WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 111 |

Что это значит? О какой жизни, о каком, точнее, понятии жизни идет речь? Существует теория, которая разрабатывает бихевиористский и интеракционистский подходы применитель­но к человеческому поведению. Ей противостоит духовное пони­мание, которое в форме герменевтики также претендует на уни­версальное истолкование жизни как человеческого присутствия в мире. Скорее всего, Витгенштейн был близок к культурноантро­пологической парадигме и видел жизнь как процесс, организо­ванный в соответствии с социальными и культурными нормами.

С философской точки зрения особенно важным является то, что нормы и правила языковой игры нельзя отождествлять с истинами, которые подлежат исследованию, проверке или дока­зательству. Напротив, они сопоставимы с догмами, которые при Б.В. МАРКОВ нимаются без обсуждения. Процесс признания правил Витгенштейн называет «дрессурой» и ярко описывает ее разнообразные способы. Интересно сопоставить эти описания с теорией Кольберга, в которой выявляются разные стадии развития морального сознания. Витгенштейн был немногословен относительно смены правил и тем более развития языковых игр, но несомненно способствовал становлению эволюционного подхода в эпистемо­логии и в этике.

Правило раскрывается Витгенштейном не как конвенция, а как «институт». Этим ограничиваются возможности чисто симво­лического воображения и конструирования. Фуко несомненно подхватил и развил социальнополитический аспект концепции Витгенштейна в своей теории дисциплинарных пространств.

Понятие правила отсылает к понятию привычки (габитуса), которое разрабатывается в культурной антропологии и феноме­нологической социологии. Витгенштейн читал работы антропо­логов и, в частности, оставил критические заметки на книгу Д. Фрезера «Золотая ветвь», в которых отмечал недопустимость сведения первобытных верований к неким протоформам совре­менного рационалистического мировоззрения. Позиция Витген­штейна к участникам различных языковых игр является весьма толерантной, что делает ее привлекательной в постмодернист­скую эпоху, вежливую относительно чуждого.

ЗНАК И ПОНЯТИЕ В «Трактате» Витгенштейн развивал «образную» теорию языка, согласно которой язык «показывает» мир. Несомненно, тут чувствуется сходство с феноменологией. И действительно, хотя Витгенштейн опирается на методы логической семантики, он нетрадиционным образом решает проблему аналитически и логически истинных предложений, которые не имеют достаточ­ного эмпирического подтверждения. Гуссерль считал такого рода высказывания очевидными, как бы подтверждающими самих себя и поэтому не требующих какогото внешнего основания. Похоже, что и Витгенштейн склонен понимать их как самодосто­верные. Такие предложения у него не являются содержательными утверждениями о мире, какими являются фактофиксирующие предложения, подтверждаемые наблюдениями. Они образуют логический каркас языка. Но в отличие от «формалистов», напри­мер Карнапа и Шлика, он полагал, что они «отражают» структуру мира. Язык обозначает, а не отражает мир. Говорить — значит придавать то или иное значение видимому. Но теория языка «логического эмпиризма» страдает неудовлетворительной, с точки зрения философского универсализма, двойственностью.

Ч. 1. ЗНАКИ, ЯЗЫК, ИНТЕРПРЕТАЦИЯ Значения эмпирических предложений задаются наблюдением. Они являются констатациями положений дел в самой действи­тельности. Аналитические же высказывания выражают своеобра­зие самого языка. Как известно, Кант пытался преодолеть эту недопустимую с точки зрения классической философии двойст­венность своим предположением о том, что возможны априорные и в то же время синтетические суждения. Аналитическая филосо­фия решительно выступала против этого. Однако сегодня, когда универсализм стал утрачивать свою привлекательность, можно оценить программу «логических эмпиристов» как вполне коррект­ную. Ее создатели пытались решить вопрос о соединении, пере­плетении, взаимодействии мира, который дан в телесном опыте, и языка, который является носителем значений, получаемых в процессе мышления. Последовательный эмпиризм, требующий эмпирического обоснования логических и других аналитически истинных высказываний, и рационализм, настаивающий на са­мостоятельности мира значений, которые приписываются на­блюдаемому, сталкиваются с большими затруднениями. Поэтому логическую семантику можно определить как работу с тканью познания, сплетенной из нитей языка и опыта. Обычно обращают внимание на то, что в ней допускаются принципиально разнород­ные предложения. Одни целиком определяются опытом, а дру­гие — структурными правилами самого языка. «Трактат» написан в то время, когда выявление этого различия казалось более актуальным, чем его преодоление. Читать его полезно и сейчас, чтобы не пытаться искать легких путей решения.

