WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 111 |

ПОНИМАНИЕ И ИНТЕРПРЕТАЦИЯ Вопрос о понимании знаков и языка обсуждается в рамках интерпретации. Знаки другого, особенно представителей другой культуры, должны восприниматься на основе определенных предпосылок: вопервых, знаки должны восприниматься именно как сообщения, а не просто как шум; вовторых, собственные стандарты логики и истины не должны проецироваться на выра­жения чужого; втретьих, необходимо зафиксировать порядок речи и логическую форму предложений другого; вчетвертых, отдельные знаки должны восприниматься с учетом своеобразия способа их употребления в чужой культуре; впятых, необходимо идентифицировать семантические признаки (значение, референ­ция) выражений чужого; вшестых, должны быть установлены пропозиции, которые чужой придает своим выражениям.

Реконструкция понимания как интерпретации действий и фактов включает следующие моменты: а) в интерпретации пони­мания имеют место не только когнитивные, но и иные — эстети­ческие и этические компоненты; б) понимание не тождественно «вчувствованию», а интерпретация не сводится к компьютерному аналогу интенциональных состояний; в) не существует общего за­кона или алгоритма понимания; оно всегда является индивиду­альным искусством, которому нельзя научиться чисто теорети­чески; г) удачное понимание — это не совпадение собственной интерпретации с внутренним состоянием другого, а соответствие ее сети интерпретаций другого, которая в данное время считается другим субъектом нормальной; д) нельзя сводить выражения дру­гого к собственному интерпретативному горизонту; е) понимание связывает нас не дефинитивно или законосообразно, как элемен­ты множества, но всегда прагматически; ж) мы сами должны не ждать, а заботиться о понимании и предлагать его другому; з) по­нимание не является однотипным, и существует большая разница между пониманием научной гипотезы и религиозной веры.

Философская проблема не в том, чтобы различать понима­ние от непонимания, а в том, чтобы понять то, что мы пони­маем. Обычно мы понимаем непосредственно, и это является предпосылкой всего остального, но мы не всегда можем дать отчет в том, как это делаем. При этом теоретическое объясне­ние не выходит за рамки языка. Удавшееся понимание всегда остается в сфере отношений знаков. Понимание в широком смысле можно рассматривать как процесс, который не выходит Ч. 1. ЗНАКИ, ЯЗЫК, ИНТЕРПРЕТАЦИЯ за пределы сети условий возможности интерпретации. Главной нитью его является «понимание понимания» не в духе метапонимания, а в том, что «внутреннее понимание» переходит в процесс интерпретации. Непосредственное понимание — по­граничный случай интерпретативного понимания, как знаков без объяснения. Оно имеет место, например, при понимании выражения чужого лица. Неверно сказать, что воспринимают сначала лицо, потом его выражение. Наоборот, оно восприни­мается сразу как веселое или грустное. Введение различий бла­годаря интерпретации представляет собой переформулирование значения того, что понимается в знаках. Поскольку другой дол­жен акцептироваться не только на основе нашей собственной оптики и понятийного аппарата, постольку мы должны доби­ваться резонанса интерпретаций.

ВРЕМЯ, ЗНАК И ИНТЕРПРЕТАЦИЯ Наш опыт мира упорядочен временем. В нем мы имеем дело с отношениями длительности, одновременности, последователь­ности. После Канта встал вопрос о природе временности, которая уже не может быть приписана, как некая объективная длитель­ность, самим вещам. В интерпретации, собственно, и происходит реорганизация объектов как временно упорядоченных. Кантовское учение о схематизме хорошо иллюстрирует этот аспект интерпретации.

