WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 111 |

ГЕРМЕНЕВТИКА ИСТОРИЧЕСКОГО ОПЫТА Философская герменевтика наряду с позитивизмом и крити­ческим рационализмом, неомарксизмом и критикой идеологии является одним из влиятельных духовных течений современнос­ти. Огромную роль в этом сыграла книга Гадамера «Истина и метод», которую можно считать классическим учебником по гер­меневтике. Гадамер не скрывал, а наоборот, тщательно прописы­вал истоки своей теории герменевтики. Он отмечал важную роль Гегеля, Дильтея, Ницше, Ясперса и Хайдеггера. Это обстоятельст­во следует иметь в виду, так как герменевтика Гадамера представ­ляла собой серьезную попытку преодоления философского кри­зиса эпохи и эта попытка по сравнению с критическими и анали­тическими программами выглядит более консервативной. Это вызвало достаточно резкие оценки сторонников иных подходов. Ю. Хабермас критиковал универсалистские претензии Гадамера и обвинил герменевтику в некритичности. Сегодня герменевтика уже не вызывает прежнего энтузиазма и розовых надежд. Но это не должно быть причиной отказа от нее. Наряду с другими пара­дигмами: онтологической, трансцендентальнорефлексивной, лингвистической, критической и т. п., она сохраняется в составе философских методов и дисциплин, остается в качестве локаль­ной и региональной практики анализа истории. На это обстоя­тельство недавно вновь указал один из патриархов французской герменевтики П. Рикер, выдвинувший идею дополнительности герменевтики как исследования прогрессивного развития куль­турных смыслов и психоанализа как редукцию к энергетическому базису культуры. Следует иметь в виду более общую задачу: пока­зать «дополнительность» классической традиции в европейской философии Маркса, Ницше и Фрейда как неклассических мыс­лителей, противопоставивших знание и «энергию» (капитал, волю к власти и либидо).

В послесловии своей книги Гадамер попытался вписать герме­невтическую парадигму в общий процесс, который он охаракте­ризовал как волну технократической враждебности к истории, имея в виду кажущиеся расплывчатыми методы романтической философии гуманитарных наук, опиравшихся на искусство пони­мания. Действительно, в 60х годах произошло изменение стиля мышления, сопровождавшееся не только математизацией, но и новыми представлениями о предмете исследования. Гуманитар Ч. 1. ЗНАКИ, ЯЗЫК, ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ные науки уже не считались «науками о духе», и вообще именно по отношению к ним можно было говорить о «смерти человека»:

«психология без души», «антропология без человека», «эпистемо­логия без познающего субъекта», «литературоведение без авто­ра» — все эти летучие лозунги выражают общее недовольство традиционной гуманистикой, отсылающей к таинственным «при­роде» или «сущности» человека.

В сравнении с аналитической философией, теорией интерак­ции, семиотикой, структурализмом герменевтика выглядела как красивая, но устаревшая и немодная одежда, к тому же удивляю­щая своей нефункциональностью. Поэтому нельзя не отметить важную культуртрегерскую роль Гадамера, который проявил не­обычную для гуманитария разворотливость по пропаганде герме­невтического движения. Более того, ему удалось убедить в значи­мости герменевтического метода даже методологов естествозна­ния, которые стремились удовлетворить потребность ученых в самых необычных взглядах на мир. Но Гадамер, конечно, претен­довал на большее, а именно на раскрытие таких предпосылок познания, которые уже не могут быть обоснованы методами самой науки. «Философская герменевтика, — писал Гадамер, — включает философское движение нашего столетия, преодолевшее одностороннюю ориентировку на факт науки, которая была само собой разумеющейся как для неокантианства, так и для позити­визма того времени. Однако герменевтика занимает соответству­ющее ей место и в теории науки, если она открывает внутри науки — с помощью герменевтической рефлексии — условия истины, которые не лежат в логике исследования, а предшеству­ют ей». На чем же основываются подобные универсалистские притя­зания герменевтики и насколько они оправданы? Прежде всего на том, что феномен понимания пронизывает все межчеловеческие отношения, включая историю, политику, обмен мыслями и пере­живаниями, нравственные поступки и эстетические вкусы. Гер­меневтика не сводится к методике или методологии потому, что отнюдь не абсолютизирует познавательные акты, а, напротив, указывает, что важнейшие предпосылки естественных и особенно гуманитарных наук базируются на некоторых жизненных реше­ниях и связаны с неэпистемическим опытом переживания вины, ответственности, желания свободы и справедливости, чувствами веры и надежды. Ее главное значение в современной технической культуре состоит как раз в том, что она указывает на значимость этого опыта, который остается необходимым, несмотря на то что все человеческие решения, как кажется, опираются на факты и 77 Гадамер X. Г. Истина и метод. Основы философской герменевтики. М., 1988. С. 616.

