WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 35 |

Интересна и оригинальна идея А.И. Атояна о выделении всего комплекса знаний о маргинальности в отдельную область знания — социальную маргиналистику как междисциплинарный синтез в широкой исследовательской области. Свою мысль автор строит исходя из того, что "будучи явлением многоаспектным и по самому своему определению пограничным, маргинальность как предмет гуманитарного исследования выходит за строгие рамки отдельно взятой дисциплины" [65 Атоян А.И. Социальная маргиналистика. О предпосылках нового междисциплинарного и культурноисторического синтеза // Политические исследования. 1993. № 6. С. 29.], поскольку проблема переходных явлений актуальна во многих отраслях знания — социологии, культурологии, политологии, лингвистике, третьемироведении и др. Другая важная проблема, которую видит автор, — необходимость определения и детальной разработки путей "демаргинализации". Безусловно, это очень важно в расстановке акцентов в онтологических и практических аспектах исследования явления. Автор признает всю сложность и подчас безуспешность попыток исчерпывающего определения содержания понятия "маргинальность". Он подчеркивает, что никакой устойчивой дефиниции ни у нас, ни за рубежом не существует. Тем не менее, А.Атоян дает свое определение маргинальности: под маргинальностью имеется в виду "разрыв социальной связи между индивидом (или общностью) и реальностью более высокого порядка, под последней же — общество с его нормами, взятое в качестве объективного целого" [66 Там же. С. 32.]. Соответственно, процесс демаргинализации оценивается как совокупность восстановительных тенденций и мер по отношению ко всем видам социальных связей, усложнение которых возвращает устойчивость социальному целому [67 Там же.]. И в этой связи актуален призыв автора против мифологических и метафорических толкований понятия «маргинальность», которые могут стать «идейной подготовкой общей социальной катастрофы». Таким образом, перед нами одна из наиболее распространенных в социологии позиций — взгляд на маргинальность прежде всего как на социальную изоляцию, и она, безусловно, актуальна в нашей действительности.

В дальнейшем, развивая идею демаргинализации, А. Атоян останавливается на разработке проблемы правового механизма этого процесса. Эта проблема заключается прежде всего во взаимодействии «маргинального права» и аномического общества. «Маргинализация права» означает «ущербный тип правосознания и правового поведения, воплощающий переходную форму общественного сознания» [68 Атоян А. Маргинальность и право // Социальнополитический журнал, 1994, № 78. С. 158159.]. Суть маргинального права определяет переход к новой правовой культуре, появление переходных форм юридических отношений. Восстановление нормального права невозможно изза аналогичного процесса в социальной структуре. Это обусловливает тезис автора о том, что маргинальное право и процесс становления правового государства носят долговременный характер [69 Там же. С. 160.]. Маргинальное право — объективное явление маргинальной ситуации, но оно может сдерживать процесс демаргинализации, увеличивая маргинализацию и аномию. Это проявляется в «суверенизации», «войне законов», «правовом нигилизме», «попрании прав» и т. д. Выход из этого тупика — «в решительном наступлении на нищету, бедность, социальное неравенство, а значит, и на маргинальное право» [70 Там же. С. 161.].

В это же время появляется новая работа Е. Старикова, анализирующая современные процессы в социальной структуре [71 Стариков Е. Социальная структура переходного общества (опыт инвентаризации) // Полис. 1994. № 4. С. 88.]. Более позднюю концепцию этого автора отличает то, что главным критерием маргинальности в современном российском обществе определяется размытое, неопределенное состояние его социальной структуры (скорее «своеобразной суспензии дисперсной системы»). Автор приходит к выводу о том, что “ныне понятие «маргинализация» покрывает практически все наше общество, в т.ч. и его «элитные группы»” [72 Там же. ]. Маргинальность в современной России, вопервых, вызвана массовой нисходящей социальной мобильностью и ведет к нарастанию социальной энтропии в обществе. Вовторых, понятие маргинальности теряет свой дифференцирующий характер — “выделять маргиналов просто как структурный элемент, противоположный «немаргиналам», уже не имеет смысла” [73 Там же.]. Маргинализация становится главной характеристикой состояния современной социальной структуры российского общества, определяющей все остальные черты классогенеза в России.

В рамках собственно социологического подхода проблема маргинальности затрагивалась и исследовалась чаще всего фрагментарно. Социологический подход выделяет в ней прежде всего те стороны, которые связаны с изменениями в социальноэкономической структуре, с трансформацией субъектов общественной жизни в новые. Это имеет прямую связь с тем, что в прежней социальной структуре "слишком мало элементов, соответствующих современной рыночной экономике" [74 Беляева Л.А. Российское общество в преддверии рынка: тревоги, ожидания, надежды // Мир России. 1992. №1. С. 41.]. Резкое изменение положения одних, "выпадение" других социальных элементов составляет, по сути, основу процесса маргинализации, являющейся "наиболее сложной политической проблемой, которую несет перестройка структуры хозяйства и переход к рынку" [75 Там же. C. 46.].

Особенности образования маргинальных позиций в это время связываются с массовой десоциализацией и ресоциализацией, потерей прежней самоидентификации и неопределенностью социального статуса. Н.И. Лапин выделяет также промежуточную маргинальную позицию в ценностных ориентациях [76 Лапин Н.И. Тяжкие годины России // Мир России. 1992. №1. С.21.].