Интеллектуальная эволюция Витгенштейна и других родона­чальников «логического эмпиризма» (самоназвание, содержащее противоречие) во многом определялась осознанием резкого раз­рыва между опытом и логикой, миром и языком. В «Трактате» Витгенштейн даже говорит о «мистическом». Совпадение языка и мира представляется ему непостижимым. Во всяком случае язык не имеет средств для достижения этого. Отсюда «образная» теория языка содержит два момента. С одной стороны, атомарные пред­ложения как бы прикреплены к элементарным фактам, а более сложные, «молекулярные» предложения выражают комплексные «положения дел». С другой стороны, признается самостоятель­ный статус логических высказываний, которые, как и другие аналитически истинные предложения, не выводятся из наблюда­емого. Конечно, между ними тоже есть соответствие, что и стимулировало поиски их эмпирического обоснования. Однако всегда остается сомнение, что мы сами приписываем миру свой­ства нашего языка, правила которого и выражают аналитические высказывания. В «Трактате» Витгенштейн говорит о соответствии картины мира и языкового каркаса — соответствии, которое хотя и не может быть доказано, однако является «мистически» види Б.В. МАРКОВ мым. Думается, что и позже Витгенштейн не отказался от своего мистического ощущения сходства каркаса языка и картины мира. Во всяком случае 10 лет спустя в «Лекции об этике» он повторил этот ход относительно фактофиксирующих и «этических» (цен­ностных) высказываний. Как и логические, последние не выводи­мы из фактов, а, наоборот, предписываются им. Они опираются на разные основания, и поэтому их столкновение должно вызвать своеобразную аннигиляцию.

СЛЕДОВАТЬ ПРАВИЛУ В «Философских исследованиях» Витгенштейн в основном критически оценивает свою раннюю концепцию значения, а также стремление построить «идеальный язык», снимающий не­определенность обыденной речи. Теперь он считает, что естест­венный язык в порядке и не нуждается ни в трансцендентальном обосновании, ни в аналитическом прояснении. Значение в нем контролируется практическим употреблением слов, включаю­щим процесс научения говорящего и действующего субъекта и признание правильности его действий со стороны других людей.

Обсуждение и проникновение в суть Витгенштейнова пони­мания «правила» имеет отношение не только к пониманию фор­мулы «Язык — это форма жизни», но и к выбору между «филосо­фией языка» и «философией знака». Критика языка вызвана тем, что с ним связывается представление о ментальных процессах «мышления», «понимания», «интерпретации» и т. п., которые как бы извне задают основания словам и предложениям. Решение проблем смысла и значения так или иначе ориентировано на нечто имеющееся вне языка. То, что Витгенштейн наиболее убедительно показал несостоятельность для решения проблемы значения таких допущений, можно использовать как аргументы в пользу «философии знака». Однако, как и в случае с понятием жизни, используемом в контексте выражения «Язык — это форма жизни», не следует спешить осовременивать Витгенштейна. Его собственные воззрения достаточно радикальны и всетаки не согласуются не только с духом и умонастроением своего времени (он полагал, что его идеи не будут восприняты научным сообщес­твом), но и с нашим представлением о природе языка.