Не вызывает трудностей признание того, что вещи обладают устойчивостью, хотя наделены такими качествами, которые могут изменяться. Трудность в том, что чувственные данные нашего внутреннего опыта воспринимаются, с одной стороны, как следующие друг за другом во времени, а с другой стороны, как поток или становление. Это усугубляется тем, что ни су­ществование, ни длительность не являются предикатами зна­ния. Основное противоречие, состоящее в том, что предметы мыслятся как устойчивые и изменчивые одновременно, реша­ется на основе философии интерпретации. Интерпретация со­держит в числе своих базисных категорий понятие времени, которое, в свою очередь, предполагает не только изменчивость, но и устойчивость мира, что интерпретируется как сохранение вещи при изменении ее качеств.

К определению знака нельзя подходить так, чтобы выбрать среди имеющихся наиболее подходящее. Традиционное опреде­ление знака опирается на онтологию значения, которая сегодня уже становится проблематичной. С одной стороны, наблюдаемые «факты», на которые опирается верификационистская модель, расцениваются как научные мифы, с другой стороны, значения, Б. В. МАРКОВ как продукты ноэматических актов сознания в феноменологии или как переживания «сути дела» в герменевтике, сами опираются на дофилософские и вообще дотеоретические структуры повсе­дневной жизни. Философия знака остается в сфере перехода от знака к знаку, в сфере интерпретации.15 «Интерпретация» и «знаки» — это главные понятия, при помощи которых мы пони­маем мир после метафизики. При этом по отношению к интерпретационизму и философии знака понятие ориентирования оказывается определяющим. Ориентирование как основа нашего понимания мира протекает не только в философской, но и в повседневной форме как интерпретация. Ориентироваться нужно не только в общем понимании мира, но и в политике, экономике, коммуникации, морали, а также в конкретных вещах. Понятие «интерпретация» нацеливает на то, чтобы понимать нечто как нечто. Традиция интерпретации, таким образом, навязы­вает поиски «двойника», ибо одно нечто интерпретирует на основе другого. Интерпретационизм предполагает удвоение, чтобы преодо­леть его. Мир нашей повседневной жизни — всегда интерпретиро­ванный мир. Вопрос состоит в отличии моей интерпретации от интерпретации другого, и решение которого предполагает допуще­ние нечто третьего. Это и приводит к необходимости выделения разных уровней интерпретации. Но даже на самом глубоком уровне предпосылки интерпретации сами остаются интерпретированны­ми, предполагающими «нечто», что интерпретируется. Это «нечто» остается непостижимым, оно — чистое предположение. И нельзя решить, является ли оно предпосылкой нашего понимания мира, или предпосылка является всего лишь понятием понимания мира. Абсолютный мир первого и последнего «нечто», который был раньше «истинным» миром метафизики, оказывается производным мира интерпретации. Он есть тень метафизики, которая остается и в интерпретационизме. Понятие интерпретации с утратой тени утратило бы свою идентичность. В интерпретативном конструктивизме острота проблемы идентичности притупляется. Наш мир оказывается в нем не непостижимым, а уже интерпретированным, исходя из практи­ческих потребностей, и потому понятным. Таким образом, речь идет о прагматическом повороте в интерпретационизме. Поэтому возникают вопросы: кто интерпретирует, кто действует? Это проблема субъекта в интерпретативном конструктивизме. Конст­рукты сами предполагают интерпретацию, которую они должны конституировать. Интерпретант использует их и какимто обра 15 См.: Simon J. Philosophic des Zeichen. Berlin; New York, 1989.

16 См.: Стратегии ориентации в постсовременности. СПб., 1996.

17 Stegmaier W. Weltabkurzungskunst. Orientierung durch Zeichen //Zeichen und Interpretation. Frankfurt am Main, 1994. S. 125.

Ч. 1. ЗНАКИ, ЯЗЫК, ИНТЕРПРЕТАЦИЯ зом уже их знает. Это снова ведет к удвоению: конструкт интер­претации выступает как конструкт и конструктор. Он оказывается собственной тенью и не может ее утратить, если хочет сохранить идентичность. Онтологическое удвоение «нечто» сменяется в интерпретативном конструктивизме эпистемологическим удвое­нием «кто». Таким образом, философия интерпретации сохраняет своего двойника.

