WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 111 |

В современную философию понятие жизни влилось разными потоками, и среди них наиболее мощным явилось неокантианст­во, представители которого, устав от анализа науки, обратились к иным формам культуры и в том числе применили свой трансцен­дентальный метод к процессу жизни. Она была схвачена не столько в своей пестроте, случайности, неопределенности, от­крытости иным возможностям и т. п., сколько, наоборот, в упо­рядоченности ее высшими культурными символами или ценнос­тями. Первым учителем Хайдеггера был Г. Риккерт, поэтому его отношение к неокантианству было достаточно нервическим. Без борьбы с ним как внешней (за места на кафедрах, занимаемых неокантианцами), так и внутренней (против трансцендентализ"а) невозможно понять особенности феноменологического дис^рса, который по непонятным без учета этих обстоятельств "Ричинам игнорирует, замалчивает, отрицает понятийные, сим Б. В. МАРКОВ волические и ценностные порядки жизни. Еще предстоит продол­жить начатое М. Шелером восстановление порядка ценностей, которые ограничивают спонтанность переживания. В жизни вовсе не случается и не переживается все что угодно: при всей ее открытости она является также и упорядоченной. Не замечать этого — значит снова впадать в идеализм жизни, верить, что в своей якобы спонтанности она может отвергать любые порядки. На самом деле проделанная неокантианцами работа, раскрываю­щая символизацию и управление жизнью на основе культурных ценностей, избавляет от экзистенциалистской эйфории, будто в жизненных ситуациях человек стоит перед выбором стать самим собой или окончательно и бесповоротно погрузиться в безличную стихию, захватывающую индивида, как водоворот песчинку, и влекущую его к тому, чего он почеловечески не хочет. Экзистен­ция как одиночество перед лицом выбора — это тоже весьма сильная идеализация, а точнее, утопия. Нигде и даже перед лицом смерти человек не остается одиноким. Ранее являвшийся силь­ным и авторитетным, а теперь умирающий человек, как это показывал Л. Толстой в «Смерти Ивана Ильича», оказывается слабым и зависимым. Он испуганно смотрит на окружающих, ожидая спасение от жалких пилюль, которые на самом деле имеют только психотерапевтическое значение. То же самое и в жестоких условиях концентрационных лагерей, как это показывали мысли­тели, пережившие их, и, в частности, два таких разных писателя, как А. Мальро и В. Шаламов: люди не только сбрасывают фор­мальные маски и ведут себя честно и правдиво раскрывают то, что они есть на «самом деле», но, чтобы выжить в этих нечеловеческих условиях, ведут себя далеко не почеловечески. Конечно, можно ожидать, чтобы и в этих условиях они вели себя побожески, но всетаки при этом не должно быть слишком много пафоса.

Кроме экзистенциального и неокантианского представления о жизни есть еще феноменологическое, схватывающее ее как переживание. Судя по реконструкциям формирования этой про­граммы, ее родоначальником является прусский граф Йорк — аристократ и гениальный дилетант, который вступил в переписку с Дильтеем, в ходе которой и было найдено определение жизни как переживания, имевшее столь значительное влияние на фено­менологию. Во всяком случае Хайдеггер в «Бытии'и времени», Гадамер в «Истине и методе» и Коллингвуд в «Идее истории» посвящают графу Йорку довольно яркие страницы. Получается, что именно благодаря его критическим замечаниям удалось найти нечто среднее между чистой экзистенцией — ницшеанским пред­ставлением о жизни как биологическом процессе и свободной игрой сил в борьбе за власть — и формальным определением ее на основе понятий или ценностей в неокантианстве. Феномен пере­живания оказался пригодным и для историков: не в силах знать, Ч. 2. ЗНАКИ И ЖИЗНЬ как все было на самом деле, они стремились приблизить историю к жизни. Нельзя объяснить поведение людей, избегая ее понима­ния. Всетаки люди — это не вещи, и их поступки так или иначе осуществляются на основе внутренних мотивов, а не в результате внешних причин и обстоятельств, соотношение которых высту­пает основой рациональных решений (например, когда я замерз, то решил подбросить дров в камин). Повидимому, позиция гр. Йорка повлияла и на Гуссерлеву критику психологизма, в ходе которой понятие переживания было изъято из ведомства психо­логии, где оно объяснялось законами ассоциативной или гештальтпсихологиии и обрело свое философское значение. Пережи­вание как форма синтеза времени, как то, что соединяет прошлое, настоящее и будущее, само оказалось формой упорядочивания жизни.