Главный пункт новой концепции значения как употребления основан на понятии «следование правилу». Это понятие действует и в математике, и в повседневной жизни. Правило может основы­ваться на идее (истине), норме, обычае (веровании, традиции), навыке и умении, регулярности, тождественности, равенстве, единообразии и т. п. Таким образом, правило не является цент­ральным понятием, а производно от онтологии, эпистемологии, Ч. 1. ЗНАКИ, ЯЗЫК, ИНТЕРПРЕТАЦИЯ социологии, экономии, психологии, культурантропологии и т. п. Т.е. само правило может быть интерпретировано и обосновано различными способами. Например, в математике правило связы­вается с объективными свойствами и законами чисел. Правило сложения одинаково для всех, независимо от своеобразия нацио­нальной культуры. Вызов Витгенштейна состоял в том, что он противопоставил ведущим теориям обоснования правилосообразной деятельности (и прежде всего трансцендентальному идеа­лизму и реализму) подход, основанный на приоритете правила. При этом правило «определяется» таким образом, что уже не отсылает к какимлибо иным понятиям. Витгенштейн в заключи­тельных параграфах «Исследований» упоминает о «скальном грунте», в который упирается (и гнется) лопата искателя основа­ний, и предлагает отказаться от дальнейших «раскопок».





Загадка витгенштейновской концепции «следования правилу» таится в до сих пор считающихся спорными и неоднозначными словах о том, что кроме единообразного правила есть еще разнооб­разные способы его применения: «Наш парадокс был таким: ни один образ действий не мог бы определяться какимто правилом, поскольку любой образ действий можно привести в соответствие с этим правилом. Ответом служило: если все можно привести в соответствие с данным правилом, то все может быть приведено в противоречие с этим правилом. Поэтому тут не было ни соответст­вия, ни противоречия. Мы здесь сталкиваемся с определенным непониманием... А это свидетельствует о том, что существует такое понимание правила, которое является не интерпретацией, а обнару­живается в том, что мы называем „следованием правилу" и.дейст­вием вопреки" правилу в реальных случаях его применения». С. Крипке реконструировал в своей работе так называемый «скептический аргумент» Витгенштейна.21 В нем оспаривается универсальность принятого правила сложения и вводится как вполне возможное правиломонстр, названное «квусом». Допус­тим, мы умеем считать только до 100, и сумма, превышающая это число, будет считаться равной пяти. Крипке считает, что парадокс Витгенштейна состоит в том, что математика оказывается соци­ально обусловленной наукой.

Мы знаем, что 68 + 57 = 125, но откуда мы знаем, что это правило будет выполняться в случаях, с которыми мы еще не сталкивались. Философия математики отсылает нас за ответом к размышлениям о сущности числа, о числовом ряде и универсаль­ности правила сложения. Именно это добытое мыслью, интуи­цией или иными психическими актами знание является основой 20 Витгенштейн Л. Философские исследования // Философские работы. М., 1994. Ч. 1.

21 Kripke S. A. Wittgenstein on rules and private language. Cambridge, 1982.

Б.В. МАРКОВ обучения в наших школах стандартным правилам арифметики. У Витгенштейна, согласно Крипке, получается наоборот. Исполь­зуя язык Фуко, можно сказать, что дисциплинарные практики, а не исследование определяют нашу уверенность. Крипке показы­вает, что ссылки на «сознание» предполагают то, что само нужда­ется в обосновании, и в этом он достаточно верно следует Витгенштейну. О диспозициях сознания мы судим на основании поведения. Витгенштейн, конечно, не отрицает психических про­цессов и внутреннего опыта, а лишь считает, что они не могут использоваться в качестве последних оснований поведения на основе «следования правилу», более того, ментальные состояния могут быть самыми разными — от переживания «очевидности» до мистического ощущения некой неведомой силы.

Ответ на вопрос о том, как правило определяет поведение, нельзя найти и в сфере «идеальных сущностей», «смыслов», «идей» и т. п. Мы разделяем понимание правила от его механиче­ского применения в результате заучивания. Особенно явно это выявлено в «Начале геометрии» Гуссерля.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 111 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.