WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

Нина шла не оглядываясь. Дима не спускал с нее глаз, щелкая зажигалкой, — вот Нина подошла к диминому магазину, постояла в нерешительности возле темных витрин... Вынула из кармана молоток. Диме все было видно прекрасно — машина стояла метрах в двадцати. Нина решилась, наконец, и легонько тюкнула молотком по витрине. Димины губы дрогнули в усмешке. Дима стряхнул пепел, затянулся неспешно... Нина снова шарахнула молотком по витрине, на сей раз порешительней — витрина выдержала и этот удар. В машине затрещал телефон. Дима снял трубку, возбужденный бас орал ему в ухо:

— Дмитрий Иваныч, что за циркто?! Она, блин, витрину раскокает, а нам сиди и пялься?! — Юр, тебе что было велено? — спросил Дима миролюбиво. — Давай, включите там телек. Наши с «Таврией» играют.

Нина опустилась на каменный выступ у витрины. Молоток она положила рядом с собой. Кажется, она плакала. Дима прищурился всматриваясь, — да, она ревела, привалившись спиной к стеклу. Дима смотрел на нее, руки он положил на руль, уткнув в них подбородок... А Нина тем временем подняла голову и увидела машину и Диму, сидящего в ней. Встала, вытерла слезы.

— Молоток забыла, — сказал Дима, когда Нина добрела до машины. Дверцу он открыл, но Нина стояла у машины, не садилась. — Поди забери. Вещдок. Улика.

— И хорошо, что забыла, — выдавила Нина. — А то не удержалась бы, саданула по темени... Я тебя просила похорошему! Как с тобой еще?! Что тебе еще?! Со мной не вышло, ребенка совращаешь?! — Какого ребенка?! — изумился Дима. — Окстись! — Девочке семнадцать лет! Не трогай девочку! — Так она сама приперлась! — заорал Дима, вылезая из машины.

— Врешь! — кричала Нина. — По глазам вижу, что врешь!!! — Чего мне вратьто? — возмутился Дима. — Она сама пришла, я ей денег дал и отправил с миром...

— Сколько ты ей дал?! — сипела Нина. — — Мать моя, да ты наклюкалась! — принюхался Дима. — Ну ты даешь! Давайка в машину... Давай, давай...

— Не трогай! — взвизгнула Нина отбиваясь.

— Нужна ты мне, — пробормотал Дима, запихивая ее в машину. — Слезь с газеты! — Он выдернул изпод нее газетный номер. — Сигнальный экземпляр. Газету свою учредили, «Русский лесопромышленник»...

— Владелец заводов, газет, пароходов... Мистер Твистер, миллионер... — бормотала Нина. У нее зуб на зуб не попадал — похмельная муть и истерика, все вместе. — Мистер Твистер, что тебе от нас надо?! Что тебе еще нужно? — Дима мчал по ночной Русаковке, молчал ухмыляясь. — «Люди гибнут за металл»! Тебе надо, чтоб люди на брюхе ползли за твоим металлом, за твоими бабками грязными! — Почему же грязными?! — взвился Дима, резко тормозя, Нина едва не ахнулась лбом о стекло. — Почему же грязными, мадам?! — Потому что отмывал там эти... Пакость всякую... Партийные деньги...

— Я ничего не отмывал! — заорал Дима, побелев от ярости. — Я вам, мадам, не прачечная! Я просто вовремя начал! Вы еще карлизмомфридеризмом бедным детям котелки забивали, а я уже свое дело раскручивал! С нуля! Вот этими руками! Плюс левкин нюх и левкина оборотистость! Три года, как заведенные! Ни сна, ни отдыха! — Ну так что, пожалеть тебя? — вопрошала Нина гневно.

— Ты пожалеешь! Со своей спесью высокородной, с гонором своим, пятак ему цена! — Открой дверь! — Нина потянулась к ручке.

— Сиди! — заорал Дима, перехватывая нинину руку. — Куда ты, пьяная, в три часа ночи?! Сиди, я тебя до дома довезу.

— Выпусти меня, мне плохо. Я водку вообще не пью... Я хлопнула двести грамм на голодный желудок...

— А... — Какоето время Дима смотрел на нее обалдело. — Так это мы сейчас закусим... И запьем. На. — Он сунул Нине какойто пакетик. — На случай аварии. Я мигом.

 ... Дима явился, прижимая к груди банки с заморской снедью, французские булки, бутылку дорогого коньяка.

— Я не буду, — заявила Нина, отщипывая кусочек булки. — Пить я не буду.

— Выпьешь, выпьешь! — Дима отвинчивал крышечку. — Давай как микстуру! Ну, давай с ложечки! — Дима вытащил ложку из бардачка, налил в ложку коньяку, придвинул ложку к нининым, готовым в улыбке расплыться губам. — Как рыбий жир! — Скажешь тоже, рыбий жир, — поморщилась Нина. — Гадость такая.

