WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 111 |

Не только главная книга Кассирера, но и его интеллектуальная эволюция от теории познания и истории науки к философии культуры и человека — свидетельство исканий выхода из кризиса. Если для баденской школы неокантианства обращение к смысложизненной проблематике считается чуть ли не органичным, ибо они разрабатывали практическую философию Канта, то для марбуржцев, к которым относят Кассирера, занятия культурологией достаточно необычны. Конечно, для этого можно указать и имманентные причины. Тот, кто прочитает его объемистую трехтомую историю познания, увидит в ней «мост» от науки к другому ее берегу — культуре. Сравнение ранних и поздних работ Касси­рера убеждает в том, что он остался верен своему методу, постро­енному на приоритете функции перед субстанцией. В «Филосо­фии символических форм» и в других работах по философии культуры он придерживается «деятельного» подхода к интерпре­тации мифа, религии, науки и языка: «Основополагающие поня­тия каждой науки, средства, которыми она ставит свои вопросы и формулирует свои выводы, предстают уже не пассивными отра­жениями данного бытия, а в виде созданных человеком интеллек­туальных символов». Всякая основная функция духа имеет с познанием лишь то решающее сходство, что ей имманентна изначально творческая, а 4 Кассирер Э. Философия символических форм. Введение в постановку проблемы // Культурология. XX век: Антология. М., 1995. С. 165.

Б. В. МАРКОВ не просто копирующая сила. Она не просто пассивно запечатле­вает наличное, но заключает в себе самостоятельную энергию духа, посредством которой простому наличному бытию придается определенное значение, своеобразное идеальное содержание. Это относится к искусству, мифологии и религии в той же мере, что и к познанию: «Все они живут в собственных образных мирах, в которых эмпирически данное не просто отражается, а, скорее, создается по самостоятельному принципу. Все они создают свои особые символические формы, которые если и не аналогичны интеллектуальным символам, то по крайней мере равны с ними по своему духовному происхождению. Каждая из этих форм не сводима к другой, но каждая из них означает определенный духовный способ восприятия, посредством которого конституи­руется своя особая сторона.действительного". Это не различные способы, которыми одно сущее в себе действительное открывает­ся духу, а пути, которым дух следует в своей объективации, т. е. в своем самовыражении».5 В этом утверждении заметно резкое отличие кассиреровской деятельной ориентации на духовность от гуссерлевской феноменологии сознания, акты которого характе­ризуются понятием интенциональности, а не деятельности. «Раз­личные продукты духовной культуры языка, научного познания, мифология, искусство, религия становятся, таким образом, звеньями одной великой цепи проблем, многообразными метода­ми, которые имеют отношение к одной цели — преобразовать пассивный мир простых впечатлений, в которых поначалу дух мнит себя пойманным, в мир духовного выражения». От метода функционального обоснования научных понятий Кассирер пришел к открытию продуктивной роли «символиче­ской формы» в культуре благодаря восприимчивости к открытиям гештальтпсихологии и философии языка, которые в Германии развивались на базе неокантианских идей. Если внимание к результатам этих дисциплин кажется естественным, то занятия Кассирера феноменологией кажутся необычными. Дело в том, что представители неокантианства и феноменологии оказались втянутыми не столько в теоретические дискуссии, сколько в борьбу за профессорские должности, которые в начале века преимущественно и занимали неокантианцы (возможно, это и объясняет тот странный факт, что в своих работах они редко ссылаются друг на друга, более того, ученики резко критикуют своих учителей: например, Хайдеггер весьма негативно расцени­вает работы Г. Риккерта). Но сегодня, когда феноменологическое и герменевтическое направления, основанные Гуссерлем, Хай­деггером и Гадамером, кажутся уже односторонними, нуждающи 5 Там же. С. 6 Там же. С. 169.

172.

