н.Ю. Данилова, в качестве теоретикометодологической отсылки обращается к классикам исследования проблем маргинальности – исследователям Чикагской школы.





Участники обсуждения пришли к выводу, что специальный курс, посвященный проблемам маргинальности, не является обязательным для студентов. Однако использование теоретического и методологического аппарата, связанного с категорией «маргинальность», целесообразно. Другим важным аспектом обращения к проблематике маргинальности является включение такого рода материала в курсы, посвященные «типичным маргинальным группам», например, мигранты, безработные, пауперы и пр. Это тем более важно в современном российском обществе, где подобные группы множатся, а знание о них является крайне востребованным.

Автор включала в курс по теоретической социологии фрагмент, посвященный концепции маргинальности и маргинальным группам в современной России. После лекционных занятий студенты [242 1998/1999 уч. год, 4 курс социальнопедагогического факультета Уральского госпедуниверситета. ] получили письменное задание перечислить новые маргинальные группы (помимо классических, указанных еще в работах Парка и Стоунквиста) в современной России. Некоторые ответы были весьма любопытны, как и их обоснование:

Приверженцы идей двух политических партий – ни к одной из них они не примыкают изза неполного согласия с программой.

Беременные женщины – они осваивают новый образ жизни.

Больной – «он не жив, не мертв».

Уволенные в запас из вооруженных сил – не по возрасту, а также демобилизованные со срочной службы.

Освободившиеся из мест лишения свободы.

Выпускники вузов, не имеющие представления, где работать.

Дети из семей, где родители принадлежат к разным религиозным группам.

Детибродяги.

Одаренные дети.

Дети, вышедшие из приемниковраспределителей.

Люди, занимающиеся куплейпродажей без специального образования.

Как видно, указаны оригинальные, если не сказать экзотические, группы. Но в целом можно заметить, что студенты успешно применили концепцию маргинальности к своей основной специальности – «социальная педагогика». Думается, это может служить подтвержением того факта, что концепция маргинальности обладает мощным эвристическим потенциалом в социальногуманитарных дисциплинах для студентов вузов.

Однако в опубликованных авторских программах курсов проблематика маргинальности не представлена вовсе. Проанализированные нами программы кандидатских экзаменов [243 См.: Программа кандидатского экзамена по специальности 22.00.06. " Социология культуры, образования, науки" для аспирантов и соискателей по социологическим специальностям // Социальнополитические науки. 1991. № 11; Программа кандидатского экзамена по специальности 22.00.04 "Социальная структура, социальные институты и образ жизни" для аспирантов и соискателей по социологическим специальностям // Там же;Программа кандидатского экзамена по специальности 22.00.05. "Социальнополитические процессы, организация и управление" для аспирантов и соискателей по социологическим специальностям // Там же. ], программы общих и специализированных социологических курсов [244 См.: Воронцов А.В., Громов И.А. Проект программы курса «Социология» для педагогических вузов // Социс. 1992. № 9; Анурин В.Ф., Тихонина С.А., Чернова И.И. Проект программы курса «Социология» для управленческих специальностей // Социс. 1993. № 3; Клейберг Ю.А. Программа курса "Социология культуры и досуга" : (Для студентов вузов культуры и искусства) // Социс. 1993. № 7; Гуревич П.С. Философия культуры : (Программа курса) // Философские науки. 1993. № 13; Буева Л.П. Философская антропология : (Программа учебного курса для студентов гуманитарных факультетов) // Социальная философия и философская антропология. — М., 1995; Зинченко Г.П. Социология государственной и муниципальной службы: программа концепция // Социс. 1996. № 6 и др. ] не содержали в качестве отдельной темы или содержательного фрагмента концепцию маргинальности.

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 ||










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.