— Ну как эта... Сладкая, от кашля...

— Пертуссин, — подсказала Нина и послушно открыла рот.

— Умница. — И Дима снова наполнил ложку. — Давай еще одну! — Слушай, иди ты к черту! Давай вези меня домой! — Я отвезу, — закивал Дима, прикладываясь к бутылке. — Куда спешитьто... Поговорим хоть, раз уж ты здесь... Я тебе объясню... Я давно хотел тебе объяснить...

— Чемто ты меня зацепила... — бормотал Дима. — Если обидел — прости... Я не хотел, правда! — Он отобрал у Нины бутылку, отхлебнул изрядно. — Тошно мне, Нина, ты понимаешь? Вроде всего достиг, да... Шел, шел — и уперся. Мордой в стену. Аа! — Он махнул рукой. — Поехали, ладно. Поехали! — Куда? — спохватилась Нина. — Налакался и поехали?! Это без меня.

Она шла по ночной улице, машина ползла следом, заезжая вперед и останавливаясь — поджидая Нину. Украдкой она поглядывала на свое отражение в черных ночных витринах, она уже изменилась неуловимо, иначе держала спину, голос стал другим, походка, выражение глаз...

Дима меж тем, въехав на тротуар, едва не пробив витрину «Булочной» и преградив Нине дорогу, орал дурашливо, накапав коньяку в ложку: «Пора принимать лекарство! Нин! Как капли Зеленина! А?» — Спятил? — Нина обошла машину стороной. — Я уже дома, полквартала осталось! — Да бога ради! — Нина и глазом не успела моргнуть: он развернулся лихо и исчез в переулке. Она еще приходила в себя, разом потускнев, а Дима уже вылетел из соседнего переулка, промчавшись проходными дворами, ржал победно: — Аа, испугалась? Нина молча покрутила пальцем у виска, вздохнув, впрочем, с облегчением.

У перекрестка, с фронтона пятиэтажки пятеро мужичков снимали гигантский плакатище «Слава советским профсоюзам!» Нина остановилась в метре от них, с интересом озирая поверженное детище агитпропа. Дима, подъехав, вылез из машины.

— Вечная память. — И Дима содрал с головы кепочку. Нина покосилась на него — Дима был достаточно серьезен.

— Тебе их не жалко? — спросил Дима. — Вот этих, — он ткнул пальцем в агитпроповских монстров с плаката.

— Ты серьезно? — удивилась Нина.

— Я серьезно. Я к ним привык. Я с ними жизнь прожил. Я сорок лет с ними прожил. Родные до боли. Эй, парни! — крикнул Дима, обращаясь к мужичкам. — Продайте картинку! — Не... Нам ее в профетуру везти...

— Тогда берите три штуки и сгиньте на полчаса! — Дима вложил в ладонь шофера деньги.

— А чего... Зачем? — залопотал тот обалдело.

— Проститься хочу, — буркнул Дима. — Отдать последние почести.

Он ступил на гигантский фанерный щит, пересек его по диагонали и уселся в ногах у молотобойца. — Иди сюда, — велел он Нине. — Иди, помянем советские профсоюзы.

Нина подошла к нему, неуверенно ступая по фанере.

— И себя помянем заодно, — бормотал он бессвязно.

— Почему же себя? — Потому что это мы! — заорал он, тыча бутылкой в молотобойца и его подружку. — Это мы с тобой! И нас больше нет! Там мы остались, в нашей Совдепии, впечатались в нее, нас оттуда не выковырнуть! Я там был нищим, я там корпел над оптимальной формой сливного бачка за сто двадцать рэ в месяц, а здесь у меня три магазина, фабрика своя... Я фабрикант! У меня три магазина, я их ненавижу! Я не тяну это дело, когда надо гнать, гнать, гнать, знать конъюнктуру, не продешевить, не упустить, там схватить, здесь урвать, тому в лапу сунуть, не вылететь из тележки... Я не могу, я не хочу! Я хочу домой, туда, — он стучал бутылкой в фанеру, — обратно, к своим ста двадцати тугрикам, одной рукой унитаз рисовать, другой «Лолиту» листать под столом в ксерокопии и знать, что тугрики будут, и мне их хватит на портвешок, и на «Отдельную» по два двадцать, и на...

— Ладно вратьто, — сказала Нина, поднимаясь и отряхивая плащ. — Лиши тебя сейчас твоего капитальца... Да ты удавишься! Я пошла. Пятый час утра...

— Я провожу. — Дима поднялся с усилием.

— Тебя самого провожать надо. — Она оглядела Диму критически. — Вон шоферюга возвращается, кинь ему еще штуку, он тебя до дому довезет. Пока. Пока, Дима.