Социальные процессы, определяющие специфику маргинального статуса, усложнили состав затронутых маргинализацией групп. В их числе прежде всего называют категории беженцев, безработных, мигрантов. В одной из публикаций качества маргинальных групп были отмечены у частных предпринимателей, использующих наемный труд, субъектов малого бизнеса на индивидуальной и семейной основе, в т. ч. фермеров, члены трудовых товариществ [77 Региональный социологический мониторинг экономических реформ //Регион: экономика и социология. Известия Сибирского отделения Российской академии наук. Новосибирск, 1992 (октябрьдекабрь). Вып. 3. С. 31.]. Это вполне логично, если признать одним из основных критериев неопределенность социального статуса и связанные с этим проблемы самоидентификации.

Анализ процессов социального расслоения, проведенный Институтом социологии РАН в 1993 году, позволил определить новые критерии в оценке маргинальных слоев, образующихся в результате этого процесса. Один из них — работники умеренно автономного труда (состав: специалисты в городе, руководители, в т.ч. высшего уровня, новые слои, рабочие, служащие, ИТР). Основание: в этой группе отсутствует определенная направленность автономии труда, т. е. работники этого типа могут иметь как большие возможности продвижения, так и никаких [78 Процессы социального расслоения в современном обществе (Научный доклад) / Отв.ред. З.Т. Голенкова. М.: Институт социологии РАН, 1993. С. 23, 26.].

Предпринимались попытки рассмотреть маргинальность в качестве набора социальнопсихологических характеристик, развивающихся под влиянием безработицы как "фактора социального исключения, при котором утрата профессионального статуса влечет за собой ухудшение позиции индивида в его референтных группах" [79 Поляков В.И. Проблема маргинализации в контексте безработицы. Социальнопсихологический аспект// Безработица в России. М., РАУ, 1993. С. 47.].

К середине 90х годов исследования и публикации по проблеме маргинальности в России набирают количественный рост и перерастают на новый качественный уровень. Развиваются заложенные в начале перестройки три основных направления, которые определяются достаточно четко.

Публицистическое направление. В качестве примера можно назвать работу И. Прибытковой [80 Прибыткова И. Мы не маргиналы, маргиналы не мы? // Философская и социологическая мысль. Украинский научнотеоретический журнал. 1995. № 1112.]. Опубликованная на Украине в 1995 году, эта работа вполне в духе традиции, начатой еще в конце 80х годов. Первая часть статьи представляет собой обзор ранних американских исследований маргинальности (маргинальной личности) и некоторые основания для интерпретации маргинальности как характеристики "социально поляризированного общества", который мог бы послужить введением в научный анализ проблем маргинальности в "социально поляризированном обществе". Однако он становится лишь приложением к рассуждениям автора о том, что в публицистике конца 80х годов (Е. Стариков, Б. Шапталов) можно было бы назвать "маргинальным послеоктябрьским комплексом", изложенным в присущем этому жанру стиле.

Социологическое направление. Основная часть работ по маргинальности сосредотачивается на анализе этого явления в социальной структуре. В этом направлении работали ряд диссертантов [81 Краснодемская С.Ф. Социальноэкономический анализ маргинальности в сфере труда / Автореферат дисс... канд. социол. наук. М., 1995. Галимуллина З.Х. Маргиналы: понятие и эмпирическая реальность. Автореферат дисс… канд. социол. наук. Казань. 1996; Прок В.М.. Маргинализация населения ЗападноСибирского Севера в структуре региональной политики. Автореферат дисс. канд. социол. наук. Тюмень, 1996.]. Интересен анализ маргинальности в сфере труда в условиях перехода предприятий на новые принципы работы, предпринятый С. Краснодемской. Основная проблема, которую ставит автор, — пути и организационные формы абсорбции (поглощения, временного удержания) «маргинально отвергнутого населения» в условиях изменения структуры занятости. Выводы автора позволяют говорить о социальнопрофессиональной маргинальности как следствии новых экономических процессов. З.Х. Галимуллина рассматривает маргинальность как следствие универсальных характеристик структурных преобразований. Она выделяет два типа маргинальности — маргинальностьпереходность и маргинальностьпериферийность. Расширение маргинализации — следствие деструктивного этапа социальной трансформации, альтернативой которому автор видит реинтеграционные процессы в обществе. Оптимистическая перспектива проблемы видится автором в приобретении маргиналами нового статуса, социальных связей и качеств. Одновременно делается пессимистический вывод о нарастании процессов маргинализации в обществе в ближайшие годы. В.М. Прок, рассматривая маргинальность как явление социальной стратификации, уточняет различие понятий маргинальности и маргинализации. Маргинализация, по ее мнению, представляет собой процесс смены субъектом одного социальноэкономического статуса на другой, или процесс распада одних социальноэкономических связей и зарождение новых. При этом автор выделяет два направления, обусловленные восходящей и нисходящей мобильностью.

В 1996 году вышла первая работа, целиком посвященная социологическому анализу этого феномена. Автор, анализируя историографию понятия, обобщает специфику различных подходов и представляет свое видение двухуровневого и многоаспектного характера маргинальности в России, ее связи с особенностями мобильности в переходном и кризисном обществе [82 И.П. Попова. Маргинальность. Социологический анализ. М.: Союз, 1996.].

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 35 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.