WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 16 |

Видел то? Ну а теперь это? Не смущай ты себя – будь проще. Кто – то дурно себя повёл? Ему же дурно. Что – то хорошее тебе случилось? Изначально определено и увязано было мировым целым всё, что с тобой случается. Вообще: Жизнь коротка, так поживись настоящим с благоразумием и справедливостью. Трезво веселись.

Либо стройный миропорядок, либо груда, мешанина, и всё – таки миропорядок. Может ли это быть, что в тебе есть некий порядок, а в мировом целом одна беспорядочность? И это при том, что всё так и разлито, и различено и единострастно? Тёмный нрав, женский нрав, жёсткий, звериное, скотское, ребячливое, дурашливое, показное, шутовское, торгашеское, тиранское.

Если чужой миру тот, кто не знает, что в нём есть, не менее чужой, кто не ведает, что в нём происходит. Изгнанник, кто бежит гражданского разумения; слепец, кто близорук умственным оком; нищ, кто нуждается в чём – то, у кого при себе не всё, что нужно для жизни; нарыв на мире, кто отрывается и отделяет себя от всеобщей природы, сетуя на происходящее, – ведь всё это она приносит, которая и тебя выносила. Отщепенец города тот, кто отщепляет свою душу от других разумных, между тем как она едина.

Один без хитона философствует, другой без книги. Тот, полуголый, так говорит: «У меня хлеба нет, а я верен разуму». «А у меня познавательной нет пищи, и я верен».

Люби скромное дело, которому научился, и в нём успокойся. А остаток пройди, от всей души препоручив богам всё твое, из людей же никого не ставя ни господином себе, ни рабом.

Помысли себе, скажем, времена Веспасиана; всё это увидишь: Женятся, растят детей, болеют, умирают, воюют, празднуют, занимаются торговлей и земледелием, подлащиваются, высокомерничают, подозревают, злоумышляют, мечтают о чьей – нибудь смерти, ворчат на настоящее, влюбляются, накапливают, жаждут консульства, верховной власти. И вот нигде уже нет этой жизни. Тогда переходи ко временам Траяна – снова всё то же, и снова мертва и эта жизнь. Точно так же взгляни на другой какой – нибудь отрезок времён в жизни целых народов и посмотри, сколько тех, кто напрягался, а там упал и распался на первостихии. Особенно стоит возвращаться к тем, о ком знал ты, что они дёргаются попусту, пренебрегая собственным же устроением вместо того, чтобы за него уцепиться и довольствоваться им. А столь необходимо это припоминание оттого, что озабоченность тем или иным делом имеет свою цену и меру. Ты тогда не оплошаешь, когда не примешься за малое с большей, чем надобно, силой.

Когда – то привычные слова, ныне учёная редкость. Так же имена прославленных когда – то людей ныне – вроде как забытые слова: Камилл, Цезон, Волез, Дентат; а там, понемножку, и Сципион с Катоном, затем и Август, потом Адриан, Антонин. Всё переходчиво, всё быстро становится баснословием, а вскоре и совершенное забвение всё погребает. И это я говорю о тех, кто, некоторым образом великолепно просиял, потому что кто не таков, тот, чуть испустив дух, уже «незнаем, неведом». Да и что вообще вечно – памятно? Вздор всё это. Так что же тогда есть такого, ради чего стоит усердствовать? Единственно справедливое сознание, деяние общественное и разум, никогда не способный ошибаться, и душевный склад, принимающий всё происходящее как необходимое, как знакомое, как проистекающее из того самого начала и источника.

Добровольно вручай себя пряхе Клото и не мешай ей впрясть тебя в какую ей будет угодно пряжу.

Всё на день, и кто помнит, и кого.

Созерцай непрестанно, как всё становящееся становится в превращениях, и привыкай сознавать, что природа целого ничего не любит так, как превращать сущее, производя молодое, подобное старому. Ибо некоторым образом всё сущее есть семя будущего, ты же думаешь, семя – то, что падает в землю или в лоно – очень уж по – обывательски это.

Умрёшь вот, так и не сделавшись ни цельным, ни безмятежным, ни чуждым подозрений, будто может прийти к тебе вред извне; так и не сделавшись ко всем мягок, не положив себе, что разум единственно в том, чтобы поступать справедливо.