  Облаченная в робу и с ведрами, Нина спустилась на несколько лестничных пролетов — и остолбенела: четыре вьетнамца в одинаковых комбинезонах цвета «хаки» уже тащили наверх ведра и швабры, переговариваясь между собой на птичьем своем языке. Пролопотав чтото почтительноприветственное, они отобрали у изумленной Нины ее ведра. Внизу облокотившись на перила, стоял Дима. Под наброшенным на димины плечи плащом Нина рассмотрела смокинг, и ослепительнобелую сорочку, и щеголеватую «бабочку».





— Давай побыстрому, — сказал ей Дима деловито. — Опаздываем.

— Ккуда?! — пролепетала Нина.

— В Дворянское собрание, — пояснил Дима, поглядывая на часы. — На раут.

— А лестница?..

— Мальчики помоют. Поехали, поехали! — Я пойду переоденусь... — прошептала Нина. — Домашних предупрежу...

— Мальчики предупредят. Поехали. Прикид я тебе организую.

— Зачем же организовывать... — бормотала Нина, пятясь. — У меня есть...

— Мадам, — сказал Дима строго. — Это вам не вечер встречи культпросветработников. Это Дворянское собрание.

— Я не пойду, — сказала Нина, с ужасом глядя на стильные витрины магазина, у входа в который Дима притормозил. — Куда я в таком виде? Чтоб все пальцем тыкали?! — Давай, давай, давай! — скомандовал Дима.

— Нет, ты сам купи чтонибудь, — лепетала Нина, подталкиваемая им к порогу магазина. — На свой вкус...

— А переодеваться ты где будешь? В багажнике?! Это же мой магазин, дуреха, чего ты скрючилась?! — Твой?!! — поразилась Нина. — И этот тоже твой?! — Мой, мой. — И Дима пинком открыл дверь под затейливой вывеской.

— Детки, даю вам десять минут на упаковку этой... — Дима вытолкнул Нину вперед к продавщицам. — Вот этой леди.

У деток на мгновение вытянулись холеные рожицы — затем они вновь натасканно заулыбались, защебетали, столпившись вокруг Нины, впавшей в столбняк: «Что бы вы хотели у нас купить?.. Прошу вас... Вот это... Это от Версаче...» Нина молчала, в смятении озирая роскошные тряпки, покачивающиеся перед ней на кронштейне.

— Вот это. — Дима ткнул пальцем, и с кронштейна был снят дивный костюмчик — шанелевый, мятая вишня, нинин цвет.

Он ждал ее в машине — Нина вышла из магазина, шла медленно, как будто заново училась ходить, нога подогнулась предательски.

— Я отвыкла, — прошептала Нина, усаживаясь на переднем сиденье. — Отвыкла на высоких каблуках...

Дима молчал, осматривая придирчиво костюмчик, сидевший на ней ладно, тускло поблескивающее золото цепочек, пуговиц, кантов, маленькую сумочку, которую Нина растерянно вертела в руках...

— «Диориссимо»? — Он повел носом.

— «Диорелла». — Она улыбнулась слабо, достала из сумочки блестящую коробку.

— Ну, к цирюльнику теперь, — решил Дима.

— Дима, — пробормотала Нина бессвязно. — Я понимаю... Гуманитарная помощь... Для малоимущих. Для остро нуждающихся. Лендлиз...

— Лапуля, — перебил ее Дима, тормозя на «зеленый». — Я не альтруист. Я человек практический. Туда пускают только родовитых особ или тех, кто пришел с ними. Ты — мой пропуск, только и всего. Там будет мебельный магнат из штата Юта. Ты меня представишь. Меня представит графиня Шереметьева. Чего ты зеваешь все время?! — Не выспалась, — буркнула помрачневшая Нина.

Она сидела в парикмахерском кресле, прикрыв глаза. Красавчик парикмахер колдовал над ее полуседой гривой. «Седины много! — вздыхал красавчик. — Ах, как много седины! Вот придете ко мне в среду... — Нина уронила голову на грудь. — Что с вами?!» Нина, вздрогнув, встряхнулась, пробормотала смущенно:

— Это фен убаюкивает...

— Можно я сяду на заднее? — спросила она, подходя к машине. — Подремлю, пока едем.

— Ты смотри не засни у меня! — хмыкнул Дима.

 ... Он притормозил у цветочной лавки, обернулся назад — Нина сидела с закрытыми глазами, улыбаясь блаженно.

— Эй! Спишь что ли? Она помотала головой, не открывая глаз.

— Я сейчас. — Он выбрался из машины....Прижимая к груди розы, Дима сел за руль, обернулся к Нине... Нина спала. «Эй!» — Он легонько похлопал ее по руке, рука повисла безвольно. «Эй!» — повторил он растерянно. — Нина спала глубоким, безмятежным сном.

— Приехали, — пробормотал Дима. Дима ехал по вечерней Москве, поглядывая на спящую Нину в зеркальце — полосы неонового света ползли по ее лицу, она полулежалаполусидела в неловкой, забавной позе, свесив голову на плечо...

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.