WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 111 |

Соссюр говорит о difference, но имеет в виду, считает Деррида, differance. Каково же их отношение? Как система язык — сеть различий (difference), но как игра языка и речи он есть различение (differance) и как таковой — не причина, а эффект. Будучи игрой различий, differance производит difference, но это чистый эффект без причины, как, например, след. Вне семиологической диффе­ренциации нет никакой «действительности». Факты — это язык, и differance конституируется как исторически унаследованное различение. Оно не сводится к герменевтическому кругу, не сводится к структурам: динамическое/статическое, настоя­щее/историческое, и вообще выходит за рамки метафизических оппозиций и не прочитывается с их помощью. Для его описания Деррида использует свою интригующую технику деконструкции, опирающуюся на стратегии «следа», «фармакона», «гимена». Он пишет, что differance как движение значения возможно в том случае, если так называемый «современный элемент», являющий­ся как сущее присутствия, оказывается чемто другим — призна­ком прошлого элемента и таким образом связывается с будущим. Но он входит в интервал, который не есть он сам и в котором различается настоящее. Этот различающий интервал Деррида называет становлением пространства во времени и одновременно времени в пространстве (темпоризация) и обозначает как архи­письмо, архислед. Деррида полагает, что именно differance произ­водит различие бытия и сущего, присутствующего и отсутствую­щего и тем самым претендует на устранение недостаточности хайдеггеровского языка путем осознания своеобразного метаязы­ка differance.

СТИЛИ И СЛЕДЫ В работе «Шпоры: стили Ницше» Ж. Деррида осуществил блестящую разборку дискурсов о женщине и выявил сложную конструкцию «женщины» в современной культуре. Предприняв деконструкцию этой конструкции, он обнаружил в ней в качестве базисного элемента (конструкта) идею истины: величайший об­ман состоит в превращении женщины в истину и в моделирова Ч. 1. ЗНАКИ, ЯЗЫК, ИНТЕРПРЕТАЦИЯ нии истины по образцу обманутой женщины, вынужденной вы­давать себя за истину.

Женщина — это расстояние, стилистический жест (дефис является предостережением против близкого подступа к женщи­не, против устранения многослойных завеспарусов, скрываю­щих саму смерть). Но женщина соблазняет на расстоянии, и оно ее сила, поэтому держаться на расстоянии вовсе не обезопасить себя, а, наоборот, попадать под очарование. Конечно, женщина не вещь, не «фигура», к которой можно приблизиться (сближаться и брать), как таковая она — чистый симулякр или само расстоя­ние. Нет никакой сущности женщины, ибо ее суть отстранение в том числе и от себя самой. Нет никакой истины женщины. Истина в том, что женщина — это имя неистины.

На примере образа женщины, историю которого реконструи­ровал Ницше, Деррида обращает внимание на то, что в христиан­стве женщина понимается как идея, как истина, и это оказывается истоком человеческих конфликтов. Вся литература XIX и XX сто­летий — это кошмар любовных переживаний, вызванных проти­воречием совместной жизни мужчин и женщин и ее идеалом. Но если «вечная женственность» так исказила жизнь, то где гарантии, что аналогичным образом сконструированные «смысл» и «исти­на» бытия не исказят окончательно и без того испорченное поставляющим производством бытие. Вообще, если продолжать аналогию с восприятием женщины и бытия, именно постановка вопроса об истине заставляет создавать (чтобы было что преодо­левать) «парусазавесы», препятствующие видеть сокрытое. Так что образ существования в модусе «ман» во многом вызван установкой на истину, которая требует неистины в качестве условия своей возможности.

Генеалогия истины как несокрытого упирается в одеваниераздевание женщины. Одежды — эти некие искусственные улов­ки, «трансцендентальные ловушки», порожденные графикой гиме­на, — ускользают от любой диалектики и онтологически неразре­шимы. Поскольку истина начинает представляться по образу и подобию женщины, то главными ее атрибутами становится со­крытое и несокрытое. Истина — движение завесы, женская стыд­ливость. Истина покрыта завесами и скрывает возможности. Жизнь ~ это тоже женщина. Но философ, верующий в истину, которая есть женщина, ничего не понимает ни в истине, ни в женщине, ни в жизни. Только женщина знает, что она не истина, которую можно иметь.