Философия знака, наоборот, преодолевает двойственность, позволяет исчезнуть тени «как». Но это связано с изменением обычного представления о знаке. Под «знаком» понимается такое нечто, которое выражает другое нечто. Здесь сохраняется указан­ная онтологическая двойственность. В философии знака знак определяется как то, что понимается, причем таким образом, что не возникает вопроса о том, как мы это понимаем. Философия знака отсылает в вопросе о значении знака к другим знакам. Если мы понимаем знаки непосредственно, мы не нуждаемся в двой­нике, если мы не понимаем непосредственно, а спрашиваем о значении, то ищем не двойника, а другой понятный знак. Фило­софия интерпретации исходит из того, что понимание знака возможно без интерпретации, и это дает повод сказать о конце интерпретации понимания. Последние знаки уже не имеют тени.





ИНТЕРПРЕТАЦИЯ И ПЕРЕВОД Важные аспекты интерпретации раскрываются в ходе реше­ния проблем перевода текстов на чужой язык. В этой связи заслуживает внимания тезис У. Куайна о невозможности перево­да. Он приводит пример изучения чужого языка европейским антропологом, который, указывая на предметы, спрашивает або­ригенов, как они называются на их языке. Таким образом ему удается составить словарь, необходимый для понимания чужого языка. Однако, замечает Куайн, радикальный перевод невозмо­жен. Слову «гавагайя» в словаре антрополога соответствует «кро­лик», но, строго говоря, эти слова относятся к различным сущно­стям. У нас кролик мыслится как элемент множества, представи­тель определенного класса, входящего в подвиды и виды живого. У них кролик — нечто вроде идеи Платона, которая существует в единственном числе и реализуется как феномен в том или ином поле восприятия. Тезис Куайна вызвал широкие дискуссии в аналитической философии и привел к интересным результатам, в частности к тезису Д. Девидсона о невозможности радикальной интерпретации.18 Убежденность в неосуществимости абсолютно 18 Words and Objections. Essays on the Work of W.V. Quine. Dordrecht;

ooston, 1969. Perspectives on Quine. Cambridge, 1992.

Б. В. МАРКОВ го перевода складывается как результат осознания не столько синтаксических, сколько семантических трудностей. Именно не­определенность естественных, а не искусственных языков вызы­вает проблемы, связанные с тем, что в обыденном общении знаки функционируют в расплывчатой ауре контекстов, и это не пре­пятствует, а, наоборот, обеспечивает коммуникацию. Данное обстоятельство служит пониманию того, что тезис о неопределен­ности перевода не следует опровергать или както дезавуировать. Нужно отказаться от редукционистского понимания перевода. Более того, наличие неопределенности как раз способствует тому, чтобы использовать на практике такую теорию интерпретации, в которой перевод рассматривается как творческая деятельность, связанная с конструированием новых возможностей и перспек­тив понимания. Понимание знаков другого — исключительно сложный феномен. В обыденном общении знаки и жесты другого, как правило, непроблематичны, однако в случае столкновения с чуждым, будь то диалог с представителем другой культуры или с искусственным интеллектом, возникает необходимость выявле­ния условий возможности радикального понимания и интерпре­тации. Понимание употребления знаков представляет собой пе­реплетение способностей восприятия и интерпретации. Прежде чем понять выражения другого, мы их подвергаем интерпретации. Кроме того, в практике интерпретации осуществляется иденти­фикация семантических признаков, и прежде всего — истинности выражений другого.

Интерпретация является также условием того, что называют мировоззрением. Наша картина мира определяется «логическим синтаксисом» базисной языковой системы. Горизонт интерпрета­ции, которая выступает как совокупность творческиконструктивных схем, служит для производства того, что мы называем картиной мира.

Для определения интерпретации недостаточно только фор­мальных или герменевтических методов. Логическая реконструк­ция — идентификация «нечто как нечто», т. е. сведение неизвест­ного к известному, — и интерпретация чегото (например, пони­мание текста) являются ступенями процесса интерпретации.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 111 |










© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.