Существо дела хорошо раскрыл М. Бахтин, который также остро ощущал дилемму между нормативноценностным и эмпатикопсихологическим пониманием жизни. Он считал более приемлемым для описания жизни эстетическое чувство, кото­рое в его описании сильно напоминает феномены Гуссерля. Эстетическое переживание, по Бахтину, отличается от научнопознавательного опыта и от ценностного переживания героя. Это отличие заключается в том, что эстетическое воспри­ятие — это восприятие своей жизни как бы извне (это Бахтин называл «вненаходимостью»). Но оно не равноценно познава­тельному отношению, разделяющему субъект и объект. Исток эстетического переживания — память, воспоминание. Если я сам вспоминаю о своей прошедшей жизни, то тоже как бы оказываюсь автором, историком, ибо сообщаю некое «послед­нее слово». Жизнь уже прошла, и я завершаю ее смысловое целое. Когда я яростно боролся в мире за власть, любовь, пре­стиж и деньги, то не получал при этом эстетического наслаж­дения. Оно бы мешало действовать: так, если бы влюбленный отвлекся от предмета свой любви и начал наслаждаться своим чувством, то он потерял бы возлюбленную. Воспоминание и наслаждение от действительности — переживание — возмож­но, так сказать, лежа на диване. Здесь есть некое предательство жизни, но всетаки не такое, как в научнопознаватель­ном отношении. Там предмет созерцания превращается в объ­ект, которым стремятся овладеть сначала теоретически (по­нять), а потом и практически (колонизировать, использовать Для своих нужд). Итак, позиция вненаходимости отличает эс­тетическое восприятие от этического: это я сам вспоминаю о своей жизни, это о моей жизни пишет автор — человек, сочувотвующий и сопереживающий мне, но при этом способный со стороны рассмотреть мою, кажущуюся мне самому запутанной и даже бессмысленной жизнь в ее целостности и взаимосвязи.

Б. В. МАРКОВ Художественное произведение придает жизни завершенность и смысл. Значительное воздействие на современное мышление оказали работы С. Кьеркегора. Речь идет прежде всего о понятии «повто­рение» (gientagelse), которое является конституитивным для фи­лософской герменевтики Хайдеггера и Гадамера. Повторение является существенной, главной парадигмой для герменевтиче­ского открытия Dasein. Как следует понимать жизнь, если невоз­можна перспектива, т. е. как следует понимать и тематизировать жизнь самой жизнью? Кьеркегор развивает понятие «повторение» для того, чтобы эксплицировать имманентную структуру экзис­тенции. Нормативно речь идет о хорошей жизни как практике, которая ориентирована на добродетель и актуализирована в тече­ние жизни. Но Кьеркегор в отличие от Аристотеля мыслит повторение не в качестве повседневного использования диспози­ции добродетели, а прежде всего как возвращающуюся к самому себе ситуацию решения, т. е. как нечто связанное с волей. Речь идет о решениях, которые, согласно Кьеркегору, должны на каждом уровне экзистенции иметь новые формы. Необходимо мужество, чтобы осуществить то, что делали другие, и принимать новые контингентные возможности. В целом Кьеркегор рассмат­ривает темпоральную структуру повторения скорее в христиан­ских, чем греческих понятиях. Парадоксальным способом повто­рение может развиваться во времени, вовсе не отрицая, а, наобо­рот, обогащая его так, что ранние возможности могут быть повторены позднее заново и любым другим способом.