Ч. 1. ЗНАКИ, ЯЗЫК, ИНТЕРПРЕТАЦИЯ мися в дополнении другими техниками философского анализа, использование кантианцем Кассирером феноменологического метода и трансформация его в ходе применения к объяснению культуры оказываются весьма интересными. Философия симво­лических форм Кассирера, бывшая достоянием учебников, вновь стала актуальной, о чем свидетельствуют недавнее переиздание его работы и дискуссии вокруг нее в Германии, где, казалось бы, окончательно возобладала феноменологическая школа.

«Символическая форма» мыслится Кассирером как универса­лизация «внутренней формы» — понятия, с которым работали гумбольтианцы. Это понятие вводилось ими для объяснения сходства, связи слов и вещей. Оно предлагалось как альтернатива рациональной грамматике и теории звукоподражания. Язык не похож на вещи и в то же время не является произвольной знаковой системой. Их глубинная связь и раскрывается в теории «внутренней формы». Согласно В. Гумбольту, звуковой знак представляет собой материю для процесса языкообразования и он подобен мостику между субъективным и объективным. С одной стороны, звук произносится человеком с целью выражения знака, а с другой — как слышимый — является частью окружающей нас действительности. Мы воспринимаем звуки одновременно как «внешнее» и «внутреннее», как энергию «внутреннего», объекти­вирующуюся во «внешнем». Исходя из этого, Кассирер настаивал на единстве логического и чувственного и отвергал как сенсуа­лизм, так и рационализм в философии языка. «Если современная философия языка, чтобы найти свою точку приложения в фило­софском рассмотрении языка, выдвинула понятие „внутренней языковой формы", то вполне допустимо предполагать и искать аналогичную „внутреннюю форму" и в религии, в мифологии, в искусстве и научном познании. И эта форма обозначает вовсе не сумму или объединение задним числом отдельных явлений этой области, а условный закон их строения».7 Творчески развивая эту мысль, лежащую в основе неокантианской философии познания, он писал: «Познание, язык, миф, искусство — все они ведут себя не просто как зеркало, которое отражает образы данного бытия такими, какими они на него попадают, но все они являются не индифферентным посредником, а скорее источниками собствен­ного света, условиями видения и началами всякого формообразо­вания». В то же время понятие внутренней формы постепенно утрати­ло свою ясность, и примером тому является русская «философия имени». Во многом благодаря этой непонятности семиотика и структурализм были положительно восприняты культурным со 7 Там же. С. 172.

8 Там же. С. 186.

Б.В. МАРКОВ обществом. В противоположность герменевтике, склонной к субстанциалистской интерпретации «внутренней формы» как выра­жения самой «сути дела», Кассирер считает главной ее функцио­нальную роль. Указывая на приоритет функции перед предметом, субстанцией, он полагал, что решающий вопрос заключается в том, пытаемся ли мы понять функцию из структуры или структуру из функции. Приоритет функции перед субстанцией, деятельнос­ти по отношению к предметности остается решающим и впослед­ствии. Подобно тому как в истории науки Кассирер обращал внимание не столько на накопление фактов, сколько на эволю­цию понятийной формы, на историю развития понятия о поня­тии, так и в истории культуры он обращает внимание на своеоб­разие той или иной символической формы культуры. Возражая Леви Брюлю и другим антропологам, рассматривавшим перво­бытное сознание как исток научного, он писал: «Мир мифа — не просто продукт настроения или случая, он имеет свои фундамен­тальные законы формообразования, которые действуют во всех своих особых проявлениях».9 В своем труде Кассирер рассматри­вает многообразные акты сознания от простых впечатлений и воспоминаний до сложных представлений и фантазий и везде указывает на приоритет формы, которая выступает своеобразным законом их протекания. Такие формы, будучи продуктом творчес­тва сознания, не являются произвольными, они выступают фор­мами понимания мира. Язык, миф, религия понимаются Кассире­ром как функции, на основе которых происходит структурирова­ние, формообразование, организация бытия.