По Ницше, женщина как женщина, а не мужской фантом отстраняется от истины, хотя и выдает себя за нее, соглашаясь с мужским видением женщины как истины. Истина — это всего лишь поверхность, которая становится глубиной, тайной, пред­метом желания лишь в результате «стереоскопического эффек Б. В. МАРКОВ та» — одежд. Женское расстояние подвешивает истину к кастра­ции, связывает ее поиски с «эпохе» — воздержанием. Но истинаоскопление — это проблема мужчин, в нее женщина не верит, но она не верит и в антиоскопление, ибо это лишило бы ее возмож­ности притворяться и сделало орудием фаллоцентризма. И всетаки женщина нуждается в оскоплении, без которого она не могла бы соблазнять и заманивать. Да и сама женщина — это искра, осциллирующая между стыдом и желанием, богом и зверем. Она не хочет ясности о себе и занимается украшательством. Истина ей чужда, а ее стихия — ложь и притворство, ее сила — видимость и красота.

Ницше моделирует три позиции. 1. Женщина осуждена, при­нижена как фигура лжи. Истина — это мужчина, предъявляющий фаллос в качестве доказательства. 2. Женщина осуждена и при­нижена в качестве фигуры истины. В возвышенноромантиче­ском дискурсе она также вписана в экономию фаллоцентризма. 3. Женщина признана по ту сторону этого двойного отрицания как лицедейка, вакханка, притворщица и тем самым как утверди­тельная сила. Ницше пытается комбинировать эти стили, но не для того, чтобы соорудить некую ловушку для ловли, исследова­ния женскости. Нет, он описывает освоение женщины, сообраз­ное его истории, ибо нет никакой женщины в себе, «вечной женственности».

Деррида резюмирует свой анализ дискурсов Ницше о женщи­нах: «Как только вопрос о женщине (или: женщины) подвешивает неразрешимую оппозицию истины и неистины, установлен режим кавычек для всех понятий, принадлежащих к системе этой философской разрешимости, доказывающей непригодность гер­меневтического проекта, постулирующего некий истинный смысл текста, высвобождает чтение из горизонта смысла бытия или истины бытия, освобождает его от ценностей производства производимого или присутствия присутствующего, — немедлен­но встает вопрос стиля как вопрос письма, вопрос пришпориваю­щего действия, более веского, нежели любое содержание, тезис, смысл». Отношения между мужчинами и женщинами — это не просто особый род неинтеллигибельного опыта, например экзистенци­ального (странно то, что Хайдеггер его совершенно игнорировал). Любые попытки вывести загадку женщины из ее онтологии безуспешны, так как она не имеет ни глубины, ни высоты и вообще не является истиной. Конечно, мужчины моделируют женщину, пытаются придать смысл бессмысленному, и вершина их воображения — идея «Вечной женственности», представлен 92 Деррида Ж. Шпоры: стили Ницше. Философские науки. 1991. Ч. 3. С. 115.

Ч. 1. ЗНАКИ, ЯЗЫК, ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ная в России наиболее ярко В. Соловьевым. Начиная с христиан­ства женщина представляется как идея, как истина и обретает новое символическое содержание. Она принимает это как игру и выдает себя за истину. Мужчинахристианин «оскопляет» себя, но женщина не верит в оскопление. В результате сложной игры женщина научается извлекать пользу из своего отождествления с идеей. Но в результате она не просто воспринимается на расстоя­нии, становится предметом поклонения для мужчины, но сама становится чемто неуловимым, самим расстоянием. Созданная из завеспарусов, она неуловима и недоступна. Но, будучи реаль­ным плотским существом, она непереносима мужчиной с близко­го расстояния. С этим во многом и связан распад семьи.