Эти идеи о динамической структуре повторения в совокупнос­ти являются важными как для анализа бытия Хайдеггера, так и для воззрений Гадамера об исторически действующем понимании. Несмотря на то что Хайдеггер и Гадамер не представляют обе эти структуры в качестве феномена воли, они хотели бы тематизиро­вать жизнь иначе, чем круговое движение без точной структуры, цели или направления. Хайдеггер думает о подобной структуре, когда он в начале 20х годов феноменологически интерпретирует в своих лекциях основные категории Аристотеля. Следует отка­заться видеть в философствовании о жизни голое повторение самой жизни и сравнивать ценность философствования с его жизненностью. Философствование означает творение и усмотре­ние как жизни, так и философии. Философия есть «как основа­ние» самой жизни, это то, что в сущности все время повторяется, берется обратно из обломков жизни, и такое возвращение есть одновременно и радикальное исследование, и жизнь.





Жизнь весьма непростое понятие для теоретика. Биологи и психологи, физики и химики дают свое определение жизни — как 2 См.: Бахтин М.М. Автор и герой в эстетической деятельности. Эстети­ка словесного творчества. М., 1975.

Ч. 2. ЗНАКИ И ЖИЗНЬ особой формы существования материи, но эти определения еще настолько далеки от совершенства, что старые натурфилософские определения ее у Шеллинга, Шопенгауэра, Лотце и Гартмана кажутся гораздо более емкими и перспективными. Не случайно немецкая антропологическая традиция опирается на традицию витализма как более перспективную парадигму, и в этом ей следует современный «научный креационизм». Но еще более запутанным выглядит понимание жизни в гуманитарных науках, где речь идет о человеческом существовании. Можно выделить несколько направлений и попытаться составить мультиметодологию, на которую может опираться современный исследователь. Прежде всего это гуманитарная традиция, раскрывающая духов­ный опыт как основу жизни. Она представляет собой преодоление философии разума, претендующего на контроль и управление жизнью, и попытку эмансипировать эмоциональную сферу — чувства, волю, желания. Важная заслуга в освоении этого опыта принадлежит феноменологии и герменевтике. М. Шелер и Г. Га­дамер каждый посвоему описали специфику жизненного опыта. Судя по публикациям переписки между гр. Йорком и Дильтеем, первому принадлежит счастливая идея работы с жизнью как с переживанием. Эта идея была использована Дильтеем и воспри­нята Гуссерлем. Жизнь в феноменологии — это переживание. Переживание выступает своеобразной границей, где пересекают­ся действие и сознание. Так решаются сразу две проблемы. Вопервых, жизнь перестает быть какимто чуждым разуму телес­ным бытием и становится символическим духовным процессом. Вовторых, сознание как нечто вторичное и эфемерное, надстраи­вающееся над материальными и социальными процессами и удваивающее их, становится настолько весомым и важным, что само превращается во чтото бытийственное.

Сведение жизни к рефлексии (cogitationes) в трансценденталь­ной философии вызывало протест Шелера и Хайдеггера, которые были недовольны границами философии сознания и стремились ввести в сферу философии бытийственный опыт. Шелер ссылался на эмоциональные акты, которые он, заимствуя антипсихологи­ческое настроение Гуссерля, стремился отделить от эмпириче­ских переживаний и перевести их в трансцендентальную плос­кость. Хайдеггер тоже работает с жизнью, которую понимает не как рефлексию, а как бытие к смерти и заботу, где действуют совесть, ответственность, решимость, выбор. Он заявляет, что проблема смысла жизни — фундаментальная тема всей западной философии. Его вопрос заключается в том, что это за действи­тельность — жизнь? 3 Хайдеггер М. Исследовательская работа В. Дильтея и борьба за истори­ческое мировоззрение в наши дни // Два текста о Вильгельме Дильтее. М., 1995. С. 139.

Б. В. МАРКОВ Хайдеггер подчеркивает, что основной вопрос Дильтея — по­нятие жизни. Принципиальным он считает постановку вопроса о смысле, структуре и целостности. Это вызвано протестом против естественнонаучного подхода к жизни, где она исследуется как предмет, хотя это менее всего применимо к ней. Поэтому Хайдег­гер использует Дильтеево понимание жизни как душевного про­цесса, как переживания.

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 111 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.