Разгляди их ведущее, хотя бы и разумных, – за чем гонятся, чего избегают.

В чужом ведущем твоей беды нет, как нет её, конечно, и в том или ином развороте или изменении внешнего. Но где же? Там, где происходит признание беды. Так вот: Пусть не идёт оттуда признание, и всё у тебя хорошо. И если даже это твоё тело режут и жгут, если оно гноится, гниёт, пусть та доля, которая ведает признанием этого, будет покойна, то есть пусть так рассудит, что это ни добро, ни беда, раз может такое случиться и с хорошим человеком, и с дурным. Ибо что равно случается и с тем, кто живёт по природе, то уже ни по природе, ни против природы.

Как о едином существе помышлять всегда о мире, о едином по естеству и с единой душой, и о том, как всё, что ни есть в нём, передаётся в единое чувствование, и как оно единым устремлением делает всё разом, и как всё сопричинно тому, что становится, и как здесь всё увязано и сметано.

«Ты – душонка, на себе труп таскающая», – говаривал Эпиктет.

Нет беды тому, что в превращение ввергается, равно как и блага тому, что из превращения рождается.

Вечность – как бы река из становлении, их властный поток. Только показалось что – то и уже пронеслось; струя это подносит, а то унесла.

Что ни случается – привычно, знакомо, как роза по весне или плоды летом. Таковы и болезнь, и смерть, клевета, коварство и сколько ещё такого, что радует или огорчает глупцов.

Вновь наступающее всегда расположено следовать за предшествующим. Это ведь не перечисление какое – то отрывочное и всего лишь принудительное, а осмысленное соприкосновение. И подобно тому, как ладно расставлено всё сущее, так и становящееся являет не простую последовательность, а некую восхитительную расположенность.

Всегда помнить гераклитово: Смерть земли стать водою, смерть воды стать воздухом, воздуха – огнём, и обратно. Вспоминать и о том, кто забывает, как ведёт эта дорога. А ещё, что люди особенно ссорятся с тем, с кем более всего имеют общение, – с разумом, который управляет целым; и с чем они каждый день встречаются, то кажется им особенно странным. И что не надо действовать и говорить как во сне – ведь нам и тогда кажется, будто мы действуем и говорим. И что не надо этого: «Дети своих родителей», а попросту сказать: «Живём, как повелось».

Вот сказал бы тебе кто – нибудь из богов, что завтра умрёшь или уж точно послезавтра – не стал бы ты ломать голову, чтобы умереть именно послезавтра, а не завтра, если ты, конечно, не малодушен до крайности. В самом деле, велик ли промежуток? Точно так же через много лет или завтра – не думай, что велика разница.

Постоянно помышлять, сколько уже умерло врачей, то и дело хмуривших брови над немощными; сколько звездочётов, с важным видом предрекавших другим смерть; сколько философов, бившихся без конца над смертью и бессмертием; сколько воителей, которые умертвили многих; сколько тиранов, грозно, словно они боги, распоряжавшихся чужой судьбой. Да сколько и городов, так сказать, умерло: Гелика, Помпеи, Геркуланум и другие без счёта. Переходи к своим знакомым, одному за другим: Этот хоронил того, а потом протянул ноги и сам, а этот другого, и всё это в скорости. И вообще: Увидеть в человеческом однодневное, убогое; вчера ты слизь, а завтра мумия или зола. Так вот – пройти в согласии с природой эту малость времени и расстаться кротко, как будто бы упала зрелая уже оливка, благословляя выносившую её и чувствуя благодарность к породившему её древу.

Быть похожим на утёс, о который непрестанно бьётся волна; он стоит, – и разгорячённая влага затихает вокруг него. Несчастный я, такое со мной случилось! Нет! Счастлив я, что со мной такое случилось, а я по – прежнему беспечален, настоящим не уязвлён, перед будущим не робею. Случиться – то с каждым могло подобное, но беспечальным остаться сумел бы не всякий. Неужели то несчастье больше этого счастья? Да и вообще, неужели ты называешь человеческим несчастьем то, что не есть срыв человеческой природы? И неужели тебе представляется срывом человеческой природы то, что не противоречит воле этой природы? Что ж! Волю её ты познал. Может быть то событие помешало тебе быть справедливым, великодушным, здравомысленным, разумным, неопрометчивым, нелживым, скромным, свободным и прочее, при наличии чего человеческая природа всё своё уже получила? Так запомни на будущее – во всём, что наводит на тебя печаль, надо опираться на такое положение: Не это – несчастье, а мужественно переносить это – счастье.