Б.В. МАРКОВ доказательства, а не на душевные эмоции. Убеждения и верова­ния, чувства и желания не могут быть доказаны, как не может быть доказано бытие Бога. Но это вовсе не означает, что все это является чемто выдуманным, чемто совершенно бессильным и ненужным в эпоху технического расчета. Ведь именно сегодня мы остро ощущаем, что, несмотря на строгий учет каждой минуты, посвященной делу, в целом жизнь лишена смысла и представляет собой пример пустой траты. То, что Бог не существует в реальнос­ти, что чувства и вера человека во многом иллюзорны, и раньше не было большим секретом. Но почему о «смерти Бога» и о «смерти человека» заговорили в последнее столетие? Ответ на поверхности: потому, что место божественного и человеческого заняли иные фигуры. И это произошло оттого, что, зная истину, люди утратили способность мужественно отстаивать ее, и поэтому она уже больше не делает их свободными. Герменевтика Гадамера наряду с познавательным опытом реабилитирует опыт приобще­ния к истине и опыт нравственного свершения, которые в про­шлом были едины. Речь идет не столько об активнопреобразую­щей, критикорефлексивной позиции человека, а о восприятии прошлого, соучастии с миром и смирении перед бытием. Это только кажется, что быстрый экономический рост должен сопро­вождаться переоценкой всех ценностей. На самом деле существу­ет историческая преемственность, и герменевтика отстаивает ценность предания, указывая на образцы жизни, которые имели место в прошлом как эталоны современности. Это не мы должны осуждать историю, а она должна судить нас, служить мерилом оценки наших достижений.

Гадамера нельзя считать просто учеником и последователем Хайдеггера, которому он «обязан самым важным». Сравнение работ того и другого позволяет решительно утверждать, что в «Истине и методе» имеет место существенная трансформация как «раннего», так и «позднего» Хайдеггера. Заслуга Гадамера — во­влечение в герменевтический контекст не только онтологическипочвеннических настроений, но и более широкого культурноис­торического ландшафта, к которому Хайдеггер относился не без подозрения, ибо в последние годы выдвинул задачу очищения немецкого языка от всяких латинских влияний, да и в древнегре­ческом все чаще видел исток метафизики присутствия, и поэтому вынужден был сам создавать все более непонятные конструкции. Гадамер, напротив, относился к языку с величайшим почтением и, считая его путеводной нитью, ни при каких условиях не рекомендовал изменять его: «не изобретать язык, соответствую­щий новому пониманию, а использовать существующий язык — это кажется мне закономерным требованием». 78 Там же. С. 627.