Очевидный синкретизм философии символических форм, ко­торый прежде расценивался как недостаток, сегодня, напротив, воспринимается как преимущество. Действительно, после Касси­рера развитие гуманитарных наук пошло путем дифференциации и конфронтации различных методов и техник исследования. Семиотика, герменевтика, феноменология, структурализм, пси­хоанализ — все они мыслились как непримиримые направления, каждое из которых, претендуя на универсальность, стремилось доказать свою эффективность. Между тем сегодня всем ясно, что наибольшего эффекта достигает тот, кто способен использовать ту или иную технику для решения тех проблем, для которых они пригодны.

Свою задачу Кассирер, критикующий образную теорию созна­ния и языка, тем не менее формулирует как обоснование и реабилитацию понятия репрезентации применительно к знаку. При этом он вынужден искать равновесие между теорией отраже­ния, которая настаивала на наличии сходства, адекватности поня­тий и вещей, и теорией обозначения, которая исходила из чисто 9 Там же. С. 180.

Ч. 1. ЗНАКИ, ЯЗЫК, ИНТЕРПРЕТАЦИЯ функционального — условного характера связи слов и вещей. Под влиянием занятий культурными символами Кассирер модифици­рует свой прежний «фикционализм» и признает необходимость возвращения к «естественной» символике. Причиной тому явля­ется не столько наглядность, образность языка искусства, сколько интенсивность культурных символов. Они являются стимулами действия поиному, чем понятия, которые фиксируют истину и таким образом помогают нам ориентироваться в ситуации, подст­раиваться к фактам и законам окружающего мира. Художествен­ные, религиозные символы воздействуют на нас не через инфор­мацию, а подругому, через переживание. Отсюда интерес Касси­рера к философии жизни. Символы, возникающие как продукты жизненного опыта, — например мировоззрение, отличаются от результатов головной работы, от спекулятивных идей тем, что они замкнуты на почву народной жизни. Они вырабатываются не столько интеллектуалами, сколько народом, который и является, как говорил Бахтин, первичным автором мировоззрения. Симво­лы культуры обладают внутренней интенсивностью и воздейству­ют на сознание помимо рефлексии, которая связана с познанием и обоснованием.

Вместе с тем Кассирер был интеллектуалом и тем более, став изгнанником, никак не мог превратиться в почвенника. В этом его отличие от Хайдеггера. Свою задачу он видит в том, чтобы раскрыть дух не как машину рефлексии, которая определяет практическое решение или нравственный выбор тем, что дает объективную информацию. Не стоит переоценивать ее роль. Преступник тоже тщательно собирает информацию и осуществ­ляет целерациональные действия, как, например, Раскольников. Однако нравственная оценка его поступка осуществляется по иным критериям, нежели рациональное решение задачи. Рас­кольников и сам кается не в том, что он совершил небрежность и оставил следы преступления. Свой поступок он осознает как нравственное преступление против другого человека, которое искупает раскаянием. Кстати, тут возникает интереснейший во­прос о том, что такое вообще роман Достоевского «Преступление и наказание». Поставим вопрос посовременному: не способство­вал ли он появлению новых Раскольниковых, а если нет, то как роман Достоевского убеждает нас в силе нравственной заповеди «Не убий!». Действительно, в отличие от Толстого Достоевский не увлекается прямым нравственным осуждением своего героя. И всетаки читатели согласны в том, что чемто, возможно своей тональностью, энергетикой эстетических образов, роман не толь­ко не вызывает желания коголибо убить, но, напротив, сильней­шим образом отвращает от этого. Художественный язык обладает собственной внутренней энергией, и слово в романе является не столько носителем информации, сколько речевым действием.

Б. В. МАРКОВ Разумеется, Кассирер не был первооткрывателем перформативности языка и тем более создателем теории речевых действий, но то, что он восстановил значимость гумбольтовского определения языка как эргона и энергейи — это очень значительный поступок.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 111 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.