Обывательское, но действенное средство, чтобы презирать смерть – держать перед глазами тех, кто скаредно цеплялся за жизнь. Что, много они выгадали по сравнению с недолговечными? Всё равно лежат ведь: Кадикиан, Фабий, Юлиан, Лепид или ещё кто – нибудь из тех, которые многих похоронили перед тем, как похоронили их самих. И вообще: Какой малюсенький отрезок, а с кем и чего не хлебнёшь, в эдаком – то теле! Вздор всё это. Ты посмотри только на это зияние вечности позади и на другую беспредельность впереди. Что тут значит, жить ли три дня или три Нестеровых века? Спеши всегда кратчайшим путём, а кратчайший путь – по природе, чтобы говорить и делать всё самым здравым образом. Потому что такое правило уводит от трудов и борений, от расчётов и всяких ухищрений.

Пятая книга.

Поутру, когда медлишь вставать, пусть под рукой будет, что просыпаюсь на человеческое дело. И ещё я ворчу, когда иду делать то, ради чего рождён и зачем приведён на свет? Или таково моё устроение, чтобы я под одеялом грелся? Так ведь сладко это. А ты значит родился для того, чтобы сладко было? И ничуть не для того, чтобы трудиться и действовать? Не видишь ты разве травку, воробышков, муравьёв, пауков, пчёл, как они делают своё дело, соустрояют, насколько в их силах, мировой строй? И ты после этого не хочешь делать дело человека, не бежишь навстречу тому, что согласно с твоей природой? Отдыхать тоже нужно. Верно. Так ведь природа дала меру этому, как дала меру еде и питью. И всё – таки ты берёшь сверх меры, сверх того, что достаточно; а в деле – нет, всё «в пределах возможного». Не любишь ты себя, иначе любил бы и свою природу, и волю её. Вот ведь кто любит своё ремесло – сохнут за своим делом, неумытые, непоевшие. Ты, значит, меньше почитаешь собственную свою природу, чем чеканщик свою чеканку, плясун – пляску, серебро – сребролюбец, тщеславие – честолюбец? Ведь эти, когда их захватит страсть, ни еду не предпочтут, ни сон – только б им умножать то, к чему они устремлены, а для тебя общественное деяние мелковато и недостойно таких же усилий? До чего же просто оттолкнуть и стереть всевозможные докучливые или неподходящие представления и тут же оказаться во всевозможной тишине.

Считай себя достойным всякого слова и дела по природе, и пусть не трогает тебя последующая брань или молва, а только то, прекрасно ли сделанное и сказанное – не отказывай сам же себе в достоинстве. Потому что у тех своё ведущее, и собственными устремлениями они распоряжаются. Так что не смотри на это, а шествуй прямо, следуя природе собственной и общей – у них обеих одна дорога.

Шествую в сообразии с природой, пока не упаду и не упокоюсь; отдам дыхание тому, чем дышу всякий день, а упаду на то самое, из чего набрал мой отец семени, мать – крови, молока – кормилица; чем всякий день столько уж лет объедаюсь и опиваюсь, что носит меня, попирающего и столько раз им злоупотреблявшего.

Остроте твоей они подивиться не могут – пусть! Но ведь есть много такого, о чём ты не скажешь: «Не дала природа». Вот и являй себя в том, что всецело зависит от тебя: Неподдельность, строгость нрава, выносливость, суровость к себе, несетование, неприхотливость, благожелательность, благородство, самоограничение, немногоречие, величавость. Не чувствуешь разве, сколько ты мог уже дать такого, где никакой не имеет силы, ссылаясь на бездарность и неспособность, а ты всё остаёшься на месте по собственной воле? Или может быть из – за бездарного устроения ты вынужден скулить и цепляться, подлаживаться, жаловаться на немощь, угождать, чваниться и столько метаться душой? Нет же, клянусь богами! Ты давно мог уйти от этого; если бы и тогда осудили тебя, так разве что за тупость и неповоротливость. Вот и надо стараться, не теряя это из виду и не упиваясь своей вялостью.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 16 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.