Ч. 1. ЗНАКИ, ЯЗЫК, ИНТЕРПРЕТАЦИЯ В своей работе «Истина и метод» Гадамер противопоставил научному опыту, целерациональной практике и техническому мышлению — этим «локомотивам» современной цивилизации — практические умения и навыки жизни, здравый смысл, язык, эстетический вкус, игру, сообразительность и образованность. По сути дела установка на планирование и расчет, оказавшаяся столь успешной в механике и экономике, стала считаться естественной и самодостаточной, свободной не только от разного рода суеверий и предрассудков, но и от ценностей. Гадамер, с одной стороны, стремился показать наивность и некритичность такой установки, скрывающей за фасадом объективности множество невыявлен­ных предпосылок. С другой стороны, он выступил как знаток и хранитель старинных форм жизни и образования. «Рациональной теории решений», которая претендовала на абсолютную истин­ность, Гадамер противопоставил традицию практической фило­софии, сохранявшуюся от Аристотеля до Канта. Он также указал на значимость хорошего вкуса и образования, на необходимость здравого смысла и нравственности как условий возможности любых человеческих решений, будь то научные, политические, экономические или личные проблемы.





Гадамер исходит из весьма широкого определения герменев­тики как искусства взаимопонимания между людьми, обществен­ными группами, партиями и регионами, включающего отноше­ния настоящего и прошлого, учитывающего своеобразие типов рациональности в различных культурах. Процесс понимания яв­ляется прежде всего и исключительно событием языка и протека­ет в форме разговора, диалога людей. Разговор — это не просто множество монологов, среди которых побеждает наиболее яркий и убедительный. Не сводится он к простому пониманию мысли другого. В разговоре возникает некое общее поле, выражающее суть дела. Понимание герменевтики не как интерпретации, а как жиз­неннопрактического участия в истории Гадамер воспринимает от Хайдеггера. Вместе с тем он пытается связать экзистенциаль­ные акты с языковыми и в этом близок современным теориям речевого действия. Ссылаясь на старое понимание языка как «эргона» и «энергейи», Гадамер доказывает превосходство герме­невтики над семантикой. Семантика, в которой язык определяет­ся как знаковая система, сводит установление значения к соответ­ствию высказывания объективному положению дел. Но тем самым она предполагает доязыковую данность действительности, с которой может сравниваться речь. Но как можно выйти за пределы языка? Даже если существуют недискурсивные практи 79 См.: Гадамер X. Г. Язык и понимание. Актуальность прекрасного. М., 1991. С. 48.

Б.В. МАРКОВ ки, они недоступны для познания. Так возникает проблема связи языка с реальностью, мыслью, бессознательным. Герменевтиче­ский проект Гадамера включал эту проблему и разрешал ее на основе единства исторического предания, жизненнопрактиче­ского опыта, нравственного признания и текста. С одной сторо­ны, указываются границы познания, а с другой — расширяются возможности понимания как особой формы постижения мира.

Слово не сводится к знаку, термину или понятию, а в силу связи с историческим опытом становится частью нашей памяти. Оно является не только носителем значения, но формой передачи опыта. Именно благодаря относительной нерефлексивности языка говорящий заинтересован и захвачен предметом разговора. Отождествление означающего и означаемого создает угрозу ре­дукции к архаике или патологии, не различающим иллюзии и реальности. Но, как показывает Гадамер, рефлексия вовсе не освобождает человека от иллюзий. Она может стать помехой исторического понимания, ибо акт рефлексии есть не что иное, как освоение и присвоение чужого в форме понятия. Делая прошлое, далекое, чужое понятным, рефлексия видит в нем свое и, как правило, ошибается, осовременивает прошлое, рационали­зирует нерациональное. Как это происходит, можно наблюдать на примере этнографов, интерпретирующих магикосимволические действия как некие первобытные, несовершенные познаватель­ные акты. Точно так же мы относимся к многим внеинтеллектуальным феноменам нашей собственной культуры. Однако пере­вод многообразия духовных актов любви, веры, надежды, моти­вов нравственных деяний в плоскость морального просвещения и поучения приводит к тому, что сегодня люди знают определения добра и зла, любви и ненависти, но не способны на поступок. Раскрытие связи речевого и неречевого действия, а точнее, их единства в языке и было одной из задач философской герменев­тики Гадамера.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 111 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.