Специфический тип опыта мужского и женского Деррида называет освоением, и он важнее вопроса о смыслебытии и завесеистине. Именно процесс освоения организует целостность языкового процесса, включая онтологические высказывания. Правила языковой игры определяются топосом встречи мужского и женского, т. е., как считает Деррида, сексом. Удар, взаимооб­мен, взаимонехватка, дарениехранение — вот суть освоения (и сексуального действия). Именно сюда вписан онтологический вопрос. Герменевтика наталкивается на непроходимую границу в том случае, если правила языковой игры определяются не откры­вающейся в разговоре «сутью дела», а экономикой, сексуаль­ностью, властью. Это граница не региональная, это граница самого бытия. Освоение, вопрос о свойстве, невыводимо из сути бытия, ибо заранее нельзя определить освоение и свойство, обмен и дар. Наоборот, хайдеггеровский вопрос о бытии подчинен вопросу о свойстве, освоении и присвоении, ибо экзистенциаль­ная аналитика организована главной оппозицией собственного и несобственного. Подобно тому как женщина, будучи поверх­ностью, отражает лишь мужские удары, но выдает себя за глуби­ну, деконструкция вписывает истину бытия в процесс освоения.





Хайдеггеровское вопрошание о метафизике Деррида перево­дит в вопрос об освоении. Хайдеггер конструирует словосочета­ния типа: «Само бытие изначально, себя осваивает», «освоение осваивает». В результате возникает впечатление, что свойствен­ность и освоение свойства не свойственно ничему и никому, они отсылают к безосновности бездны, где истина и неистина, рас­крытие и сокрытие, присутствие и отсутствие выступают как безосновное событие, свойственность бездны, которая по необхо­димости есть бездна свойственности, а также события, происхо­дящего помимо бытия. Описание бездны как места истины и неистины, освоения и присвоения и есть следствие стиля, кото­рым можно описать не место женщины. В отличие от этого дар — существенный предикат женщины, суть которой в колебании отдавания/выдавания, дарения/принятия. Это такой дар, кото Б. В. МАРКОВ рый содержит отраву, и поэтому женщина — яд и лекарство одновременно. Этому загадочному действию бездонного дара Хайдеггер подчиняет вопрос о бытии. В «Бытии и времени» он показывает, что дарение и дарование, составляющие процесс освоения и присвоения, уже не могут мыслиться в горизонте истины или смысла бытия. Как нет сущности истины и пола, так нет сущности дара бытия, исходя из которой может быть постиг­нут конкретный дар, пока женщина не станет моим собственным предметом или субъектом. Идея истины оспаривалась многими, и в особенности семан­тическая теория озабочена тщательным очищением ее от натура­листических интерпретаций. Но все эти сомнения оставляют нечто несомненное и непостижимое, какоето «слепое пятно», не поддающееся анализу, и поэтому идея истины благополучно возвращается. Это мы видим у Декарта, начинающего с радикаль­ного сомнения, и у представителей семантики, которые заменили истину значением, но при этом оказалось, что они скрыто исполь­зовали ее для установления значения. Конечно, самое трудное — деконструкция онтологической теории истины Хайдеггера. Соб­ственно, на это и направлена работа Деррида. Он пытается обнаружить скрытое, и этим скрытым в теории Хайдеггера явля­ется прежде всего сама дифференциация сокрытого и несокрыто­го. В своем стремлении к истоку Хайдеггер добрался до главного предмета, но как у Фрейда в статье «О фетишизме» взор больного прикован не к самому причинному месту, а к тому, что его скрывает, так и взор Хайдеггера ослеплен и отведен от главного, и этим главным, по мнению Деррида, является то, что метафизи­ческий дискурс об истине оказывается замещением и вытеснени­ем дискурса о женщине. Непрочитанность Хайдеггером в текстах Ницше вопроса о женщине поставила его труд о нем на якорь.

ЗНАКИ И ГОЛОС Вопрос о времени и начале не чисто философский. Вопервых, он возникал и в рамках мифологий. Вовторых, в психоанализе возникли аналогичные вопросы. Но там они были поставлены на основе принципиально новых терминов: повторение, перенос, замещение, вытеснение.

Сегодня считается, что обычный человек — невротик. Но и философ не гарантирован от этого, и прежде всего потому, что все болезни, как доказывал Лакан, коренятся в языке. Поэтому фрейдовская методика анализа сновидений применима и к фило­софскому дискурсу. Это дало совершенно неожиданный эффект.

93 Там же. С. 119.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 111 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.